Иван Корсак

Экс-сотрудник Администрации президента: «Это не достижение властей, а фиаско»

Эксперт – о поведении Минска и Брюсселя на фоне миграционного кризиса.

Накануне министр иностранных дел Владимир Макей обсудил по телефону с верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Жозепом Боррелем миграционную ситуацию на границе Беларуси и Польши.

Политическое значение этого звонка Филин обсудил с бывшим сотрудником управления делами президентам и НОКа Анатолием Котовым.

Анатолий Котов, архивное фото

– На самом деле это не достижение, а фиаско. Все познается в сравнении, посмотрите на Светлану Тихановскую, Павла Латушко, других лидеров демократической оппозиции. У них таких звонков и переговоров штук по десять-двадцать на неделе.

Минск пытается выставить за достижение то, что за полгода шантажа получилось выбить первый звонок. Это признак того, что такие механизмы больше не работают, и в Европе понимают, что они имеют дело с шантажистами.

Я бы не переоценивал значимость данного звонка. Надо решать как-то кризис на границе, в Европе понимают, что этот кризис – следствие того, что происходит в Беларуси последние полтора года.

Ну поговорила Меркель с Путиным два раза, попросил Владимир Владимирович в Минск позвонить. Состоялся звонок вежливости.

Но в Европе ничего не поменялось.

Сегодня европейцы введут критерии ответственности за миграционный кризис. Пятый пакет санкций немного видоизменится, но от него не стоит ожидать ничего особенного. Европейская бюрократия работает в своем ритме, медленно. В нем не будет сенсаций и прорывов. Главное новшество — критерии для введения санкций в последующем.

Повторился кейс Ryanair, когда после его посадки не было судьбоносных решений, они были приняты через некоторый временной лаг. В отличии от Беларуси, в Европе законы работают и на их написание нужно время.

Политика Евросоюза начинает напоминать американский стиль ведения дел, что добрым словом и «пистолетом» можно достичь гораздо большего, чем только добрым словом.

Еще в сентябре во время учений Запад-2021 Александр Лукашенко заявлял, что не сядет за стол переговоров до тех пора, пока не отменят «безмозглые санкции». Сейчас же о переговорах говорят все – Лукашенко, Макей, Эйсмонт. Что же поменялось?

– Надо понимать, что каждая сторона диалог понимает по-разному. Сейчас сложился треугольник: Запад, Беларусь, Россия. На Западе диалог понимают в принципе так, как и демократические силы. То есть диалог должен решить системный политический кризис, вопрос передачи власти. Должно быть комплексное решение.

Беларусь, поддерживаемая российским «старшим братом», выдергивает из этого диалога одну конкретную проблему – миграционный кризис. Все понимают, что это ловушка.

Нельзя вычленять мелкую проблему, которая является следствием более крупной. Нельзя на таких условиях садиться за стол, придавая легитимность режиму.

Как решить кризис с точки зрения властей? Дайте денег! Причем этот лейтмотив звучит и в сторону Запада, и Востока. Позиция властей не сильно поменялась, они готовы говорить, лишь бы Запад дальше платил за сдерживание мигрантов.

Сесть за стол с Лукашенко Запад планирует только в вопросе решения белорусского кризиса, а все эти миграционные проблемы и прочие очаги нестабильности будут появляться регулярно, проблема же не в мигрантах. Европе понадобилось несколько десятилетий, чтобы понять – лучше на шантаж не вестись.

Боррель позвонил, но надо понимать, что есть «золотой стандарт»: если стороны о чем-то договорились, то сообщения выходят одновременно и тексты очень похожи. Если же тексты разные, то это больше похоже на пропаганду, и каждый пытается использовать ситуацию в своих целях.

Обычно, кто пишет более пространственные и долгие тексты, – тот выдает желаемое за действительное. У Борреля все уместилось в несколько предложений.

Анатолий Котов также высказался о поддержке Беларуси Россией, при этом, не называя ее «безусловной»:

 – Границы у этой поддержки все же есть, это можно судить по не слишком стройному хору с Востока.

Если российский МИД следует в парадигме абсолютной поддержки, то управляемое медийное пространство в виде НТВ и почти либеральной прессы немного в шоке от того, что происходит в Беларуси.

Пресс-секретарь Путина Песков не всегда соглашается с тем, что доносится из Минска, да и сам Владимир Владимирович не со всем согласен.

Не очень понятно, почему белорусская пропаганда кричит, что Россия нас поддержала, и мы можем перекрыть газопровод. На самом деле, с них посмеялись, а они и рады. Путин только сказал: «Может и перекрыть». А они этим гордятся.

Мелкие пакости Европе вызывают бурю позитивных эмоций у российского электората и части элит. Но надо помнить, что отвечать за эскалацию будет Россия, не Беларусь же будет с НАТО воевать – это все понимают. У российской поддержки есть четкие контуры, дальше которых они заходить не будут.

Каким может быть окончание ситуации на границе?

– К большему сожалению, у меня нет однозначного ответа. Все будет зависеть от того, насколько нервозно отреагирует Минск на новое решение Евросоюза. Надо понимать, что Брюссель все-таки не отступил.

Если в Минске посчитают, что Европа не пошла на диалог, то нас могут ждать красивые провокации на границе и абсолютно непредсказуемый характер дальнейших действий.

Если нотки благоразумия все же победят, то нужно будет двигаться по направлению, обозначенному в звонке Борреля – допуск гуманитарной помощи со стороны ЕС и вывоз мигрантов в государства, откуда они прилетели. Но это будет поражение Минска в миграционном кризисе.

Но никто не знает, что же взыграет у властей – самолюбие или благоразумие. Это очень сложно прогнозировать, – подытожил Анатолий Котов.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:92)