Гуцериев: «Ребята, которые занимаются ИТ-проектами, не враги, а патриоты своей родины»

«Дядя Миша из Москвы»: о «гениальном» Лукашенко, знакомстве с Прокопеней, «Майбахе». 

Михаил Гуцериев в последнее время стал частым гостем в Беларуси. Во время очередного визита российский миллиардер нашел время для интервью TUT.BY. Предлагаем избранное.

Фото Ольга Шукайло, TUT.BY

О декрете «О развитии цифровой экономики»

— … Подписав декрет «О развитии цифровой экономики», глава белорусского государства сделал невероятно смелый шаг. В ближайшие годы вы увидите потрясающие результаты. Хотя я это уже вижу на себе. У нас растет выручка, гостиница и бизнес-центр в Минске начинают заполняться. Это также способствовали безвизовый режим и либерализация предпринимательской деятельности.

…Технический прогресс шагает по планете семимильными шагами. Мы должны не отставать. Помню в конце 80-х купил служебную машину «Тойота Карина». Однажды подъезжаю к зданию правительства Чечено-Ингушетии. На улице стоит жара — 35 градусов. Министры, директора — все измочаленные, платками вытирают пот. А я тут выхожу из машины, в которой все окна закрыты, в костюме, под галстуком, как ни в чем не бывало. Они удивляются, а я поясняю, что в машине стоит кондиционер. Они не поверили. «Открой багажник», — говорят [чиновники]. Потому что не представляли, как можно такую бандуру как кондиционер, туда поместить. Но на самом деле маленькая коробочка находилась возле стеклоочистителя под капотом.

Александр Заяц: Насколько я знаю было много противников у этого декрета. Минфин, Нацбанк, некоторые силовики… В первую очередь, в части блокчейна и легализации криптовалют. Как все-таки вам удалось уговорить Александра Григорьевича подписать этот документ?

— (Улыбается.) Никто не уговаривал. Но я хочу сказать, что это было смелое и гениальное решение Александра Григорьевича, и за это ему низкий поклон. Никто в мире до этого не додумался. Даже Америка. Может быть, криптовалюты со временем и умрут. Это неважно. Не в этом суть декрета.

Сегодня продуктовые компании создаются в Америке и мы туда свои деньги направляем. Нам надо создать условия, чтобы 10 млрд долларов приходили в Беларусь. Чтобы в Беларусь приезжали не гастарбайтеры улицы подметать, а интеллектуально развитые люди из США, России, Украины, Канады. Покупали здесь квартиры, создавали компании.

А вот моя личная цель: в рамках этой инициативы планирую создать свои 3−5 ИТ-продуктовые компании. На большее я не претендую. Когда-то в 1994 году я создал зону экономического благоприятствования «Ингушетия». За год были привлечены сотни миллионов долларов. И даже новую столицу республику — город Магас начал строить я.

Минфину не надо беспокоиться насчет этого закона. Если что-то случится, то всегда можно отрегулировать и исправить законодательными актами. Не исключаю, что могут появиться люди, которые будут злоупотреблять. Это надо просто мониторить. Мы сами будем подсказывать, если вдруг увидим такие моменты.

Ребята, которые занимаются ИТ-проектами, не враги, а патриоты своей родины. Это лучшие из лучших, генофонд страны. Они бы давно уехали, если не было Парка высоких технологий. Виктор Прокопеня — патриот. Он всегда говорит, что хочет заниматься бизнесом здесь, в Беларуси. Еще раз повторю, как бы лестно это не прозвучало: спасибо Александру Григорьевичу. Без него не было ни Парка высоких технологий, ни китайских инвестиций. Это его заслуга.

— Но тем не менее Прокопеня имеет кипрский паспорт, обитает в Лондоне…

— Он там не живет, а занимается бизнесом. У меня тоже есть квартира и офис в Лондоне. И я тоже занимаюсь там своим бизнесом. Но большую часть времени провожу в Москве. Бизнес глобализируется. Надо быть и в Лондоне, и Гонконге, и в России, и в Америке. И, конечно, в Беларуси, которая стала для меня второй родиной.

— Как вы познакомились с Виктором Прокопеней?

— Это произошло совершенно случайно. Нас познакомил экс-министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов, который работает советником в «РуссНефти». Он, кстати, нам очень сильно помог на переговорах в Китае [по кредиту для «Славкалия»]. Мартынов знает Китай, знает посла, знает английский язык. Он сказал мне, что есть знакомый парень, очень талантливый. «Поговори с ним», — попросил Мартынов. Мы переговорили. Так и начались наши отношения.

— У вас пять совместных компаний. Инвестировали в них на паритетной основе?

— Да, 50 на 50.

Помимо совместных компаний с Прокопеней и других проектов мы вкладывали деньги в ИТ-проекты на Западе. После выхода указа наши партнеры, молодые ребята из России, Украины, Беларуси, выходят из тех проектов и открывают бизнес в Минск. В результате только наши две компании инвестируют в Беларусь в этом году 19 млн долларов. А представьте сколько тех, кто читает этот закон, и тоже готов инвестировать. Будет ИТ-бум. Серьезно изменится структура белорусской экономики. Через 20 лет вы будете вспоминать этот разговор.

