Ян Буян
Царская доля

Генеральная прокуратура России озвучила свое решение, касающееся событий почти девяностолетней давности. Впрочем, вынесенный вердикт прекрасно характеризует нынешнюю ситуацию в российском государстве и обществе.

Общество до сих пор не может определиться, каков был последний император. Одни считают, что он успешно вел Россию к экономическому процветанию и политической демократии. Другие полагают, что Николай II был слабаком, и числят самодержца главным виновным в крушении империи.

Так или иначе, бесспорным является факт, что царя и всю его семью большевики расстреляли без суда и следствия. Не вызывает сомнений и то, что исполнители действовали не по собственной инициативе, а по приказу тогдашнего руководства страны. И в этом смысле ответ на вопрос, является ли Николай жертвой политических репрессий, выглядит довольно очевидным.

Однако же когда потомки царя обратились с просьбой закрепить за ним этот статус официально, российская Генпрокуратура приняла, на первый взгляд, редкое по своей абсурдности решение. Признав «политическую окраску умышленного убийства императора», блюстители закона не нашли достаточных оснований, чтобы признать Николая жертвой политических репрессий и принять решение о его реабилитации. Причина в том, что это преступление было совершено лицами, "не наделенными соответствующими судебными и административными полномочиями".

Далее прокуратура развила свою мысль, сообщив, что не обнаружено "официальных решений судебных или несудебных органов о применении к погибшим репрессии по политическим мотивам" и "формального обвинения властями императору". После этой фразы все окончательно становится на свои места. Следовательно, если облеченный властью человек совершил преступление, но при этом не оставил письменных свидетельств — мол, я такой-то, приказал расстрелять этого врага народа по политическим мотивам — то и оснований для признания убитого жертвой политических репрессий не имеется. Таково мнение Генпрокуратуры. Во всем виновны лица, «не наделенные соответствующими полномочиями». Уголовники, одним словом.

Такой подход чрезвычайно удобен для властей. Следуя ему, всегда можно переложить ответственность на исполнителей. Тому, кто отдал преступный приказ, нужно только не оставить документальных подтверждений. Решение Генпрокуратуры — это индульгенция для мерзавцев, облеченных властью. Причем не только тех, кто расправился с Николаем и его семьей, но и тех, кто правит сейчас.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)