Беседка
Наталья Провалинская, «Белгазета»

Иван Омельченко: «Надеюсь, мои дети смогут бегать по парку без санкции»

Этот веселый молодой человек стал символом белорусского ненасильственного сопротивления, после того как во время шествия 26 апреля встал с плакатом «Мусорок» рядом с одним из операторов в штатском.

Это видео просмотрело почти 300 тыс. любителей зрелищных короткометражек, а исполнители двух главных ролей позже встретились в суде. Хотя Иван Омельченко заявил, что на самом деле на плакате было написано «My Cop Ok» – то бишь похвала милиции, судья не прониклась, и он получил сначала 15 суток, а потом еще 10 вдобавок.

«Я не надеялся, что «My Cop Ok» мне поможет, — вспоминает 25-летний безработный Иван. — Я надеялся на 15 суток, которые и получил. Даже если бы у меня было железное алиби, доказывающее, что я был в это время на другой планете, то мне все равно бы дали эти 15 суток — такая уж система».

Детектор лжи

— Вы репетировали эту сценку с милиционером?

— Если бы я с ним репетировал, то мы сидели бы в одной камере.

- После просмотра ролика народ даже требовал «Рыжего – в президенты!». Пойдете в президенты?

— Нет, ну как «в президенты»? Может, меня все и полюбили как-то на эмоциях, но пока до президентства еще далеко: надо вырасти, усы нормальные отпустить. Президентская кампания у нас запросто может уложиться во вполне определенные рамки, а я пока к этим рамкам не готов.

— Вам не обидно, когда вас называют Рыжим?

— Нет, это моя кличка с детства.

Откуда в русском языке пословицы вроде «С рыжим дружбу не води», «Рыжий да красный – человек опасный»?

— Не знаю, я вроде бы не опасный человек, да и вооруженным не хожу.

— Кем вы работаете?

— Сейчас не работаю. Последняя работа — в строительной организации, инженер-сметчик. Зарплата не устраивала, уволился.

А на что живете?

— На деньги, которые тогда отложил. Я всегда откладывал деньги. Случись такая вот ситуация – и что потом? Работай я сейчас, меня бы, скорей всего, уволили.

— «My Cop Ok» — это «галимая отмазка»?

— Это была не моя придумка, это уже народный эпос пошел.

— Вы когда-нибудь участвовали в потасовках с ОМОНом?

— Во время прошлогодних акций молчания меня подняли под руки и закинули в автобус. А моего знакомого подхватили под руки и под ноги, он вообще летел, как супермен. Тогда взяли еще двух немцев — они волонтеры, присматривали в хосписе в Боровлянах за детьми. Потом их выкинули.

— КГБ предлагал вам сотрудничество?

Зачем со мной сотрудничать? Я же нигде не состою. Что я буду про себя им рассказывать, как я провел день?

— Юмор — серьезное оружие в борьбе с режимом?

— Да, но нельзя, чтобы все кидались в юмор, а потом все превращалось в цирк. Не все у нас в стране хотят быть клоунами.

— Сколько денег вам было бы достаточно для достойного существования?

— Если без жены и детей, то $1 тыс. в месяц. Для нормальной жизни с расчетом на семью хватило бы нормальной квартиры или дома, машины нормальной, даже лучше двух. И чтобы в магазин ты шел покупать то, что ты хочешь кушать, а не то, что можешь. И чтобы не было проблемы — ты сегодня купил джинсы, а на куртку не хватает. И чтобы ты мог поехать отдохнуть — не в Вегасе проиграть $500 тыс., но и не на даче горбатиться. Не думаю, что у тебя должна быть куча роскоши, ты должен носить брильянты, но нужен достаток! Конечно, можно ужаться: я как-то съездил во Львов с $25 на 5 дней, и было неплохо, но это не значит, что это норма. А люди в Африке вообще на доллар в сутки живут, но зачем стремиться к худшему?

О Путине и Дегелько

Отмотав половину срока на Окрестина за «мусорка», Иван понял, что есть все шансы вернуться в изолятор снова. Загвоздка была в визите Путина.

«Я выходил накануне его приезда, так что грех было мне не продлить срок». И продлили — он якобы вышел из изолятора и принялся на радостях ругаться матом.

Если бы не Путин, «я бы отделался 15 сутками. Но я на него зла не держу — это же не его была затея: так, вот этого посадите, этого и еще вот этого – а то я к вам не поеду ни за какие коврижки».

…На улице автора «мусорка» узнали только один раз: «Может, и не один, но у нас же люди такие — все боятся, молчат, не хотят говорить друг с другом, не смотрят никому в лицо».

Он и не думал, что наделает столько шума: Больше месяца идет шумиха из-за 12 секунд! Я вообще на такое не рассчитывал — какой из меня национальный герой? Даже история с белкой, которую выкормил таксист, круче. Он сделал более доброе дело — белку спас».

Но это все же было чем-то вроде минуты славы: «Уже на второй день 100 тыс. просмотров, мне друзья сказали — давай, порви Ксению Дегелько!».

О юных мажорах

«Еду раздавать бездомным нельзя — придет ОМОН, бегать по парку нельзя — опять придет ОМОН! Менять надо — а как менять — тоже непонятно. Надеюсь, что мои дети смогут бегать по парку без санкции. Не хочется, чтобы мои дети сидели в изоляторе — лучше я, чем они».

Ему немного грустно при виде молодежи, которая «политикой вообще не интересуется, ей без разницы. Большая часть нашей молодежи живет за счет родителей — они купят квартиру, заплатят за учебу, дадут денег на отдых. Возле «Макдональдса» сидят школьники с такими телефонами, что я, рабочий человек, думаю — откуда, дети, у вас такие игрушки?».

Многие белорусы нынче «ищут личного счастья, думают, как уехать отсюда в любом направлении, будь то Польша или Новая Зеландия. Все понимают, что плохо у нас жить, но действовать и заниматься политикой никто не хочет. Нет, я на них не злюсь, конечно. Что толку злиться? Они же не скажут: ох, он злится на меня, пойду-ка, займусь политикой».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)