Игорь Лещеня: Москва начинает дистанцироваться

Экс-посол Беларуси в Словакии Игорь Лещеня – о сигналах из Кремля.

Фото ria.ru

«Москва начинает дистанцироваться от того, что может произойти в Минске 25 – 26 октября и после этих дат. Судя по всему, так там отреагировали на намерение белорусской власти навести в стране порядок в те дни, когда истечет срок ультиматума Светланы Тихановской. Важно, что о возможности применения огнестрельного оружия представитель МВД впервые заявил еще 12 октября, т.е. за день до выдвижения ультиматума, — пишет Игорь Лещеня.

Обще-позитивный словесный поток из Москвы еще вполне может убаюкать невнимательного слушателя/читателя. Но на то они и политики, чтобы вставлять в этот «поток сознания» некие неприятные сигналы, пусть и в красивой упаковке.

Вот, например, из ответа Сергея Лаврова на вопрос о готовности к смене власти в Беларуси (14 октября): «Необходимо видеть перспективу развития наших союзников, те шаги, которые нам позволят сохранить хорошие, взаимовыгодные отношения с ними, независимо от того, как будут развиваться внутриполитические события».

А вот 22 октября официальный Минск мог похвастаться стразу тройным вниманием Москвы. «Рутинный» визит директора службы внешней разведки Сергея Нарышкина проходил в обрамлении высказываний Владимира Путина и Дмитрия Пескова на белорусскую тематику. Это — чтобы доходчивее было.

На заседании дискуссионного клуба «Валдай» Путин допустил, что белорусскими силовиками применялась неоправданная жестокость. И высказал мнение, что, те, кто это допустил, должны ответить.

А его пресс-секретарь в интервью программе «Большая игра» и вовсе завершил описание глубины российско-белорусских отношений выводом о том, что «для Путина и для России главное — это не отношения двух президентов, не отношения лично с Лукашенко. Главное — это отношения с братским для нас белорусским народом».

Но то, что политики не могут публично сказать сами, вполне можно поручить телеведущий Ираде Зейналовой, что та и сделала 18 октября: «Лукашенко должен понять, что следующий транш, который уйдет также на оплату долгов, будет очень сильно зависеть от того, как он свои обещания выполнит: и по транзиту нефтепродуктов через наши порты, и по референдуму по Конституции, после которого должны пройти выборы».

Нет, Кремль не отказалась от признания Лукашенко победителем президентских выборов. И пока не видит реального альтернативного кандидата, который мог хотя бы с большего сохранить нынешний уровень российских интересов в нашей стране.

Несмотря на явную пробуксовку с выполнением обязательств по элегантному выходу из острого внутриполитического кризиса путем проведения конституционной реформы.

Вспомним рассчитанное на журналистов начало встречи в Сочи 14 сентября: тогда именно Путин сразу же затронул тему «работы над Конституцией». При полном игнорировании этой темы во вступительном слове Лукашенко.

… В период моей работы в Администрации президента начались «газовые войны», которые затем дополнились «молочными». И не только. А также сопровождались громким битьем посуды на общих участках союзной кухни.

На войне — как на войне. Подбирались факты о том, где мы тогда обошли Россию: например, по газификации населенных пунктов. Выделялись внутрироссийские инициативы и решения, которые  можно было считать применением или копированием белорусского опыта.

Корректное объяснение этих «войн» на повышенных тонах являлось, наверное, одной из самых сложных задач для белорусских, да и для российских послов. Я пытался смягчать тему элементами шутки: легко любить на расстоянии!

А если две страны связаны десятками тысяч многоуровневых связей, то возникновение спорных вопросов неизбежно. Даже приводил в пример «винные войны» времен становления Евросоюза.

Такая вот получалась любовь с путами… Почему я вдруг ударился в мемуары? Да все очень просто! Во-первых, россиян все-таки можно поздравить с тем, что если они где-то и переняли наш опыт, то явно не весь. (…)

Во – вторых, если приоритетом действительно являются «отношения с братским белорусским народом», то здесь Москва вполне может себе позволить быть более беспристрастной.

Любой новый демократически избранный президент Беларуси, если он будет дружить с головой и не захочет быть свергнутым собственным народом, будет просто вынужден проводить политику особых отношений с Россией

И здесь нет никакой конспирологии. Да, да. Та самая пресловутая многоуровневая паутина экономических и межчеловеческих связей.

Другое дело, что характер этих особых отношений он будет видеть по-своему. И они точно станут честнее. Ну, например, никто в Беларуси не будет думать о Шапке Мономаха, как о главном призе…

А как же глобальная битва России и «коллективного Запада» за Беларусь? Прагматичные отношения с «коллективным Западом» неизбежно получат позитивный импульс хотя бы потому, что нынешние события в Беларуси представляют собой борьбу людей за возможность реализовать свои элементарные гражданские и политические права. 

И эта борьба — к глубокому удовлетворению очень чувствительного к теме прав человека этого самого «коллективного Запада» — обязательно увенчается успехом! Не говоря уже том, что Евросоюз — наш второй по значимости торгово-экономический партнер».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:98)