Александр Старикевич
Итоги года: власть

В 2007 году в белорусских коридорах власти «давали в глаз», «отрезали рога», в общем, боролись за место под солнцем при помощи всех подручных средств. В этих боях без правил «выжили» не все. В начале года сложилась любопытная ситуация. Сведущие люди рассказывают, что из-за изменения Россией правил игры доходы от «нефтянки» существенно снизились, а вот аппетиты «крышевавших» эту отрасль чиновников и силовиков — нет. Что и стало причиной конфликта.

По одной из версий, Александр Лукашенко поручил председателю КГБ Степану Сухоренко выступить в роли «санитара леса». Шеф госбезопасности рьяно взялся за дело, и вскоре председатель «Белнефтехима» Александр Боровский отправился за решетку. Кроме того, аналогичная перспектива нависла еще над некоторыми высокопоставленными лицами.

Пикантность ситуации заключалась в том, что кое-кто из подчиненных Сухоренко тоже интересовался нефтью не вполне бескорыстно. Неудивительно, что ответом на атаку чекистов стал встречный вал компромата, хлынувший на Карла Маркса, 38. Информационной войной стороны не ограничились и перешли к активным мероприятиям.

Кульминационным моментом стало нападение группы сотрудников КГБ на председателя Госконтроля Зенона Ломатя. Этот эпизод так и остался без сколь-нибудь вменяемых официальных толкований ( наиболее правдоподобную версию изложил по горячим следам сайт “Завтра твоей страны”). Но скандал в коридорах власти разразился грандиозный.

Объяснения Сухоренко – «Ну, дали кому-то в глаз, что здесь такого?» -- удовлетворительными сочтены не были. Глава госбезопасности был уволен «в связи с переходом на другую работу». Переход, однако, сильно затянулся…

А вскоре грянула еще одна громкая отставка. Об увольнении «по состоянию здоровья» попросил (или «попросили») председатель палаты представителей Национального собрания Владимир Коноплёв. Учитывая его многолетнюю близость к Лукашенко, а также то, что самочувствие до последнего времени вполне позволяло Коноплёву играть в футбол, уход спикера стал сенсацией.

После того, как новость была озвучена, отставник оказался недоступен для комментариев. Объявился Коноплев лишь два с половиной месяца спустя и объяснил происшедшее в интервью «Народной воле» весьма метафорично: «Немножко рога отрезали, а так все хорошо…».

(Примечательно, что несколько ранее Александр Лукашенко обещал «сбить рога» губернатору Минской области Николаю Домашкевичу, который в середине года тоже был уволен с занимаемой должности).

Столь масштабных перестановок в ближайшем окружении Александра Лукашенко не было уже давно. Но повлекли ли они за собой какие-либо серьезные изменения во внутренней и внешней политике?

Разговоров о трансформации и эволюции власти в минувшем году было немало. И, надо сказать, поводов для этого хватало.

После нефтегазовых разборок с Россией официальный Минск занялся наведением мостов с Евросоюзом и даже Соединенными Штатами Америки. Белорусское руководство поумерило свою антизападную риторику и начало совершать действия, которые в ЕС были расценены, как «тихие сигналы» о желании наладить отношения. А брюссельское выступление заместителя министра иностранных дел Валерия Воронецкого о необходимости новой страницы в отношениях Беларуси и Евросоюза некоторым и вовсе показалось революционным.

Впрочем, с учетом предыдущего опыта сразу появились сомнения в искренности и, главное, прочности намерений белорусского руководства помириться с Западом. Оптимисты предпочитали надеяться на лучшее, скептики указывали на то, что в прошлом все сводилось к имитации доброй воли, которой к тому же хватало ненадолго.

Тем временем заигрывания с Западом отразились и на внутренней ситуации. Политзаключенные Павел Северинец и Николай Статкевич были освобождены досрочно. Ряд уголовных дел в отношении представителей оппозиции был прекращен, а еще в нескольких случаях суды ограничились относительно мягким наказанием. Власти разрешили проведение «Европейского» и «Социального» маршей, а также закрыли глаза на то, что не все демонстранты придерживались дозволенного формата акций. И уж совсем большой неожиданностью стала задушевная беседа начальника идеологического управления президентской администрации Олега Пролесковского с запрещенными рок-музыкантами.

Наконец, был создан прообраз «партии власти» -- общественное объединение «Белая Русь». Это породило смелые предположения о предстоящем переходе на пропорциональную систему выборов и вообще либерализации избирательного процесса.

Однако на исходе года власть вновь показала клыки. Была жестоко разогнана оппозиционная акция, приуроченная к визиту в Минск Владимира Путина. К полутора годам тюремного заключения приговорен молодофронтовец Артур Финькевич. А в самый канун Нового года Александр Лукашенко пригрозил «вышвырнуть» из страны американского посла Карен Стюарт.

Примечательно, что «заморозки», сменившие «оттепель», совпали по времени с очередными преференциями со стороны России. После года проволочек Москва оперативно согласилась предоставить Минску стабилизационный кредит. А рост цены на газ для Беларуси в 2008 году оказался минимален.

Тут-то и выяснилось, что дружить по двум направлениям белорусское руководство не умеет, да в общем-то и не очень хочет. Получив желаемое от России, наша избушка быстренько повернулась к Западу задом, что опять же не преминуло сказаться на внутренней политике.

Так что, надежды на эволюцию власти оказались, как минимум, завышенными и преждевременными, как максимум, беспочвенными. Все вернулось на круги своя. В сухом остатке -- кадровые перестановки, повлиявшие на распределение пирога, но не на алгоритм действий власти. Который по-прежнему задает один человек. И он уже вряд ли сильно изменится.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)