Сергей ШАПРАН, «Белорусская деловая газета»
Дело Антона Филимонова

Здоровье Антона Филимонова, сына убитой в октябре 2004 года журналистки Вероники Черкасовой, находится под угрозой — уже более месяца 16-летний подросток, страдающий заболеваниями почек и сердца, находится в СИЗО–1 г. Минска, где похудел уже на 7 килограммов. В январе с ним не было проведено ни одного следственного действия по тому делу, за которое он был задержан. Об этом заявляют в распространенном БАЖем открытом обращении Диана Черкасова и Владимир Мелешко — бабушка и дедушка Антона.

В обращении, в частности, говорится, что Антон Филимонов находился под пристальным вниманием правоохранительных органов еще с конца 2004 года, когда в ноябре он и отчим Вероники Черкасовой были названы подозреваемыми в убийстве. В то время Антона не только часами допрашивали, но и хотели поместить в спецотделение психиатрической больницы для проведения психиатрической экспертизы. Однако тогда подростка удалось отбить с помощью учителей и директора школы. После чего Антон был переправлен в Москву к отцу, обратившемуся в Комиссию по правам человека при президенте Российской Федерации с просьбой защитить сына. «Защитить его помогла гласность, — полагают родные Антона. — По каналу НТВ прошла передача, где были озвучены все уголовно-процессуальные нарушения, допущенные в отношении А.Филимонова». В апреле статус подозреваемых с сына и отчима Вероники Черкасовой был снят.

Однако 27 декабря 2005 года Антон был-таки задержан, но по другому делу вместе с другими подростками, пытавшимися расплатиться фальшивыми белорусскими дензнаками, которые он изготовил вместе с 22-летним соседом для «прикола» на компьютере. Впрочем, считают родные мальчика, нельзя исключать версии, что его подставили. Во-первых, спустя два дня все задержанные, кроме несовершеннолетнего Антона, были отпущены.Во-вторых, в январе с ним не было проведено ни одного следственного действия по уголовному делу о фальшивых дензнаках. И главное: уже на следующий после задержания день и далее (29, 30, 31 декабря, 1 января) к Антону приходили сотрудники правоохранительных органов, склонявшие его взять на себя вину за убийство матери. В крайнем случае предлагалось: «Ты смотрел, а убивал твой дедушка». В случае отказа подростку угрожали: «Ты у нас в руках, что захотим, то и сделаем».

«О противозаконных действиях были поданы соответствующие заявления и жалобы, — говорится далее в обращении. — Мы получили ответы из правоохранительных органов, которые признали факты посещения сотрудниками Антона и указали, что будут приняты меры в отношении лиц, позволивших проводить данные незаконные действия. Да, белорусским силовикам повезло — мальчишка подставился. Теперь даже те, кто в прошлом году защищал Антона Филимонова, сегодня задумаются: «Кто его знает, ведь он задержан за конкретное преступление…» На этом и строился расчет тех, кто решил довести до конца свой план: списать убийство оппозиционной журналистки Вероники Черкасовой на ее сына, в крайнем случае, на него и деда. И с молчаливого согласия общественности совершается второй акт этой трагедии, невидимый для мира, для окружающих, циничный по своей сущности и мерзкий по исполнению».

Родные Антона также обращают внимание на то, что его нынешняя подавленность не может не отразиться на и без того слабом здоровье. В СИЗО он похудел на 7 килограммов, у него участились приступообразные боли в сердце. «По словам специалистов, потеря в весе при таком заболевании почек может привести к необратимым последствиям в организме и даже инвалидности. Мы просим, умоляем всех, кто может: помогите ребенку, окажите содействие в прекращении беспредела в отношении несовершеннолетнего Антона Филимонова», — взывают его бабушка и дедушка.

Следует заметить, что в ответ на ходатайство родных подростка об изменении ему меры пресечения в виде заключения под стражу на менее строгую на днях был получен ответ от прокурора Минска Н.Кулика: оснований для этого не имеется, «так как Филимонов А.Д. обвиняется в совершении тяжкого преступления, производство следственных действий с его участием по уголовному делу не закончено». И далее о том, что разрешение на его посещение сотрудником уголовного розыска 4 января было выдано в Первомайском РУВД и «выдача таких разрешений следователям, а также посещение обвиняемых, подозреваемых оперативными сотрудниками уголовного розыска и других оперативных служб органов внутренних дел действующим законодательством не запрещается». Но ни слова о ежедневных визитах к Филимонову начиная с 28 декабря и по 1 января включительно. Что же до следственных действий, то, мол, в январе они не проводились в связи с истребованием уголовного дела для изучения при рассмотрении прокуратурами обращений родных Антона. То есть «крайними» оказались бабушка и дедушка Антона — дескать, не беспокоили б силовиков обращениями, и дело внука рассматривалось бы быстрее... И главное, «по состоянию здоровья обвиняемый может содержаться в следственном изоляторе». Между тем Антону, с 2002 года находящемуся на диспансерном учете, в 19-й детской поликлинике поставлен диагноз: нефроптоз II степени справа, ортостатическая протеинурия, хронический пиелонефрит, хронический тонзиллит, функциональная кардиопатия. Диагноз был подтвержден в Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова, где в феврале 2005 года Филимонов проходил обследование и лечение. Но говорит ли что-либо его диагноз старшему советнику юстиции Н.Кулику? Едва ли...

По словам представителей БАЖа, выступить с ходатайствами об изменении меры пресечения в адрес теперь уже генпрокурора П.Миклашевича хотят не только близкие Антона. Эта история многих не оставляет равнодушными и прежде всего тех, кто хорошо знал его маму.

Один из них — поэт Геннадий БУРАВКИН, помнящий Веронику Черкасову по работе на телевидении и в газете «Салідарнасць» и по просьбе «БДГ» высказавший свое отношение к происходящему:

— Конечно, Антона, на которого в самом начале жизненного пути свалились такие потрясения, можно только пожалеть. К счастью, с него сняли страшное подозрение в причастности к жестокому убийству матери — талантливой журналистки, очень честного, светлого и доброго человека. Что же до истории с фальшивыми деньгами, то меня, например, очень настораживает то, что из всей группы подозреваемых — а ведь там были и люди старше Антона — за решеткой оказался почему-то он один. И мне не понятно, можно сказать, садистское упорство представителей силовых структур: ну неужели для того, чтобы разобраться, мальчишку обязательно держать в тюрьме?! Неужели его надо истязать ежедневным психологическим давлением и теми болезнями, которыми он болен?! Должно же быть сочувствие, должно же быть желание не опустить парня на дно жизни, а помочь ему выкарабкаться. Ведь то, что он пережил в связи с трагической смертью матери, не каждому взрослому под силу вынести. Так нет, как говорят близкие Антона, его упорно и настойчиво хотят сломать, хотят добиться нужных «признаний»...

Я не юрист и не знаю всех деталей предъявленных обвинений, но в этой истории я не вижу проявлений человечности. А мне бы так хотелось, чтобы наше государство и его представители, стоящие на страже закона, были не только гуманными, но подчас даже милосердными. Чтобы они демонстрировали образцы доброго и умного отношения к людям. Тем более к юному гражданину, попавшему в беду.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)