Дмитрий Волчек, Радио Свобода

«Фашисты стали нашими друзьями». Документы из архивов КГБ

80 лет назад в отношениях между сталинским СССР и гитлеровской Германией произошла удивительная метаморфоза. Был подписан договор о ненападении (он же пакт Молотова – Риббентропа или пакт Гитлера – Сталина), к которому прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства».

Территориально-политическое переустройство не заставило себя ждать. 1 сентября 1939 года Германия начала вторжение в Польшу, а 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Территориальный раздел Польши между СССР и Германией был завершён подписанием договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939 года и дополнительного протокола к нему.

Руки Гитлеру развязал Кремль

Советских людей, привыкших к антифашистской риторике сталинской пропаганды, озадачил внезапный союз с Третьим Рейхом. Агенты НКВД собирали высказывания крестьян, рабочих и интеллигенции о причинах и последствиях дружбы с Гитлером. Донесения составлялись в разных регионах, и – благодаря тому, что в Украине открыты архивы советских спецслужб, – два секретных документа, подготовленных в Киеве, теперь общедоступны. Их разыскал и предоставил Радио Свобода исследователь из Петербурга Константин Богуславский.

На историка Марка Солонина эти «специальные сообщения» произвели впечатление: «Уже в первых числах сентября, еще до вторжения Красной армии в Польшу, еще до «совместного коммюнике германского и советского командования», еще до подписания Договора о дружбе и границе, простые люди поняли, что вместе с Пактом о ненападении подписано соглашение о разделе добычи».

3 сентября 1939 года​

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ тов. Корниец

СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ о реагировании на речь тов. Молотова на IV сессии Верховного Совета СССР

Речь товарища МОЛОТОВА на IV сессии Верховного Совета Союза СССР о ратификации советско-германского договора о ненападении произвела глубокое впечатление на трудящихся Украины.

Население Украины выражает полное одобрение мудрой политикой Советского правительства и лично вождя народов товарища Сталина, который с присущей ему прозорливостью разоблачил хитрые уловки «демократических» стран Франции и Англии, пытавшихся спровоцировать войну между народами Советского Союза и Германии.

В основном поступающие материалы свидетельствуют о положительных реагированиях различных слоев населения на речь товарища МОЛОТОВА на IV сессии Верховного Совета СССР. Приводим наиболее характерные реагирования из среды профессорско-преподавательского состава институтов Академии наук УССР и Киевского Госуниверситета:

«...Как хорошо, что заключен этот пакт. Поймите, что это очень мудро сделано. Англия хотела нас столкнуть с Германией, что обессилить нашу страну, а вышло наоборот. Это серьезно укрепляет наше внутреннее положение. Ведь это сделано для нашего народа».

/ТАРАНУХА – б/п, научный работник института зообиологии Академии наук/

«...То, что мы в выигрыше в связи с пактом, в этом можно не сомневаться. Я воображаю, если бы у нас не было договора с Германией, ходили бы теперь тревожные, смутные, потому что война – это же весьма неприятное дело, а так, теперь там на Западе везде тревога, а у нас все ходят веселыми».

/КОРНЕВ – б/п, научный работник института химии Академии наук/

«...Я удивлен гибкости политики нашего правительства, которую считаю вполне правильной в связи с поведением Англии и Франции».

/КОЛДАЕЗ – б/п, профессор института биохимии Академии наук/

«...Какая-то удивительная созвучность между речами МОЛОТОВА и Гитлера, в чем дело? Неужели у нас с немцами зашло дальше, чем пакт о ненападении. Неужели мы имеем с ними пакт о дружбе. Интересно, на чьей стороне наши симпатии в связи с войной между Польшей и Германией».

/СОКОЛОВ – б/п, академик/

«...Все-таки я не думаю, что эта война нас минует. Я думаю, мы все-таки втянемся в эту войну и нужно сказать, что это все чувствуют. Смотрите, несмотря на пакт, всюду у нас напряжение, все находятся в каком-то ожидании».

/ДАНИЛЮК – б/п, аспирант Киевского Госуниверситета/

«...МОЛОТОВ говорит о Германии в дружественных тонах, а о Франции и Англии, как о врагах. Раньше термин «поджигатели войны» употреблялся по отношению к Германии, а теперь МОЛОТОВ употребляет его по отношению к Англии и Франции. Но чтобы там не было, хорошо, что заключен пакт с Германией. Сейчас мы спокойны, а если бы не было пакта, мы бы воевали, спрашивается – за кого? За каких-то поляков, наших давних врагов».

