Доктор наук: «Какое поколение специалистов может вырасти в такой атмосфере?»

В рамках спецпроекта «Обратная сторона медали» бывший профессор лингвистического университета специально для «Салідарнасці» рассуждает о состоянии высшего образования в стране на примере одного из лучших вузов Беларуси.

Фото несет иллюстративный характер

Главная тенденция, определяющая лицо и современное состояние вуза, – формализация всего и вся в образовательном процессе.

Ежегодно набор студентов в лингвистический университет, который, по словам властей, является одним из лучших вузов страны, осуществляется в полном объеме и без особых проблем. Причинами тому являются не «ударная» деятельность ректора и ректората, как это пытается представить Минобразования, а высокая востребованность иностранных языков для получения более престижной работы и возможность в будущем жить и работать за рубежом (по опросам студентов МГЛУ, такую цель имеют до 90%).

Качество образовательных услуг не стоит таких денег

Прежде всего, отметим, что только 30% студентов университета учится за счет средств бюджета, все остальные – на платной основе. На заочной форме обучения, на наиболее престижных факультетах —  до 90%  на платной основе.

Размеры оплаты за год обучения варьируются от 880 (заочное обучение) до 2500 рублей. Это $ 440-1250 только за год, за пять лет обучения в университете нужно заплатить до шести с лишним тысяч долларов. Вряд ли качество образовательных услуг, предоставляемых студентам в университете, стоит таких денег.

Уровень подготовки абитуриентов на бюджет и платную основу обучения различается в разы. Так, на бюджет зачисляются те, кто набрал от 280 до 400 баллов по итогам тестирования и качеству аттестата о среднем образовании, на платную же форму обучения – от 120 до 280 баллов.

В итоге в состоянии осваивать университетскую программу только те 30% студентов, которые поступили на бюджет, плюс еще процентов 15-20 из числа «платников» с более высокой суммой баллов при зачислении. Все остальные только делают вид, что учатся, скорее всего, мучаются и мучают преподавателей… В зачетках таких студентов преобладают «четверки».

«Четверку» получит любой 

Отметим, что «четыре» по десятибалльной системе оценки является самым низким зачетным баллом, при котором не надо пересдавать зачеты и экзамены. Легко ли студенту получить вожделенный зачетный балл? Как показывает практика последних лет, очень легко. Как в том анекдоте: он может не знать название предмета, по которому сдает экзамен, не знать фамилию экзаменатора, не знать, как выглядит учебник по дисциплине, по которой сдает экзамен, но получить желаемые зачетные баллы. 

Почему так происходит? Тут несколько причин.

Первая и главная. В целях экономии часов и средств, преподавателю оплачивается прием зачета/экзамена у студента только ОДИН первый раз. Тем самым преподавателя подталкивают сразу, независимо от знаний студента, оценить его положительно. Ректорат вуза не «заморачивается» действительно высоким уровнем подготовки будущих специалистов, зато он очень заинтересован в высоких формальных показателях – зачетных баллах, высоком проценте успеваемости студентов.

Принципиальный и ответственный преподаватель, стремящийся все-таки хоть чему-то научить студентов (таких, к сожалению, осталось совсем немного) вынужден назначать переэкзаменовку уже за счет личного времени, которое никак не оплачивается. Кстати, пересдача для студента платная и стоит от 4 до 5 рублей, а вот куда идут эти, пусть и небольшие, деньги, вопрос открытый — точно не преподавателю.

Если и во второй раз студент не смог сдать, то создается комиссия из 2-3 преподавателей кафедры, и уж в этот раз, по настоянию руководства, студент, какой бы уровень знаний он ни продемонстрировал, оценивается положительно. Как говорится, «не нытьем, так катаньем».

Другой причиной является практически запрет на низкую оценку. На всех заседаниях ректората из уст ректора звучат призывы повышать уровень успеваемости студентов (что означает завышать оценки), не отчислять неуспевающих платников, поскольку за их счет обеспечивается «высокая» зарплата преподавателей и развитие материально-технической базы университета. В вузе в почете те преподаватели, которые оперируют только баллами от 8 до 10 и не «заморачиваются» качеством профессиональной подготовки студентов.

Преподавателей и учебная нагрузка

Из года в год растет число студентов, умудряющихся пропустить все или почти все занятия по учебному курсу. Еще лет 10-20 назад таких студентов безоговорочно отчисляли из университета. Сегодня же их спокойно допускают к итоговой аттестации по предмету и благополучно выставляют им заветные баллы.

Зачеты становятся все более формальными. На них даже не выделяются учебные часы. В итоге для того, чтобы просто проставить зачет в зачетные книжки и заполнить ведомость, преподаватель вынужден либо тратить свое личное время, либо делать это за счет нескольких последних занятий по курсу. Поэтому из учебных планов и, естественно, из повседневной практики ушли такие действенные формы обучения студентов, как практикумы, коллоквиумы.

