Депутат Госдумы Затулин: «Лукашенко как ребенок: капризничает и обижает маму, а затем ластится»

Депутат российской Госдумы Константин Затулин дал развёрнутое интервью татарстанскому изданию Бизнес Онлайн, в котором поругал Макея, возмутился белорусизацией и исчезновением русского языка.

О Западе и Макее

— То, что происходит в наших отношениях с Беларусью сейчас, является закономерным следствием того, что в течение десятков лет проект Союзного государства не трогается с места. Опыт показывает, что или интеграционные проекты должны развиваться по пути большего углубления, или ситуация начинает раскручиваться в обратную сторону.

По его словам, некоторые люди в окружении Лукашенко «добиваются не просто улучшения отношений Беларуси и Запада, а пытаются дистанцироваться от России».

— Они сегодня вышли на первый план в окружении Александра Лукашенко. Я имею в виду прежде всего министра иностранных дел [Владимира] Макея.

О Лукашенко

— У Александра Григорьевича Лукашенко как бы раздвоение сознания. С одной стороны, он понимает, что порядок, который установился в Беларуси, для Запада по большому счету неприемлем и судьба его, если он ее полностью доверит отношениям с Западом, будет ровно такой же, как у Януковича и ему подобных, которые оказались ненужными при развороте на 180 градусов. С другой стороны, Лукашенко за многие годы освоил тактику, в рамках которой он ведет себя как большой ребенок: капризничает и обижает маму, а затем вновь ластится к ней, потому что она его любит, он для нее родной. Такие качели в поведении стали уже традиционными, и белорусская сторона использует их для того, чтобы добиваться от России уступок в конкретных экономических вопросах.

Почему Лукашенко сопротивляется интеграции

— В первые годы своего президентства, когда Лукашенко выступал в роли инициатора интеграции, одним из мотивов его усилий было, несомненно, стремление закрепиться во внутренней российской политике и унаследовать у [Бориса] Ельцина Союзное государство. Но эти намерения умерли, как только пришел [Владимир] Путин. С тех пор личные мотивы Лукашенко перестали играть существенную роль.

Я не хочу демонизировать Александра Григорьевича и говорить, что за все время у него не было поводов опасаться хватательных рефлексов российских олигархов и либеральных рецептов правительства РФ. Мы сами несем большую долю вины в том, что попали в ситуацию «тяни-толкай».

В Москве были заняты другими делами и упустили шанс подхватить инициативы Лукашенко и реализовать наши союзные договоренности в полном объеме. Сейчас, когда мы готовы идти по пути строительства Союзного государства, интеграционная форма, которая должна быть все время подвижной, уже окостенела. Теперь как в истории с медведем: «„Я поймал медведя!“ — „Так веди его сюда“. — „Он не идет“. — „Ну тогда сам иди“. — „Медведь не пускает“».

Сегодня же Александр Григорьевич лишь играет в интеграцию. Создать ячейки движения в Беларуси не удалось, потому что Александр Григорьевич, несмотря на свои обещания, лично мне данные, все саботировал. Ему не нужны никакие объединительные общественные структуры, которые будут развивать тему интеграции. 

О шантаже со стороны Лукашенко

— Мы хоть и выставляем требования, но все время демонстрируем желание достичь компромисса. Здесь уже вопрос в культуре наших белорусских партнеров. Чувствуют ли они это или не хотят замечать, по-прежнему горлом выдирая от нас всякого рода уступки и шантажируя нас по разным поводам... И когда есть повод, и когда его нет. А в том, что шантаж происходит, нет никаких сомнений. 

О белорусизации

—  Нам нужна безопасность и спокойствие на наших границах. В то же время мы не чужды белорусам, а они не чужды нам. Да, сегодня маховик раскручивается в другую сторону, в том числе в гуманитарной сфере. В моде белорусизация. И да бог бы с ней, но она рассматривается с псевдонаучных позиций. Общие с Россией исторические события трактуются иначе. Изобретаются какие-то иные варианты происхождения белорусского народа. Великая Отечественная война, слава богу, нет, но Отечественная война 1812 года уже рассматривается как чужая для Беларуси русско-французская война. Что является сегодня объектом главного экскурсионного показа в Беларуси? Замок Радзивиллов, конечно же. Скажем, музей Суворова в Кобрине в запущенном виде. И данный список можно продолжать.