/ЦАДАЛКА – б/п, аспирант Киевского Госуниверситета/

Положительные реагирования на речь товарища МОЛОТОВА зафиксированы среди студенчества Киевского Госуниверситета.

«...Заключение пакта было очень своевременно, сейчас у СССР остался лишь один возможный противник – Япония. В войну в Европе Советский Союз не будет втянут».

/НЕЗДОЛИН – студент 3-го курса КГУ/

«...Интересное место в речи МОЛОТОВА то, что говорится, как неуклюже велась у нас до сих пор антифашистская пропаганда. Хорошо, что не будет войны между Германией и СССР, в то время как все будут воевать. Мы поступили очень хитро и много выиграли».

/КИРИЧЕНКО – студент 4-го курса КГУ/

«...Из речи МОЛОТОВА ясно видно, почему ушел с поста Наркоминдела ЛИТВИНОВ, он, очевидно, старался, прежде всего, обеспечить хорошие отношения с Англией и Францией и не хотел идти на сближение с Германией».

/КРИВОШЕЙ – студент 4-го курса КГУ/

… Старший преподаватель Киевского Госуниверситета ГЕРБОВ, в разговоре о речи тов. МОЛОТОВА высказал следующее:

«... Речь тов. МОЛОТОВА есть яркий показатель с одной стороны понимания Советским правительством международной обстановки, а с другой стороны – сознание собственной мощи и роли в международных отношениях. Настало время, когда Советский Союз легко может призвать к порядку Японию, а возможно и поставить вопрос о возврате Японией территорий, захваченных ею в 1904 году».

Машинист силового цеха Запорожского завода «Коммунар» ГОРОВОЙ – беспартийный, одобряя политику Советского правительства, заявил: «...Советский Союз хорошо поступил, что заключил договор с Германией. Там, где принимает участие тов. СТАЛИН, все будет в порядке и советский народ может быть спокоен».

Аналогичное заявление выразил и рабочий Запорожского Алюминиевого завода КОЗЫРЬ: «...Наши тоже умные, тов. СТАЛИН предвидел целесообразность заключения такого договора, ведь договор СССР с Германией разобьет антикоминтерновский пакт».

Одобрительные высказывания на речь тов. МОЛОТОВА зафиксированы среди писательских и журналистских кругов:

«...Превосходное выступление тов. МОЛОТОВА, полное достоинства, железная логика, ясный ум. А там, на Западе пресловутая демократия видимо выжила из ума».

/РЕЗНИК – б/п, еврейский писатель/

«...Я один из тех, о которых говорил тов. МОЛОТОВ. Я не понимал поворота во внешней политике. После речи тов. МОЛОТОВА мне все стало ясно. Ход правильный».

/СИТО – б/п, еврейский писатель/

«...Правильное решение. Некоторые говорят, что это укрепляет фашизм, а я думаю, что он будет обессилен, в результате войны».

/БУХБИНДЕР – б/п, журналист еврейской газеты «Дер Штерн»/

В Киеве 28 и 29 августа находились председатель Болгарского народного банка БЕРОВ и контрагент общества «Интурист» болгарский подданный КОСТРОВ.

В разговоре с нашим агентом БЕРОВ, касаясь договора СССР с Германией о ненападении, высказал следующее: «...Весть о советско-германском пакте была встречена в Болгарии с воодушевлением, сразу же в витринах магазинов появились портреты СТАЛИНА, МОЛОТОВА и членов Политбюро ЦК». И дальше: «...Болгарский народ теперь мало беспокоится, он попал в сферу влияния такой могучей державы как Россия, это то же самое, как спокойно прохлаждаться в тени».

Развивая разговор дальше, БЕРОВ иронически заметил: «...Мы также находимся в сфере влияния и Германии, т. е. в ее тени. Быть одновременно в двух тенях, не будет ли слишком холодно?».

Находившиеся в Киеве американские туристы КАТЦ, ознакомившись через переводчика с содержанием речи тов. МОЛОТОВА на IV сессии Верховного Совета Союза ССР, заявили в разговоре, что они согласны с аргументацией МОЛОТОВА о причинах срыва переговоров между Советским Союзом, Англией и Францией, но никак не могут согласиться с тем, что в результате срыва переговоров надо было заключать советско-германский пакт.