До 20-30% выпускников на госэкзаменах демонстрируют неудовлетворительный уровень подготовки. Студентам, претендующим на «красный» диплом, чаще всего значительно завышаются баллы за ответ на госэкзамене. Деканат имеет строгий план выписки дипломов с отличием, о чем заранее предупреждают экзаменаторов — такие студенты должны получить не ниже 9-10 баллов, иначе лишатся «красного» диплома. Только 10-20% отличников объективно подтверждают уровень своих претензий ответами на госэкзамене.

Если отдельные экзаменаторы на госэкзамене проявляют принципиальность, то они по распоряжению ректора на следующий год не допускаются к приему «госов». Преподавателей постоянно ставят перед дилеммой: либо вы будете сговорчивыми и покладистыми, либо на будущий год вы не получите престижной и удобной учебной нагрузки.

Дело доходит до полного абсурда: опытные, блестяще владеющие предметом, но принципиальные и объективные преподаватели заменяются людьми, которые пришли в университет со стороны, никогда до этого не преподавали предмет, по которому им предлагается выступать в роли экзаменатора.

Работать можно только по типовым программам

Руководство университета зачастую только декларирует заинтересованность в инновационных формах, методах и технологиях обучения.

Традиционные лекции по учебным дисциплинам читаются огромным потокам, насчитывающим до 120-130 студентов. Многие преподаватели не требуют от студентов ведения записей лекций. В то же время университет не располагает достаточным количеством учебной литературы по той или иной учебной дисциплине.

О каком качестве получаемого студентами образования можно при этом говорить?! Как в таких условиях преподаватель может осуществлять индивидуальный и личностно-ориентированный подход, что постоянно декларируется министерством образования и ректоратом?

Еще одним атрибутом театра абсурда является запрет для преподавателей работать по своим авторским учебным программам. Работать дозволяется только по типовым программам, утвержденным Минобразования. Это касается всех, даже докторов наук и профессоров, имеющих колоссальный опыт, авторов многочисленных учебников и учебных пособий.

Плагиат в дипломных работах зашкаливает

Довольно низким уровнем качества сегодня характеризуются курсовые и дипломные работы. Они зачастую представляют собой компиляцию нескольких общедоступных источников. Не редкость, когда тексты курсовых и дипломных работ покупаются студентами у интернет-фирм.

Программа «Антиплагиат», через которую в университете якобы «прогоняются» все курсовые и дипломные, явно не срабатывает. Видимо, результат настолько «зашкаливает» на плагиат, что руководство вуза старается об этом не говорить вслух. Да и сама программа не очень эффективна, так как в конце процедуры стоит не компьютер, а живой человек в лице ректора или завкафедрой, которые принимают «благоприятное» или «неблагоприятное» решение.

Стоит обратить внимание и на процедуру рецензирования дипломных работ. Поскольку на знакомство с работой и написание рецензии отводится всего три учебных часа, оплата за это мизерная, в реальности мало кто что-то рецензирует.

В подавляющем большинстве случаев дело обстоит так: научный руководитель дипломной договаривается с кем-либо из своих коллег (естественно, с которыми он дружен) с других кафедр своего или иного университета, далее, чаще всего сам студент-дипломник или его научный руководитель, составляют текст рецензии, затем дипломник с коробкой конфет отправляется с готовой рецензией за подписью к специалисту-рецензенту.

О какой объективности процедуры рецензирования, утвержденной министерством образования и ректоратом, можно в этом случае говорить? И зачем такое рецензирование?

О роли ректора и остальных

Модель управления, которая господствует в университете, далека от ценностей Болонского процесса, и полностью копирует модель управления, принятую в государстве. Это значит, что ректор в университете – есть ВСЕ, все остальные – понятно кто.

Морально-психологический климат характеризуется такими признаками, как человеконенавистничество, безразличие ко всему, безответственность, отсутствие у преподавателей критического мышления, боязнь потерять в любой момент работу. Профессионализм и принципиальность сегодня никому не нужны.

Руководство ценит подчиненных за личную преданность, угодливость, льстивость, конформизм. Именно такие люди в основном «правят бал».

Преподавателям в университете запрещено иметь собственный взгляд на что-либо, запрещено подвергать критике руководство кафедры и университета, министерства образования, запрещено высказывать студентам свое мнение на явления и события окружающей действительности.

Закономерен вопрос: какое поколение будущих специалистов может вырасти в такой атмосфере?

Наш спецпроект «Обратная сторона медали» основан на личном опыте учеников, студентов, преподавателей, родителей, и расскажет, что скрыто от посторонних глаз за стенами детских садов, школ, техникумов и вузов. И не только! Читайте на страницах gazetaby.com каждую неделю.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:184)