Экономика
Игорь Кублицкий, учредитель ОДО «Биолайф», «Белорусы и рынок»

Экологическое предприятие оказалось полезным, но ненужным

Когда выпуск макаронных изделий из-за дороговизны белорусской муки стал нерентабельным, ОДО “Биолайф” совершило “маневр бизнесом”, переключившись на переработку шин. Два следующих года пришлось маневрировать, добиваясь признания этой деятельности местными властями и Министерством природных ресурсов. И хотя статус предприятия окончательно так и не определен, оно работает. Вот только перспективы пока остались непроясненными.

Макароны на завтрак, шины на ужин

Между макаронами и шинами не слишком много общего, а предприниматели обычно все же стараются работать в тех сферах, где они уже освоились. Почему наш пример стал исключением из правил? Разумеется, меняя бизнес, ни о какой оригинальности я не думал. Соображения были сугубо меркантильными: заниматься тем, что дает нормальную, устойчивую прибыль.

Макароны мы вполне успешно выпускали более 10 лет и продолжали бы это дело, если бы власти не установили фиксированные, причем крайне завышенные, цены на муку высшего сорта и не запретили ее свободный ввоз из-за пределов Беларуси. Эти протекционистские меры за последние 5 лет буквально положили всю макаронную промышленность республики. Когда-то мы фурами отгружали макароны в Россию, теперь фуры идут из России к нам.

Видя, как развивается ситуация, мы заранее стали готовить пути отступления. Опять попадать в зависимость от изменчивой ценовой политики государства очень не хотелось, главным образом поэтому и решили уйти из сферы, связанной с производством продуктов питания. Впрочем, как выяснилось, направлений, где бы госрегулирование не было жестким, в республике почти не осталось. Так, методом перебора вариантов, вышли на переработку отходов и, в частности, изношенных автомобильных шин. Подумали: и себе копейка, и стране хорошее дело сделаем. Шин в отходы ежегодно идет более 30 тыс. т.

С таким сырьем госпредприятия тоже работают, но уж очень низкая глубина переработки — срезают и перемалывают на крошку только протектор, а до 85% исходного материала идет в отходы. На российском рынке мы нашли установку, работающую на основе химического ресинтеза, после чего каучук распадается на первоначальные составляющие — жидкую фракцию, представляющую собой, по сути, печное топливо, и сажу (углерод технический), которую повторно можно использовать как компонент при изготовлении шин или в качестве пигмента добавлять в краски. Извлеченный корд отправляется на переплавку. Никакого отрицательного воздействия на экологию установка не оказывает, уровень выброса столь низок, что ее можно размещать даже в местах жилой застройки. Глубина переработки шин составляет 95%, мощность — 2.300 т сырья в год.

Только сама по себе установка — это еще не все производство, а только его “голова”. Загружаем одну кучу отходов — получаем три кучки других отходов. Около года мы отрабатывали технологию производства, доводили продукты переработки до товарного состояния и оформляли всевозможные сертификаты и разрешения. Причем и технические, и бумажные проблемы оказались одинаково сложными. Только с первыми мы в конце концов довольно успешно справились, а вторые находятся в таком состоянии, что, вполне возможно, скоро нам вообще придется переносить производство из Беларуси куда-нибудь к соседям. Благо б/у шин хватает везде, что на Западе, что на Востоке, и везде требуется их переработка.

Срок окупаемости завода — 8 месяцев

Специалисты знают, насколько сложно создать оригинальную технологию. Тем более для малого предприятия, на котором трудится около трех десятков человек. Дать соответствующее задание, допустим, специализированным институтам или КБ, оно не может в силу ограниченности ресурсов.

Поэтому нам с директором ОДО Сергеем Подолинским пришлось во всем разбираться самостоятельно, становится и химиками, и механиками, и строителями, да впридачу еще и юристами. Для воплощения технических идей в станки и машины создали собственный конструкторский отдел из трех человек. По их чертежам машиностроительные предприятия выполняют наши заказы. По части химических процессов сотрудничаем с институтами Национальной академии наук.