Этот пакт, заявили они: «...является ударом по солидарности рабочих всех стран. Его трудно рассматривать иначе как провокацию войны».

Аналогично возражения исходят от ряда других английских и американских туристов, находящихся в Киеве, как-то ДУГЛАС, МАК, ЛАРЕЦ.

Договор о ненападении между Германией и СССР (Москва, 23 августа 1939 г)

… Наряду с высказываниями положительного характера, как исключение, отмечаем отрицательные – антисоветские и провокационные пояснения со стороны разрабатываемых нами антисоветских элементов:

«...Гитлер заберет, безусловно, Данциг, но поскольку поляки будут сопротивляться, Гитлер расширит свои требования по отношению к Польше и постарается совершенно расчленить Польшу между Германией и СССР. По этому поводу имеется тайное соглашение между Германией и СССР. Советский Союз стягивает свои войска к польским границам, это делается для того, чтобы в нужный момент завладеть польскими землями, которые ранее входили в состав России».

/ГЛЕВАССКИЙ – бывш. работник прокуратуры, в прошлом монархист, ныне служащий Киевского треста наглядных пособий/

«...СССР осуществляет великодержавную политику, ничем не отличающуюся от политики, проводимой дореволюционной Россией. Политика СССР направлена к тому, чтобы с наименьшими затратами и усилиями восстановить свои границы в пределах бывшей России».

/ЯКОВЕНКО – б/п, пенсионер, разрабатывается как украинский националист/

«...Договор СССР с Германией вызван временным совпадением интересов этих стран. Для меня ясно, что договор произвел тягчайшее впечатление на передовую часть европейской демократии».

/КУЗЬ – сотрудник Наркомзема УССР, б/п, разрабатывается/

«...Нападение Германии на Польшу стоит в неразрывной связи с заключенным договором СССР с Германией. Ответственность за активные действия Германии против Польши должен нести и Советский Союз. По моему мнению, между СССР и Германией существует еще тайное соглашение, об этом много говорят среди населения. По этому соглашению, очевидно, предусматривается раздел Польши».​

/БАЛАНДОВИЧ – б/п, сотрудник Наркомзема, разрабатывается/

«...Непонятно одно, фашизм и коммунизм – два врага, как будто протянули друг другу руки, видно, что у нас имеются слабые места, наверное, наши хозяева не надеются на тыл, который озлоблен после ужасов ежовщины, надо подтянуть живот, так как в магазинах уже пусто».

/МИРОНОВИЧ – б/п, служащий, в прошлом чиновник городской управы/

«...Значит коммунисты подружили с фашистами, вот вам политика коммунистов. Этот договор приведет к тому, что мы все отдадим, лишь бы не воевать. Половина русского народа вымрет от голода. Ясно, что немцы за наш хлеб будут нас бить».

/ПОНОМАРЕНКО – служащий, в прошлом эсер/

«...Непонятно одно, так усиленно агитировать против фашизма, разжигали среди Красной Армии любовь к родине и ненависть к фашизму, а теперь так постыдно протянули руки фашистам. Заключение договора есть результат политического, экономического и морального банкротства».

/УЛЬЯНОВ – б/п, служащий, в прошлом чиновник городской управы/

Разрабатываемая нами активная троцкистка ТРОИЦКАЯ, проживающая в гор. Харькове, отрицательно в озлобленном тоне высказывалась в отношении советско-германского договора о ненападении: «...Факт заключения договора с Германией показывает, что между СТАЛИНЫМ и Гитлером много общего, теперь у нас нет разницы в режимах. В Германии это называется фашизм, а у нас социализм. С Англией и Францией Россия не договорилась, а с Германией моментально. Продали Россию, продали среди белого дня».

Муж ТРОИЦКОЙ осужден как участник контрреволюционной троцкистской организации.

Жена арестованного писателя СЛИСАРЕНКО, в разговоре с женами репрессированных ПРОЦЕНКО, МИТРОВОЙ и друг., говорила: «...Дорого мы заплатили за этого договор, в чем убедимся предстоящей зимой. Истинной причины заключения договора мы, конечно, не знаем и знать не будем, так же, как и не знаем правды о тех ужасах, которые творились и творятся вокруг нас. Мы теперь почувствуем, что все сырье пойдет в Германию, а мы будем ходить без платья».

