Из пяти кроликов не слепить тигра

Со времен российского Смутного времени идет пословица: "Лучше грозный царь, чем семибоярщина". Но это — не наша история.

Хотя — как это — "не наша". Нас как раз, Литву историческую, призвала пресловутая семибоярщина на царство в Москву.

Но есть и другой пример. Собственно говоря, либерум вето сгубило Речь Посполитую. Ради вольницы шляхетской паны шляхта отказались ограничить свои права, часть апеллировала к России — и все ради того, чтобы повалить нелюбимого и слабого короля Станислава Августа Понятовского.

Того самого Понятовского, которого откопал посмертно Александр Милинкевич. Чтобы в конце концов уподобиться самому Понятовскому и стать жертвой шляхетских амбиций белорусских оппозиционеров.

Что мы имеем сегодня?

"Директорию" из пяти "директоров". Лебедько, Левкович (и.о. Козулина), Калякин, Вечерко. И Милинкевич.

Большинство — у оппонентов Милинкевича. У той самой минской тусовки, которая уже давно не пользуется не только поддержкой, но и уважением демократически настроенной части белорусского общества.

Что делали все эти люди все это время? Боролись? Где результат их борьбы?

Насколько широки те круги, которые они представляют? Каков их суммарный рейтинг?

...

Но ведь именно эти люди после Конгресса вновь получают мандат на навязывание всем нам собственного видения той схемы, по которой они будут бороться за победу. Нам голосовать за очередного Гончарика / Милинкевича тож? Но ведь тот, кого они выдвинут, будет заведомо хуже и Гончарика, и Милинкевича. Потому что уж теперь человека, пытающегося играть хоть сколько-нибудь собственную игру, они просто не допустят на арену. Уже обожглись.

Из пяти кроликов не слепить тигра. До момента, когда Милинкевич согласился таки участвовать в позорище, якобы представляющем все гражданское общество Беларуси (то бишь, и каждого из нас? и меня?!), я думал, что хотя бы он способен дорасти до уровня кошки, гуляющей сама по себе. Ан, нет — ушки и мягкий хвостик комочком — прорезались.

Ах, Александр Владимирович! Заигрались... Доигрались...

Лишь один положительный результат в происшедшем я вижу. Политическое самоубийство Милинкевича равнозначно смерти БАРЦ — Белорусской ассоциации ресурсных центров. Гг. Кулей, Желяпов, Корнеенко перестанут контролировать процесс. Но даже это не может радовать: слишком дорогая цена. Уход Милинкевича в прислугу минских партайгеноссе — слишком дорогая цена. Разочарование той молодежи, которая своим бестолковым, полуграмотным, противоречивым Манифестом попыталась протестовать против "конгрессувки" — дорогая, самая дорогая из возможных цен.

Когда-то я написал статью "Пожилой мальчик" — о том, как Зенон Позняк, подобно компрачикосу, исковеркал то молодое политическое поколение, которое пошло за ним. Но у Позняка была не только мощная человеческая харизма, но и высокая идея, которой он служил сам и во имя служения которой жертвовал своими соратниками. Какая идея у новейших компрачикосов, предавших новую молодежь? Раздел портфелей? Увековечивание собственной власти над несчастными 15 % избирателей? Моисей сорок лет водил свой народ по пустыне, эти водят уже тринадцать. Ждут, пока мы вымрем?

Региональные активисты! Предав слабого, нерешительного, непоследовательного Милинкевича, вы вместе с тем предали и собственную надежду на возможность сокращения этого сорокалетнего срока блуждания по пустыням. Подчинившись партийной дисциплине, вы отказались от права решать собственную судьбу. Чем вы лучше лукашистов? Только тем, что они верят в одного человека, а вы — в четверых? Что они верят беспартийному, а вы — партайгеноссе?

Горько. Стыдно. Больно...

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)