Максим Яремко

Еще один «кошмар Ермошиной» – Швеция

Как надо проводить выборы, чтобы ОБСЕ не назвала их результаты печальными. Шведский рецепт.

В прошлый раз мы рассказали об электоральных особенностях Швейцарии. Сегодня рассмотрим опыт ещё одной страны, чьи выборы – в числе наиболее прозрачных и демократичных. Если избирательные практики швейцарцев выглядят инопланетянами в сравнении с практикой белорусов, то система выборов Швеции где-то даже перекликается с белорусской. Но это как раз тот случай, когда формальное сходство ещё не означает тождества сущности.

Танцуют все!

Демократические традиции шведов восходят корнями к XV веку, когда в 1435 году, в городке Арбога, встретились представители разных слоев населения и приняли решения, повлиявшие на жизнь всей страны. Некоторые историки называют эту встречу первым шведским парламентом. Хотя Швеция до сих пор остаётся монархией, её представительный орган, Риксдаг, одним из первых в Европе получил реальные законодательные полномочия и возможность влиять на исполнительную власть.

При этом в Швеции нет никаких правил, регламентирующих регистрацию политических партий – партией здесь считается любое, даже неформальное объединение трёх и более избирателей. (Сравним с Беларусью, где иные партии не могут зарегистрироваться годами, и утрём скупую демократическую слезу!) Единственное, для чего нужна регистрация – которая, кстати, проходит в уведомительном порядке – чтобы никто больше не смог использовать название твоей партии. А ещё, зарегистрировавшись, можно печатать отдельный партийный бюллетень к выборам.

ОБСЕ не признала выборы в Беларуси

Выборы разных уровней власти в Швеции проходят одновременно, поэтому на избирательных участках имеются три вида бюллетеней: жёлтые – для выборов в парламент (Riksdag), синие – областные (Landsting), белые – муниципальные (Kommuner).

Каждый вид делится на три типа: универсальный пустой бюллетень, куда избиратель сам может вписать название политической партии, в том числе, выдуманное (и этот голос будет действительным), партийный бюллетень без списка кандидатов (если партия не выдвинула конкретных кандидатов, избиратели могут предлагать собственных, вписывая их фамилии) и партийный бюллетень со списком выдвинутых кандидатов.

Централизованно, за счёт госбюджета, печатаются бюллетени только тех партий, которые на  последних двух выборах в парламент набрали не менее 1% голосов избирателей. Все остальные партии печатают бюллетени за свой счёт. Кстати, в Швеции они не являются документами строгой отчётности, так что многие партии печатают их для агитационной кампании.

«Мы имели возможность наблюдать, как в день голосования – а в Швеции не запрещено агитировать в этот день – перед входом на избирательный участок представители политических партий раздавали избирательные бюллетени», – рассказывает наблюдатель украинской мониторингово-аналитической группы «Цифра»  Мыкола Щур.

Когда досрочное голосование благо, а не проклятие

Избирательная активность шведов очень высока и не опускается ниже 85%. На последних выборах она и вовсе составила 87,18%. Как же достигается такая явка? Во-первых, благодаря тому, что политические партии работают с избирателями системно, а не только во время предвыборных кампаний. Ну, а во-вторых – «живописцы» белорусского ЦИК наверняка сейчас расплывутся в довольной улыбке – в Швеции практикуется… досрочное голосование.

Оно начинается за 18 дней до основного дня выборов и происходит на специально созданных участках, которые расположены  в удобных для избирателей местах: на вокзалах, в административных помещениях, торговых центрах. От выборов к выборам «досрочка» пользуется у шведов всё большей популярностью: если, в 2010 году этой возможностью воспользовались 2,3 миллиона избирателей, в 2014 – 2,6 миллиона, то в 2018 году уже 2,9 миллиона, что составило 44,5% от всех проголосовавших.

Шведские избиратели голосуют в приходском зале стокгольмской церкви Адольфа Фредрика. Фото Dan Hansson.

Чтобы проголосовать досрочно, человек должен быть включен в список избирателей. Он формируется за 30 дней до дня голосования как выписка из реестра населения, за который отвечает налоговая администрация. Каждому избирателю высылается специальное приглашение – карта избирателя – которая является обязательным условием для голосования. Хотя если кто-то потеряет её или забудет дома, на участке можно распечатать новую. При этом шведский избиратель может отдать свой голос как на «родном» участке, то есть, участке по месту жительства, так и на любом другом.

Здесь у белорусов предсказуемо возникнет вопрос: а как же шведы избегают махинаций в виде «каруселей», хорошо знакомых белорусскому избирателю? Ведь при такой вольнице можно проголосовать на одном участке, а  потом прийти на другой, сказать, что карта потерялась, распечатать ещё одну и проголосовать снова. И накрутить «нужному» кандидату тучу голосов. Так?

Не так. Проголосовать можно хоть сто раз, но засчитан всё равно будет лишь один голос. Ведь по окончании голосования бюллетени упакуют в конверты и отправят для подсчёта на «родной» избирательный участок с указанием уникального номера из списка избирателей. И участковая комиссия засчитает лишь тот голос, который поступил последним по времени. Так что рано улыбались наши «живописцы»: досрочное голосование в Швеции – для удобства избирателей, а не махинаторов.

Считать, а не «рисовать»

Но вот голосование закончилось. Участковая комиссия подсчитала результаты. Однако они не являются официальными, а используются лишь как предварительная информация для общественности и СМИ. Финальный же подсчёт происходит на третий день после голосования. Весь процесс абсолютно прозрачен и открыт для мониторинга – наблюдатели имеют право находиться рядом с подсчётчиками и фиксировать все их действия.

Кстати, в шведском законе о выборах нет специального понятия «наблюдатель» – любой человек здесь имеет право анонимно, то есть, не предъявляя документы и не сообщая своего имени, наблюдать за процедурой голосования и за всеми этапами подсчёта голосов. Для белорусов это звучит как какая-то ненаучная фантастика.

В Швеции можно не только свободно наблюдать за подсчётом голосов, но и снимать его на память. Фото Fredrik Persson, AFP

Всё это говорит о высокой электоральной культуре шведов и доверительной атмосфере, царящей во время выборов, направленных на то, чтобы узнать реальное волеизъявление народа, а не сфабриковать карманный парламент из «нужных депутатов». Ведь шведы, как и швейцарцы, считают выборы реальным инструментом решения социальных и экономических проблем.

Фальсифицировать волеизъявление народа не только преступно, но и глупо, так как это не решает проблемы, а загоняет их в долгий ящик и тормозит развитие страны. Несложную эту истину понимает любой швед – и избиратель, и член участковой комиссии – так что фальсификации на шведских выборах дело немыслимое. Чтобы такое же понимание когда-нибудь появилось и у белорусов!

«Белорусы беззащитны перед нахалами». Ермошина раскритиковала независимых наблюдателей

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:139)