Приехавший недавно из Америки зубной врач Векслер и мечтающий снова туда возвратиться, высказался отрицательно на речь тов. МОЛОТОВА: «...Советский Союз оказался изменником потому, что первый кричал и ругал фашистов и когда в Америке бойкотируют германские товары и торговлю с Германией, СССР первый нарушил этот бойкот и идя дальше заключили договор о ненападении».

/ВЕКСЛЕР – разрабатывается/

Редактор польской газеты в Киеве ГРУШКЕВИЧ Станислав Людвигович получил сообщение по радио о вступлении германских войск на территорию Польши, в разговоре с одним из сотрудников редакции заявил: «... по радио получил известие, что германские войска перешли польскую границу, значит война началась, но ничего, еще посмотрим кто кого возьмет».

БОККАР – француз, работает техником на заводе им. Артема, разрабатываемый по подозрению в шпионаже, в беседе о советско-германском договоре высказался резко отрицательно. «...Этим договором Гитлер обманул СССР, изолируя нас, потом нападет. СССР дал себя обмануть». При этом БОККЕР высказался оскорбительно по адресу Советского Союза.

КОНЮКЕВИЧ Сигизмунд Константинович – поляк, нигде не работает, бывш. бухгалтер «Станкостроя», говорил в защиту Польши, выразив следующее: «...Данциг это старый исторический польский город, Польша не может существовать без выхода к морю. Гитлер, расправившись с Польшей, нападет на СССР, так как две непримиримые системы не могут ужиться между собой».

Характерные высказывания польского консула МАТУСИНСКОГО и вице-консула ЗДАНЕВИЧА в беседе, происходившей вечером 2 сентября с. г. в помещении польского консульства.

МАТУСИНСКИЙ в взволнованном, нервном состоянии говорил:

«...Вам известно уже, что мы воюем с Германией, мы победим. Ваше правительство год тому назад считало нас агентами Гитлера, называло даже фашистами, а с кем теперь заключен Вами договор. Не секрет, что Германия предлагала нам идти на Восток, забрать Украину. Так оно и будет в конце концов, Германия пойдет на Советский Союз».

За общим столом в беседе ЗДАНЕВИЧ заявил: «...Мы все таки удивляемся Советскому Союзу, что пошел на договор с Гитлером. Победа за нами, а что придется тогда делать Советскому Союзу? Мы поддерживать не станем. У нас за последнее время так хорошо налаживалось с Вами и вдруг парадокс – договор с Германией».

Прощаясь с нашим источником, МАТУСИНСКИЙ выразился так:

«...3 сентября решается вопрос о войне, с нами выступят Англия и Франция. Победа за нами. Глупости ФОША не повторяются. Мы будем в Берлине. Французы и англичане на этот раз окажутся умнее и добьют немцев до конца. Сегодняшняя ночь решает все, завтра мы проснемся с резким переломом на фронте – мы начнем идти вперед. Нашей авиации ближе к Берлину, чем немецкой к Варшаве».

По фактам антисоветских проявлений со стороны разрабатываемых нами антисоветских элементов, приняты агентурно-оперативные мероприятия.

ЗАМ НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР

/ГОРЛИНСКИЙ/

* * *

5 сентября 1939 года

СЕКРЕТАРЮ ЦК КП /б/ У - тов. ХРУЩЕВУ Н.С

СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

о реагированиях в связи с ратификацией Советско-Германского договора о ненападении.

В дополнение к ранее высланному спецсообщению о характерных высказываниях в связи с ратификацией пакта о ненападении между Советским Союзом и Германией, НКВД УССР располагает следующими агентурными данными.

Колхозники Каменец-Подольской, Киевской, Винницкой и других областей.

Колхозник ДЕМЧИН из села Вишнеполь, Остропольского района, Каменец-Подольской области заявил: «...Суть договора, заключенного между СССР и Германией, заключается в том, что Советский Союз силен, как никогда, поэтому наши враги вынуждены с нами считаться, а это доказывает правильность политики партии и советского правительства. Тов. СТАЛИН говорил, что если мы не догоним передовые капиталистические страны, мы будем раздавлены. И если бы мы были сейчас слабыми, Германия не заключила бы договора о ненападении, а пошла на нас войной».

Из того же села колхозник КОТОВСКИЙ заявил:

«...Вот это я понимаю, Англии и Франции показали большой нос, а Германия почувствовав нашу мощь, сама приехала к нам заключить договор о ненападении, это говорит за то, что мы сильны и нас боится одна из агрессивных стран в Европе».

