Люи Лема, «Le Temps”
"Джихадистам уже не нужны централизованные группы"

Во вторник египетская полиция задержала десять человек, подозреваемых в причастности к трем взрывам, прогремевшим накануне в туристическом городе Дахабе на Красном море. Погибло 18 человек, среди которых есть иностранцы. В их числе — белорус, швейцарец, россиянин, гражданка Ливана и 5-летний немецкий ребенок. Теракт — третий на Синайском полуострове за последние полтора года — продолжает вызывать осуждение по всем мире и в регионе, где его осудили радикалы из движения "Хамас" и египетские "Братья-мусульмане".

Ответственность за взрывы никто на себя не взял, однако один из полицейских начальников под прикрытием анонимности сообщил, что их совершили по меньшей мере два камикадзе. В предыдущих атаках — в Табе (октябрь 2004 года, 34 погибших) и Шарм-эш-Шейхе (июль 2005 года, около 70 погибших) египетская юстиция обвинила исламистскую группировку "Ат-Таухид ва-ль-джихад", многие члены которой в настоящее время находятся под судом.

По мнению Жиля Кепеля, профессора Института политических наук (Париж), последние теракты могут иметь внутриегипетскую подоплеку.

— Просматривается ли за терактами в Дахабе почерк "Аль-Каиды"?

— Эти взрывы произошли после последнего призыва Усамы бен Ладена, но это еще не доказывает, что между ними существует причинно-следственная связь. И это, возможно, самое тревожное: джихадисты уже не нуждаются в централизованных группах, чтобы переходить к действиям. Логика "Аль-Каиды" создала ей конкурентов. Одним из самых ужасных последствий 11 сентября было именно это превращение терроризма в "банальность": отныне он как бы составляет часть общего пейзажа. Есть одно обстоятельство, указывающее на то, что теракты имели скорее внутрегипетскую, чем международную подоплеку: этот тот факт, что они произошли именно сейчас, а не пятнадцать дней назад, когда на Синае находились десятки тысяч израильтян, приехавших туда по случаю еврейской Пасхи.

— В чем может заключаться эта внутриегипетская подоплека?

— На мой взгляд, теракты могли быть делом рук бедуинских племен, которые на Синае ощущают, что они в какой-то степени колонизованы Египтом и лишены возможности пользоваться финансовой манной, даваемой развитием туризма а регионе. Если говорить в более широком плане, то возникает ощущение, что сегодня Египет находится в совершенно тупиковой ситуации. Очевидно, что перспектива сменяемости политической власти не гарантирована. Последние выборы продемонстрировали значительный успех "Братьев-мусульман", но они были также отмечены случаями запугивания и угроз. Правительство подвергалось резкой критике, особенно в американской печати, и некоторые даже задались вопросом: не являются ли "Братья-мусульмане" жизнеспособной альтернативой? Встает вопрос и о преемнике президента Мубарака, правящего страной уже четверть века. Выбор в пользу сына президента, как это произошло в Сирии и может произойти в Ливии, грозит вызвать сопротивление со стороны египетских военных и служб безопасности. В конце концов, у мамлюков была традиция: когда правитель умирал, всех его детей душили, чтобы власть перешла к другим.

— Какое влияние оказывает на египетскую власть откровенное желание США демократизировать Ближний Восток?

— На мой взгляд, со временем это американское давление будет все менее и менее настойчивым. Во-первых, из-за травмы, которой стала для США победа "Хамаса" на палестинских территориях. Во-вторых, потому что американские неоконсерваторы уже покидают коридоры власти после фиаско, которое претерпела их политика в Ираке.

— Следует ли ожидать захвата власти исламистами, как это произошло в Палестине?

— Если вы почитаете их тексты, в частности, в интернете, вы увидите, что "Братья-мусульмане" очень стараются не слишком сильно раздражать Запад, к которому, впрочем, у них всегда было двойственное отношение. После 25 лет правления Хосни Мубарака и в условиях непопулярности светской оппозиции "Братья-мусульмане" действительно могут показаться единственной альтернативой. Однако их присутствие дарит режиму возможность увековечивать себя, поскольку международная критика будет ослабевать перед лицом исламистской угрозы. В прошлом некоторые существующие режимы с успехом этим пользовались. С тех пор, как в 20-е годы возникло "Братство", эта сложная игра ведется постоянно.

— Какова в этом контексте роль Ирана, президент которого все время напоминает о себе?

— Иран существенно укрепил свое влияние в Ираке, обеспечив себе способность воздействия на шиитские вооруженные формирования. Обратите внимание на парадоксальный факт: одной из целей американской интервенции было как раз сдерживание Тегерана. Но президент Ахмадинежад пытается также говорить языком Хомейни. Говоря о преодолении разногласий между шиитами и суннитами, он хочет сделаться знаменосцем оскорбленного ислама и, в частности, стать покровителем палестинского "Хамаса", в то время как арабские страны обвиняются в сотрудничестве с Израилем. По иронии судьбы, эта новая роль Ирана в регионе пугает как США, так и "Аль-Каиду".

Перевод Inopressa.ru

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)