Семен Печенко
Итоги года с Класковским: «Вязкое, тягучее дежавю»

Политический обозреватель Александр Класковский – о главных политических событиях уходящего 2018-го.

Фото Радыё Свабода

«У Беларуси нет твердых гарантий независимости»

— В политическом плане этот год у меня оставляет ощущение вязкого, тягучего дежавю. Речь о процессах: например, продолжение тягомотного торга с Москвой о субсидиях и условиях поставок энергоресурсов. Фактически, вся эта интеграция, начинавшаяся столь пафосно, превратилась в препирательство партнеров, сопровождаемое периодическими обострениями.

И вот на финише года мы заговорили об «ультиматуме Медведева». Сам ажиотаж вокруг подобного рода перипетий, вот этого противостояния между заклятыми союзниками, показывает, что у Беларуси нет твердых гарантий независимости. Это самое печальное.

Специфика режима такова, что судьба страны находится в руках одного человека. А он продолжает вести рискованную игру на краю пропасти. При нынешнем режиме руководство альтернативы не видит: реформы, движение в Европу — все это чревато крахом.

Печально еще и то, что ситуация после Лукашенко также может быть очень драматичной для судьбы независимости Беларуси.

Год переливания из пустого в порожнее

— О чем в этом году приходилось говорить аналитикам и той же политической оппозиции? Долго гадали, объявит ли Лукашенко референдум. Теперь гадают, какие выборы будут раньше. По большому счету, все это — переливание из пустого в порожнее. 

Реальной политики в стране нет. Соответственно, нет политического класса, сильного гражданского общества. Это также драматичная ситуация, так как власти преследуют свои шкурные интересы. Наверху думают, как бы не пошатнуть устои режима.

Надо отдать должное — наверху научились искусно лавировать. Вспомним, как сперва Лукашенко в Санкт-Петербурге выкатил претензии Путину за то, что мы по менее выгодным ценам покупаем газ, нежели немцы, против которых мы когда-то вместе воевали. И спустя некоторое время, с немецким послом звучала совсем другая песня.

Но и при этом были заявлены претензии Европе. Мол, она от нас стеной отгораживается, не ценит наше миротворчество и то, что мы у себя фильтруем мигрантов, обеспечиваем транзит.   

Но как ни лавируй, это не спасет ситуацию, если внутри страны все законсервировано. Если нет базовых условий для развития. В этом драма нашей страны. И нынешний год не расставил точки над «і».

«Дело БЕЛТА»

— Эту историю, как журналист, я принял близко к сердцу. Тем более, что она затронула и моих коллег. И тем более приятно, что Ирину Левшину, фигуранта дела, правозащитники признали недавно журналистом года.

С одной стороны, это естественные рефлексы авторитарного режима, который по определению боится независимой прессы, старается ее как-то придушить. В данном случае методы были выбраны абсолютно недостойные. Дело было высосано из пальца, журналистов, преимущественно женщин, сажали в каталажку, перетряхивали дома шкафы с бельем, забирали технику.

Все это выглядело оскорбительно и унизительно для журналистов. Но дело тут даже не в эмоциях. Режим не меняется. Он убедился, что Запад уже сильно вложился в нормализацию отношений и сильно резко реагировать не будет, и применил дозированные репрессии.

Это такая болотная диктатура, такой ее стиль.

И попытка усмирения интернета

— С другой стороны, меня смешат потуги церберов загнать под колпак интернет. В «деле БЕЛТА», в наезде на два популярных ресурса, мне видится желание придавить относительную сетевую свободу.

Кроме того, здесь есть момент, как мне кажется, нечестной конкуренции. Лукашенко постоянно дает взбучку идеологам, государственным редакторам за слабый контент и низкую конкуренцию с независимой прессой.

И, возможно, у кого-то родилась идея: если нанести удар по этим популярным ресурсам, то вот тут-то и развернутся в интернете государственные СМИ.

— Смешны попытки постоянно переписывать закон о СМИ. С 1 декабря обрели силу драконовские поправки, предусматривающие идентификацию комментаторов на форумах.

Во-первых, этим не решишь проблему, так как люди уйдут в соцсети и на другие платформы.

Во-вторых, слова министра информации, что мы уже опаздываем с этими поправками и нужна новая порция изменений, вызывают ироническую улыбку. Ведь смешно пытаться догнать технологии, цербер этого никогда не сможет сделать. И все эти попытки переписывания закона в надежде обуздать интернет нелепы и бесперспективны.

Особенно смешно это выглядит на фоне патетичных заявлений о создании ІТ-страны. Сегодня мы видим скорее гибрид ІТ-страны и полицейского государства. И, к сожалению, Беларусь не скоро выкарабкается из этой ситуации.

БНР-100 — событие года, вселяющее надежду

— Если вспоминать эмоции другого рода, то это, конечно, неожиданно массовое и яркое празднование столетия независимости в центре Минска. Это то событие, которое вселяет надежду.

И хотя мы привыкли говорить о большой степени русификации белорусов, о том, что щупальца русского мира все глубже вползают в Беларусь, на мой взгляд, не все так фатально. И к слову говоря, не стоит некоторым адептам белорусскости все сводить к проблеме языка, вбивать ненужные клинья внутри белорусского общества.

Да, это наша драма, что большинство из нас говорит на русском языке. Но и среди русскоязычных белорусов, я уверен, есть масса искренних патриотов. Так что в плане независимости ситуация не фатальная.

Хотя, когда Беларусь обретет более-менее ясную перспективу и выйдет на динамичный путь развития, остается пока что в тумане.         

И тут я могу вспомнить опыт крушения СССР. Это тот прецедент, когда также казалось, что все забетонировано на десятилетия и даже на века, а рассыпалось все очень быстро. В открытой всем историческим ветрам Беларуси тоже будут серьезные перемены.

Другое дело, что они могут быть весьма драматичны. И какого-то скачка в светлое царство процветания и свободы скорее всего не будет.

10 цифр, которые нас впечатлили в 2018 году

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:2)