Колхозник села Сахновцы Антонинского района, Каменец-Подольской области ОЛЕЙНИК, высказался так:

«...Очень хорошо сделало наше правительство, заключив договор с Германией. Наше правительство делает все, чтобы мы мирно жили и работали».

Колхозник села Оратово, Оратовского района, Винницкой области БЫКОВ заявил:

 «...Заключенный договор о ненападении между СССР и Германией есть гарантия мира на Западе, а второе – это, что, советская дипломатия этим еще более укрепила влияние на международной арене».

Колхозник села Песковка, Бородянского района, Киевской области ТКАЧ в группе колхозников заявил:

«...Почему это вдруг заключили договор, немцы толкали Польшу, чтобы она шла войной на Украину, но Польша ответила: «Мы уже пробовали украинской пшеницы и больше не хотим», отсюда видно, что Германия начинает хитрить».

Наряду с этим отмечаем отрицательные реагирования, исходящие от разрабатываемых нами лиц:

ВАСИЛЬЧЕНКО Давид Иванович из села Тараща, Корсунского района, Киевской области, в прошлом сын кулака, судим за срыв политической кампании, заявил:

«...Как надоело мне работать в колхозе, работаешь и не знаешь за что, а тут еще с войной ничего не слышно, Гитлер и поляки молчат, скорее бы война с Советским Союзом, стрелять я умею, человек 5 отправил бы на тот свет, потому что так жить невозможно».

БАРЫЛО Василий Гордеевич – колхозник из села Кагарлык, Киевской области, разрабатываемый как антисоветская личность, заявил:

 «...Теперь мы спокойны, так как закреплены за колхозами на 10 лет, можно работать и получать по 50 коп. и 2 килограмма хлеба на трудодень. Надежды на освобождение от советской власти при помощи войны ожидать нельзя».

ХАРНАВЛЮК Дорофей – из села Летава, Чемировецкого района, Каменец-Подольской области, разрабатывается как антисоветский элемент, заявил:

«...Советский Союз, как видите пришел в тупик и вынужден был заключить договор о ненападении с Германией, которая заключила с СССР договор потому, что ей нужно забрать у нас хлеб».

РОГАЗЮК Григорий Саввович из села Ледянки, Антонинского района, Каменец-Подольской области, заявил:

«...Какой этот Гитлер хитрый, он сумел подойти к СССР и заключить договор. Теперь Германия побьет все страны, а СССР будет сидеть и молчать, а после Германия подумает и о Советском Союзе».

Рабочие предприятий гор. Киева и других городов Украины.

ВЛАДИМИРОВ – электромонтер Судостроительной верфи завода «Ленинская кузница» заявил:

«...Теперь Германия заберет всю Польшу, но зато мы воевать не будем, потому что мы заключили договор, а когда наши границы будут соприкасаться с Германией, то нам будет еще лучше, так как объединятся два самых сильных государства в Европе».

РОСТОВСКИЙ Георгий Михайлович – слесарь завода «Ленинская кузница» в Киеве, говорил:

«...Замечательный шаг сделал наш Советский Союз, подписанный пакт о ненападении Германии и доклад тов. МОЛОТОВА – это величайшая дата в нашей истории. Пакт о ненападении и доклад тов. МОЛОТОВА действительно показал свое величие, силу и мощь Советского Союза, а эту силу и мощь прекрасно поняла Германия, почему и согласилась на этот договор, пусть мировые хищники из капиталистических стран перегрызут друг другу горло, а мы только от этого выиграем».

Наряду с этим приводим отрицательные реагирования.

УС – рабочий завода Карла Либкнехта в гор. Днепропетровске – разрабатывается как антисоветский элемент, заявил:

«...Отрезкой усадеб от рабочих, установление трудовой дисциплины и другими мероприятиями Правительство довело народ до того, что в случае войны на восстание пойдет половина населения, как рабочие, так и крестьяне. Картина через полгода будет еще ужаснее, с вывозом продуктов в Германию, начнется голод, а тогда немцам легче взять Украину. СТАЛИН и МОЛОТОВ учли это и, чтобы продержаться у власти хоть некоторое время, заключили договор».