Сегодня предприятие находится полностью в рабочем состоянии, и мы получаем на нем высококачественную продукцию. Оценить эффективность наших разработок можно по такому параметру: предприятие при нормальном функционировании окупается за 8-12 месяцев. Похоже, однако, что высокая экономическая эффективность и доходность частного бизнеса в условиях Беларуси являются скорее не преимуществом, а недостатком.

Странные игры на чиновничьем поле

Для размещения производства по переработке шин ОДО “Биолайф” арендовал неиспользуемое уже 14 лет здание бывшего цеха розлива вина при консервном заводе в д. Вейно Могилевского района. Тут все пришлось буквально реанимировать: заново проводить электросети и коммуникации, планировать и огораживать территорию, доводить помещение до соответствующих санитарных и противопожарных норм. Общие затраты уже превысили 25 млн. BYR.

Первый договор об аренде был заключен с райисполкомом даже не на год, как это обычно практикуется, а всего на 11 месяцев. Сотрудники исполкома ссылались на то, что производство может быть экологически вредным, хотя я, естественно, представил все требуемые документы о его полной безопасности.

Но у чиновников один аргумент: нам в ваших бумагах слишком сложно и некогда разбираться, вы вот представьте справку, лучше всего из Минска, что никаких вредных выбросов установка не дает, тогда мы еще посмотрим. Никто же не говорит, что выбросов нет вообще, речь идет о том, что их показатели значительно ниже допустимых норм. Не слышат. Во второй раз договор опять продлили только на 11 месяцев. Мне надо развиваться, делать капвложения. При столь кратковременной аренде никакого смысла в этом нет.

Что еще странно: руководители самого высокого уровня говорят о необходимости поддерживать производственный бизнес вообще, а предприятия, занимающиеся переработкой отходов, — в особенности. Мы работаем с отходами, создаем рабочие места в сельской местности, платим налоги, но нам не то что не помогают, а только мешают. При этом непонятливость и осторожность чиновников достигают такого уровня, что невольно возникают подозрения в существовании какой-то их личной заинтересованности лишить предприятие возможности развиваться.

Ну не знает эксперт Минприроды элементарных вещей из школьного курса органической химии, и потому я вынужден более года чуть ли не еженедельно, как на работу, из Могилева ездить в Минск, чтобы давать дополнительные пояснения и приносить все новые документы. И все же сдаваться я не собираюсь. Пришлось сходить на прием к министру Леонтию Хоружику. Сначала мы беседовали, потом он начал вызывать своих специалистов, получилось спонтанное полуторачасовое совещание, по итогам которого министр дал задание подготовить для него подробную справку о нашей деятельности. Теперь у нас работают многочисленные комиссии Минприроды.

Не остался без последствий и мой визит к зампредседателя комитета по экономике Могилевского облисполкома Виктору Красовскому по поводу упорного нежелания районных властей заключить с нами нормальный договор аренды и выделить предприятию участок земли. Знаю, что он разговаривал с председателем райисполкома, так что надеюсь на объективное решение вопроса.

Последний аргумент

С точки зрения бизнеса, единственное в республике предприятие по переработке б/у шин с получением высококачественных товарных продуктов — само по себе уже большая ценность. Однако, как представляется, еще больший капитал составляют наши конструкторские и технологические наработки, на основные из которых мы в ближайшее время получим патенты.

В дальнейшем можно будет создать предприятие по выпуску разработанных и уже опробованных нами в производстве машин и агрегатов. Спрос на них гарантирован на многие годы. Сейчас рассматриваем варианты мест для размещения такого производства. Скорее всего, это будет не Беларусь. А здесь рост ВВП пусть и дальше обеспечивают старательно опекаемые государством колхозы и промышленные гиганты.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)