О новогоднем приеме у Лукашенко

— За месяц до мероприятия я получил приглашение. Сразу позвонил нескольким знакомым исполнителям. Их надо заранее приглашать, потому что на старый Новый год они либо на Мальдивах, либо в Сочи катаются на лыжах. Одному позвонил, говорит, не могу.

Набрал Баскова: «Коля, надо выступить на концерте». Я для него 5−6 песен написал просто так, бесплатно, как автор стихов. Он лишь спросил, когда. «Хорошо, есть».

Я многим артистам пишу песни. Мы с ними дружим, общаемся. Если кому-то что-то надо, то помогаем друг другу. Скоро будет мой день рождения. Они тоже будут выступать. Я только заикнулся, про то, чтобы заплатить гонорар. Они едва не обиделись: «Ты что нас оскорбляешь? Не обижай нас». Если вы пригласите меня на свой день рождения, то я, в качестве подарка, попрошу артистов и они споют бесплатно. Для этого не надо денег.

Лукашенко: «Миша, ты знаешь, мне от тебя ничего не надо»

— Тогда самое время поговорить про вашу минскую дачу. Точнее усадьбу с домом приемов, в которую вы перестроили базу отдыха Управления делами президента «Красносельское».

— Впервые информация об этом появилась на оппозиционных сайтах. С дрона сняли дачу, выложили в сеть и написали, что она не моя. Я не против оппозиционных ресурсов. Всегда должна быть другая точка зрения. Но критика должная быть справедливая. Я клянусь, что построил себе дом на свои личные деньги. Я могу источник каждой копейки показать.

Сейчас думаю купить себе квартиру в Минске. До дачи ехать час. А бывает времени в обрез. В гостинице же не очень комфортно. Это нормально, когда богатый человек хочет купить себе жилье в стране, где он проводит много времени. Например, у меня большой бизнес в Санкт-Петербурге и там я купил квартиру, в Сочи я отдыхаю, и там у меня большой дом. Это дополнительные налоги, это надо только приветствовать.

Нет, чтобы написать, что вложил в Беларусь несколько десятков миллионов долларов, создал новые рабочие места, налоги платит. А то написали, что это очередная резиденция Лукашенко. Как это несправедливо… К президенту она не имеет никакого отношения. Я не люблю, когда критикуют не по делу.

Когда говорят, что местная власть сносит здания, которым 200 лет, а на их месте строит многоэтажки, тут я согласен с прессой и критикой. Но когда за инвестиции в дом на пустыре тоже критикуют — тут я категорически не согласен! Когда пишут, что Баскову якобы заплатили гонорар из белорусского бюджета, то это неправда. К таким журналистам и уважения нет. Надо правду писать.

— И все же как решились на стройку дачи под Минском?

— Однажды президент мне сказал: «Слушай, на балансе Управления делами президента есть база отдыха рядом с озером. Она очень запущенная. У нас нет денег, чтобы ее сделать. А ты тут уже пускаешь корни. Хватит мотаться. С утра прилетел, вечером обратно».

Это была база отдыха «Красносельское», старое здание, которую я купил за деньги, заплатив в бюджет Беларуси. Я сразу не хотел строить большой дом. Но потом, побывав в том месте, а природа там неописуемая, согласился. У меня еще есть обязательство построить рядом церковь для прихожан. Думаю, в следующем году построим. Поэтому с этой истории все банально просто. Без задних мыслей. Я хочу связать свое будущее с Беларусью.

— Что собой представляет усадьба?

— Ничего особенного, чего не мог бы позволить себе богатый человек. Один дом хозяев. Гостевой дом на 6 семей. Спортивный зал. Столовая и летний теннисный корт. Друзья, сотрудники компаний у меня останавливаются.

— При подготовке к беседе прочитал ваше недавнее интервью «Татлеру». Вы рассказали о том, что уже двадцать лет носите часы Patek Philippe, одежду лично заказываете в Brioni. Александр Лукашенко также был замечен в хороших познаниях этих двух брендов. Обсуждаете с ним fashion-индустрию?

— Нет, никогда не обсуждали. Я знаю, что он не одевается в Brioni, а шьет костюмы в ателье. Он очень скромный в этих вопросах.

— И «Майбах» не вы дарили? Просто в 2012 году президент признался, что на день рождения один «российский человек» подарил ему «Майбах». Все решили, что это были вы…

— Это неправда. Я машин Лукашенко никогда не дарил. Ничего не дарил вне протокольных рамок.

Я вам скажу, что Лукашенко — необычный человек. Лет 15 назад он мне сказал удивительную фразу: «Миша, ты знаешь, мне от тебя ничего не надо. Я у тебя никогда ничего не просил и не попрошу лично. Но если ты где-нибудь увидишь, что лежит кирпич, подними и принеси его в Беларусь». Я был потрясен. После этого у нас сложились нормальные человеческие отношения.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1 (оценок:1)