Разрабатываемый нами бывш. член ВКПб, рабочий фабрики им. Горького – ЛАЗАРЕВ Александр Иванович среди рабочих фабрики говорил:

«...Германия готовит нападение на СССР, но для этого необходимо иметь подход к советской границе и для приобретения такого подхода, Германия наметила овладеть Польшей, но Гитлер учел, что начать войну с Польшей нельзя, не имея договор о ненападении с СССР. Таким образом Гитлер заберет Польшу и пойдет вплотную к нашим границам, тогда Гитлеру будет очень легко действовать против СССР».

Рабочий 215-го завода ПЛОТНИЦКИЙ Федор Николаевич, взятый нами в агентурную разработку, высказался так:

«...Гитлер не дурак, он свой народ жалеет, видит, что у него кризис в сырье, продуктах, вот он и решил временно для блага своего народа, изменить политику по отношению советской власти, а мы от своего народа оторвем и немцам отдадим, лишь бы они нас не трогали. Народ наш привык тянуть лямку, будет с голоду сдыхать, но сказать и потребовать побоится, так как запуган арестами и высылкой».

Научные работники институтов Академии наук УССР.

ПУСТОХОД Петр Иванович – старший научный работник института экономики, заявил: «...Что гром среди ясного неба, то договор о ненападении с Германией. Трудно объяснить причины, побудившие наше правительство так резко изменить курс всей своей внешней политики. Что ж это выходит? Фашисты стали друзьями, а так называемые демократические страны очутились чуть ли не во врагах. Нет ли в политике Гитлера дальновидной хитрости: сначала разделаться с Западом (ну хотя бы заставить его ввести у себя профашистский режим), а затем взяться за нас. Хочется быть уверенным, что наше правительство будет зорким и своевременно разгадает махинации фашистов. Все же они наши потенциальные враги и порох надо держать сухим. А что мы не ввязли в войну – это огромный плюс политики нашего Союза».

ЯРОШЕВИЧ Андрей Иванович – профессор: «...Что мы вне войны это очень хорошо. Однако не мы ли виновники, что война началась. Ведь Гитлер не тронул бы Польши, если бы знал, что мы пойдем вместе с Францией и Англией. А так, пожалуй, мы развязали ему руки. Немного стыдно перед демократией мира: выходит, что мы отдали ее на разгром фашистам. Ведь там твердят о «красном фашизме» и о гитлеровском. И это как бы подтвердилось. А что у нас мир – это все покрывает, пусть даже и упрекают нас в «шкурных интересах». Мир в нашей стране – это колоссальная победа нашей демократии, а что будет завтра – увидим. Возможно, что наше правительство рассчитывает на революцию в воюющих странах и тогда выступит СССР со своей помощью, но уже в гражданской войне».

ВОБЛЫЙ Константин Григорьевич – академик, заявил:

«...Приходится только удивляться прозорливости наших вождей, сумели вовремя отойти от пожара войны. Очевидно, потому и «ушли» ЛИТВИНОВА, что он не мог найти языка сговора с фашистами и отвести угрозу войны от нашей страны. Пусть они дерутся сами. Англичане и французы глупы, утрата ими СССР, как союзника, равносильно поражению. Польша – не совсем идиотически поступила. Шляхетская чванливость и боязнь, что при проходе наших войск у них возникнет революция, заставило их ввергнуть свою страну в войны и в ней они, вероятно, потеряли все, даже свое государство. Теперь только нужно глядеть в оба и постараться сделать так, чтобы война вызвала в воюющих странах гражданскую войну и не допустить фашизации тех стран, чего будет добиваться Гитлер».

ЛЕРМАН Израиль Юрьевич – старший научный работник, заявил: «...Мне иногда кажется, что наше правительство уже так привыкло к своему положению, что испугалось войны и решило не воевать с немцами. Так спокойнее и правительству, и народу, а что не договорились с французами и англичанами – это отговорка, не хотим воевать, вот и всё, и это вполне правильно. Зачем нам защищать их, пусть сами защищаются. Наша страна от их войны только выиграет».

Среди интеллигенции гор. Киева

ПИОТРОВСКИЙ Александр Владимирович, инженер «Украинлеса», арестовывался и за недоказанностью освобожден, заявил:

«...Политика сложная вещь, но договор между Германией и СССР слишком странный, но в жизни бывают всякие странности, во всяком случае от войны мы избавлены и даже можем еще выиграть, так как немцы несомненно побьют поляков и Польшу поделят между собой и нами. Что касается Японии, то этот договор ее обезоружил. Может быть в результате этого нам удастся вернуться Сахалин».