Конечно, далеко не всегда такая линия предначертана исключительно на президентском уровне, хотя иногда и сам президент вносит в это свою лепту. Все его филиппики против Русского мира, отказ от «Бессмертного полка»… Чем ему «Бессмертный полк» помешал? Был самый главный патриот. А теперь какие-то другие, независимые от него люди проявляют инициативу. Александру Григорьевичу очень хочется усидеть на нескольких стульях одновременно. В этом-то и вся проблема белорусского режима. 

Об отношениях с Западом

— Безусловно, это тоже играет свою роль. И было бы странно, если бы не активизировались те, кто хочет разобщить Россию и Беларусь. Этим занимаются прежде всего государства Запада. Они поддакивают, гладят по голове, снимают санкции с Беларуси. Мы, конечно, радуемся за наших соседей, но это происходит с одновременным усилением санкций против России. Даже глухому и слепому очевидно, на что направлена такая политика: снимать санкции с Беларуси и взвинчивать их в отношении России. Учащаются выступления в духе «ни пяди белорусской земли не отдадим». А кто на нее претендует? С нашей стороны никто. Но об этом говорит Лукашенко, когда рассуждает о принадлежности Крыма. Если он такой профессиональный историк, то разобрался бы в том, как 65 лет назад Крым подарили Украине, но Александр Григорьевич ограничивается поверхностными рассуждениями и делает подобное поводом для громких заявлений о своей боеготовности, а это уже совсем не тот климат и атмосфера, в которой развиваются интеграционные процессы между союзниками. 

О табличках на белорусском языке

— Критическую черту Беларусь пока не перешла. Русский язык остается государственным. Но вот, например, исчезли многие вывески на русском языке, а вывесок на английском и китайском стало больше, чем на русском. Это нехороший симптом. Тем более что он не может быть проявлением вкусовых предпочтений населения. Вряд ли белорусы больше любят китайский, чем русский.

Надо понимать, что Лукашенко полностью сформировал современную белорусскую номенклатуру, сиречь политический класс. Шаг влево, шаг вправо — если не расстрел, но неприятности.

Надо также признать, что в Беларуси на первом этапе президентства Лукашенко и благодаря ему были приняты важные решения о государственности русского языка. Эти достижения 90-х годов являются стопорными якорями, тормозными башмаками на пути деградации Союзного государства. Но драйв пропал, а вслед за ним исчезает и доверие друг к другу. Деятельность таких людей, как Макей, который обивает разные пороги на Западе, вызывает серьезные опасения.

О ситуации с Бабичем

—  Белорусская сторона просто не привыкла к тому, что ей отвечают. Здесь могут быть и другие причины. Может быть, мы прежде тоже были неправы, оставляя без внимания выпады в свой адрес, и приучили белорусов к такому непротивлению злу насилием… Что бы ни сделал за данный период Бабич, это не повод для того, чтобы вести себя так в отношении посла. Да, у него свой характер, но я не считаю, что он совершил что-то такое, что требует осуждения.

То, в каких формах это комментирует представитель белорусского МИДа, говорит о том, что метастазы зашли слишком далеко и в Минске потеряли представление о дипломатическом такте по отношению к России. То он бухгалтер, то прошлое полпреда оказывает на него негативное влияние, когда дело касается Беларуси. А белорусские партнеры принцы крови, что ли? Потомки английских джентельменов голубых кровей? Откуда такой снобизм по поводу полпредов президента России?

О новом после Мезенцеве

— Мезенцев, конечно, не будет лезть на рожон. Если Бабич «с детства не писал овал, с детства угол рисовал», то Мезенцев наоборот. Каким Мезенцев будет послом в Беларуси, мы увидим, но повестка в российско-белорусских отношениях будет та же, что и у Бабича.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.9 (оценок:57)