Владислав Иноземцев, Эхо Москвы

Иноземцев: «В России дочери Путина глубоко законспирированы»

Отставка президента Назарбаева спровоцирована массу комментариев, большинство которых так или иначе затрагивали вопрос о том, может ли такой тип увековечения власти национального лидера быть применен и в России.

На мой взгляд, данные дискуссии беспочвенны – причём не столько потому, что Россия всё же более европейская по своим традициям страна, чем Казахстан, сколько прежде всего по «тактическим» и «организационным» моментам.

Во-первых, роль Назарбаева и Путина в судьбе казахского и русского народов принципиально отличается. Первый стал главой никогда ранее не существовавшего казахстанского государства; сумел (я не говорю об этических сторонах проблемы) сделать свой народ государствообразующим этносом; создать новую столицу, новую политическую и экономическую элиту; выстроить многовекторную внешнюю политику и построить экономику, которая по многим базовым показателям (в частности, по объемам добычи ресурсов) сегодня втрое превосходит Казахскую ССР образца 1990 г.

Второй получил государство в исторических границах допетровской Руси, прирастил его на 0,14% за счёт оккупации Крыма, восстановил производственный потенциал страны в лучшем случае до позднесоветских лет и на волне этого «успеха» вступил в конфронтацию почти со всем остальным миром.

Путин – один из властителей русской земли, каких были десятки; Назарбаев – основатель нового государства, и это даёт последнему очевидный повод занять уникальное место в жизни страны и иметь особый статус.

Во-вторых, Назарбаев, судя по всему, давно готовился к тому, чтобы повторить путь Дэн Сяопина. Основанием для такого плана выступала прежде всего его экономическая политика, которая почти тридцать лет превращала Казахстан в успешное государство, открытое для внешних инвесторов и чутко реагирующее на изменение глобальной конъюнктуры.

Казахстан не стал новым «азиатским тигром», и сравнение Назарбаева с Дэн Сяопином пока преждевременно – посмотрим, какими окажутся для страны следующие двадцать лет – но сама логика трансформации довольно понятна.

Путин, судя по всему, уже в 2006-2008 гг. пришёл к сокровенной формуле о тождестве России и самого себя, и считает, что оно должно сохраняться вечно, вне зависимости от физической формы лидера и экономического состояния государства и народа.

Поэтому если целью демарша Назарбаева является всё же уход от власти, целью любого формального похожего на него шага Путина станет как минимум сохранение всех его властных полномочий, если не их дополнительное расширение вкупе с сложением с себя ещё большей части ответственности за принимаемые им решения.

В-третьих, надо обратить внимание на организационные моменты. С 1999 г. Назарбаев является формальным лидером правящей в Казахстане партии, в 2007 г. в Конституцию было внесено положение, разрешающее первому президенту выставлять свою кандидатуру на выборах любое число раз; в 2010 г. он получил титул «Елбасы», что фактически предопределяло возможность пожизненного правления, – таким образом, отставка на этом фоне означает нерешительный отказ воспользоваться тем, с чем население страны успело уже смириться.

В России руководители страны неоднократно заявляли о том, что уважают Конституцию и даже разыграли ради этого трогательный спектакль в 2008-2011 гг.; статус «национального лидера» в случае Путина выглядит не более чем фигурой речи, а от поддерживающей его «партии власти» он всегда стремился дистанцироваться – и поэтому сейчас народ вряд ли воспримет перпетулизацию власти Путина с большим энтузиазмом.

Стоит добавить ещё раз, что все особые полномочия и почётные титулы Назарбаева обосновывались его статусом основателя государства – что не имеет в Путину никакого отношения (см. п. 1).

В-четвёртых, многократно обсуждавшийся момент назначения Назарбаевой на пост председателя Сената – и, таким образом, легитимизацию её в качестве потенциального и.о. президента на случай, если с действующим президентом К.-Ж.Токаева что-то произойдёт или если он неожиданно осознает, что не достоин высокой чести руководить своим народом – также не получает в России аналога.

Если в Казахстане члены семьи президента никогда не прятались от общественного внимания, то в России дочери Путина глубоко законспирированы, и назначить их «смотрящими» за государственной системой в случае самоназначения нынешнего главы государства руководителем Госсовета вряд ли представляется возможным.

При этом никакие иные варианты обеспечения лояльности, кроме кровного родства, при переходе к de facto монархическому правлению не могут казаться достаточными – не зря сегодня система управления даже на более низовых уровнях «прорастает» системой родственных связей и отношений.

Можно привести много дополнительных аргументов в пользу утверждения о том, что опыт Казахстана в современных условиях повторить в России невозможно. Уходя в отставку, Назарбаев поступает осмотрительно: он хочет опробовать политическую систему страны вне своего прямого руководства: Путин уже имел такой же шанс в 2011 г., допустив избрание Медведева на второй срок и сохранив влияние на дела в статусе премьер-министра.

Он выбрал другое решение. Именно оно, а не Крым или санкции, и заведёт российскую политическую систему в тупик, в который, вполне вероятно, не попадёт теперь Казахстан.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.6 (оценок:31)