ЯНЧУКОВ – инженер института повышения квалификации, сказал:

«...Выхода другого не было, так как с Францией и Англией мы не могли договориться, воевать же мы не хотим. С момента заключения договора все изменилось, в прессе и даже Гитлер заговорил словами тов. СТАЛИНА. Что же касается народного фронта, то этот договор не может ослабить коммунистического движения, так как мы себя ничем не скомпрометировали потому, что договор торговый и о ненападении совершенно не касается идей коммунизма».

Литредактор Житомирской газеты «Червоне Полiсся» ШВАРЦМАН заявил: «...Заключив договор о ненападении с СССР Германия очень много выиграла, она сумеет забрать Данциг, после наброситься на Францию не боясь, что СССР будет ей противодействовать и таким образом покорит все государства».

Служащий «Укрзаготсено» ЛЕМАН Карл Богданович, по национальности немец, в прошлом помещик, высказал следующее:

«...Теперь надо думать, что будет жить значительно легче, во-первых, НКВД немного ослабит гонение, а во-вторых появятся товары, которые до сего времени шли в запас для армии».

Наряду с этим приводим отрицательные реагирования разрабатываемых нами антисоветских элементов.

ОЛЕНЕВ – инженер «Углеразведки» по поводу советско-германского договора заявил: «Несмотря на кажущиеся выгоды советско-германского договора, он является фактом предательства нами интересов народного фронта Гитлеру. Франция будет раздавлена Германией, и в этом будем виновны мы. При равных целях мы пользуемся чисто фашистскими средствами для достижения своих выгод».

Активно разрабатываемый украинский националист СТРЕЛЕЦКИЙ, служащий конторы «Заготлен», заявил: «...Не верю я, что советско-германский договор гарантирует нас от нападения. Гитлер этот договор заключил для отвода глаз, тем временем он сговорился с капиталистическими странами, вместе нападут на СССР и уничтожат власть евреев».

По фактам антисоветских проявлений приняты меры агентурно-оперативного характера.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР

СЕРОВ

По просьбе Радио Свобода публикацию комментирует историк Александр Гогун:

«Выглядит правдоподобным обобщение чекистов: из тех, кто высказался, большинство одобрило пакт. Те, кто был недоволен властями, в 1939 году благоразумно предпочитали держать язык за зубами: только что завершился Большой террор. Обычно органы госбезопасности в донесениях раздували угрозу, чтобы показать партийному начальству – «не зря едим свой хлеб» – и выпросить новые средства в своё распоряжение. Но здесь они писали, что лишь меньшинство ругало коммунистов. Это показали и дальнейшие события. Как в ходе захвата Западной Украины 17–28 сентября того же года, так и в ходе аннексии Северной Буковины и Бессарабии летом 1940-го, и даже в ходе страшного разгрома 1941 года в советской Украине у Красной армии наблюдался относительно прочный тыл».

Константин Богуславский, обнаруживший в Киеве эти секретные донесения, рассказывает:

«Спецсообщения о реагировании населения на значимые политические события регулярно отправлялись республиканскими НКВД в адрес партийного руководства. Я видел такие сводки, посвященные и пакту с Германией, и вводу войск в Польшу, и войне с Финляндией. Формировались они на основе отчётов и доносов агентуры после общения с гражданами. Часто эти спецсообщения начинались словами, что всё общество в едином порыве одобряет политику партии и правительства, и в качестве примера приводилось 4–5 глубоко положительных высказываний. Наряду с положительными цитировались нейтральные и отрицательные высказывания.

Конечно, основной интерес вызывают не положительные казённые отзывы, а попытки граждан разобраться в причинах и возможных последствиях событий. Некоторых граждан волновала моральная сторона договора с нацистами, людей беспокоило, как пакт отразится на международном коммунистическом движении. Высказывалось опасение, что Гитлер разобьет Францию, а потом набросится на СССР. Я прочитал около 40 страниц сводок, посвященных реагированию на заключение и ратификацию договора с Германией, и меня впечатлило, что часть опрошенных были уверены, что СССР и Германия тайно договорились разделить Польшу.

В целом же эти спецсообщения отражают весь спектр мнений граждан по отношению к пакту Молотова – Риббентропа. И спектр этот практически не изменился за 80 лет: от тех, кто считает его триумфальной победой дипломатии, до тех, кто считает его позором и одним из факторов, развязавших Вторую мировую».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:15)