Сергей Твердичев

Дело Можейко: не смолчал даже Кремль

История имеет свойство повторяться. После убийства Романа Бондаренко за активные действия были задержаны сотни человек, но наиболее громкими стали процессы над тремя журналистками. Сейчас на Окрестина находится более 130 человек, видимо, посмевшие неудобно для власти высказаться по поводу драмы на столичной улице Якубовского, однако самым показательным может стать дело корреспондента «Комсомольской правды в Белоруссии» Геннадия Можейко.

В год народного единства репрессии порой затрагивают даже тех, кто активно не протестует. Объединяющим признаком становится проявление инакомыслия в любой форме.

Следствием разборки с «КП» о стало то, что официальные лица России вдруг вспомнили о необходимости соблюдения прав человека и свободы медиа. Особенно мило это выглядит на фоне того, что в белорусских тюрьмах и колониях сидят (зачастую по надуманным обвинениям) граждане РФ, участвовавшие в протестах.

Кто-то мог подумать, что после высказывания Дмитрия Пескова по поводу блокировки сайта kp.by режим намек поймет. Но после этого случилось задержание корреспондента издания, что выглядит совсем уж неприличным.

Впервые за долгое время российские власти решили публично высказать недовольство в связи с действиями по подавлению инакомыслия в Беларуси. Как Лукашенко воспримет послание, исходящее из Кремля?

Вспоминается случай с Павлом Шереметом, которого в 1997 году также заключили под стражу за журналистскую работу. Тогда российские руководители неоднократно призывали Беларусь освободить репортера. Однако это не было сделано до тех пор, пока Лукашенко, собиравшемуся вылететь в РФ на форум регионов, не закрыли воздушное пространство.

Правда, сейчас пост президента России занимает совсем другой человек, которого сложно заподозрить в приверженности свободам. И вряд ли перспективы Можейко волнуют Путина в той же степени, как когда-то судьба Шеремета заботила Ельцина.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:86)