Николай Вардуль, «Газета»
Голосование трубой

Чем только не голосуют избиратели: умом, сердцем, ногами. Но, оказывается, выбор вовсе не ограничивается возможностями анатомии человека. У нас на глазах создается прецедент голосования — трубой.

19 марта Александра Лукашенко в очередной раз выберут президентом Беларуси. При этом ни для кого не секрет, что его главный избиратель — Московский Кремль. Поэтому совершенно закономерно, что 7 марта российский премьер Михаил Фрадков вел переговоры в Минске. Они имели самое непосредственное отношение к выборам. Белорусский премьер Сергей Сидорский подвел их итоги так: "Мы согласовали документ, который дает нам возможность рассмотреть перспективу по поставкам топливно-энергетических ресурсов до 2020 года, в частности по объемам поставок газа из России в Беларусь". Ну просто лепота — впечатление такое, что Лукашенко получил дорогой подарок, причем именно к выборам. Но это впечатление обманчиво.

В большой политике подарков никто никому не делает, особенно к выборам, в канун которых, наоборот, легче всего раскачать избираемого на расплату за поддержку. Что, собственно, в Минске и произошло. Михаил Фрадков дипломатично заявил, что "Газпром" и "Белтрансгаз" реализуют "совместный интерес с точки зрения поставок и использования транзитных возможностей Белоруссии". Непонятно? Ничего, нашлись среди переговорщиков люди, которые называют вещи своими именами, с известными оговорками, конечно.

Первый вице-премьер белорусского кабинета Владимир Семашко рассказал, что правительство Беларуси ожидает от "Газпрома" инициативы по возобновлению переговоров об условиях создания совместного газотранспортного предприятия на базе ОАО "Белтрансгаз". Суть дела прояснилась. Предмет переговоров, уже состоявшихся или только разворачивающихся, — это собственность на белорусские транзитные газопроводы, а точнее, дележ этой собственности, и в число собственников активно и бесповоротно вторгается "Газпром".

Строго говоря, газотранспортное СП на паритетных началах должно было быть создано еще к 1 июля 2003 года. Однако до сих пор активы "Белтрансгаза" даже не оценены. Минск, естественно, настаивает на завышении оценки, называя цену в 5 млрд. долларов, "Газпром" — на занижении, называя сумму в 700 млн. долларов.

Любопытная деталь: до сих пор именно Минск всячески оттягивал достижение и оформление договоренностей. Но говорил о своей готовности поделиться трубой — за что, в частности, и получал суперльготные цены на газ. Здесь все понятно, это логика игрока, прекрасно понимающего, что у него на руках есть крупный козырь, но всего один, поэтому разыгрывать его следует при наивысших ставках. Теперь же Семашко говорит о том, что Минск готов, дело за Москвой, не забывая при этом ненавязчиво подчеркнуть разницу в позициях Минска и Киева: "Возможно, Александр Николаевич (Рязанов. — "Газета") был очень занят, возможно, ситуация с Украиной помешала ему инициировать начало нового раунда переговоров". Похоже, что в Минске решили: очередное президентство Лукашенко и поддержка его Москвой (больше некем) стоит мессы, то есть трубы. Со своей стороны "Газпром" не должен упустить своего, распространив прямой контроль на вожделенную трубу. Хотя это, конечно, будет стоить денег — прежде всего на поддержание ее работоспособности. Что наверняка станет поводом для лоббирования подъема внутрироссийских тарифов.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)