Александр СТАРИКЕВИЧ
Что общего у нашей власти и неверной жены

Беседуют старые приятели: «Видишь, две женщины идут. Так, которая справа — это моя жена, а та, которая слева, — это моя любовница. Замечательная любовница: ласковая, умелая…»

«Да нет, ты все перепутал, — говорит второй. — Так, которая слева, — это моя жена, а та, которая справа — это моя любовница. Любовница — высший класс: страстная, нежная…»

Посмотрели друг на друга. Помолчали. Потом один говорит: «Слушай, а ведь МОГУТ, когда ЗАХОТЯТ».

Белорусская власть, оказывается, тоже может. Когда захочет.

Лет шесть тянулась одна и та же волынка: наши профсоюзы жаловались в международные инстанции на грубые и систематические притеснения со стороны чиновников. Все это время правительство Беларуси получало льготы от Евросоюза в виде участия в Генеральной системе преференций (ГСП), которые предоставляются как раз за соблюдение прав профсоюзов. То есть выступало в роли жены, которая «ходит налево» (причем демонстративно) и при этом получает премию «за образцовое поведение и высокие моральные качества». При этом свое право «ходить налево» белорусские власти называли священным и объясняли исторически сложившимися местными традициями.

Самое забавное, что ряд членов ЕС (Польша, Литва, Латвия и др.) предлагали сохранить такой порядок вещей: мол, если «депремировать» женщину, себе дороже выйдет. Однако телега Евросоюза медленно, со скрипом, но все же развернулась в другую сторону. На 12 октября назначено рассмотрение «белорусского вопроса», которое с высокой долей вероятности должно было закончиться исключением нашей страны из ГСП. А это означает ни много ни мало потерю примерно 300 миллионов евро в год.

Как только эта перспектива из призрачной стала реальной, белорусские власти, доселе державшие гроссмейстерскую паузу, молниеносно начали выполнять рекомендации Международной организации труда (именно игнорирование оных и стало для Евросоюза поводом, чтобы начать процедуру лишения льгот). В понедельник Александр Лукашенко подписал указ, упраздняющий Республиканскую комиссию по регистрации общественных объединений (рекомендация №3), и согласовал концепцию проекта «Закона о профсоюзах», который может существенно упростить порядок их регистрации (рекомендация №2).

Белорусская власть — женщина изворотливая. Поэтому я бы не спешил с аплодисментами. Торжественно закопав одну «волчью яму», предназначавшуюся для независимых профсоюзов, чиновники вполне способны тут же вырыть три новых. В результате получится, что предыдущие рекомендации выполнены, но за это время созданы новые проблемы. К кардинальному же пересмотру своей политики в отношении профсоюзов власть явно не готова.

И тем не менее один чрезвычайно важный результат есть. Впервые за долгие годы официальный Минск подчинился требованиям международных структур. Пусть формально, пусть держа фигу в кармане, но подчинился. И тем самым обозначил свое чувствительное место — карман.

Сколько бы ни утверждал Александр Лукашенко, что переживет лишение льгот, терять 300 миллионов евро в год ему ой как не хочется. Так что, в руках у Евросоюза имеется финансовый рычаг, действенность которого только что была де-факто признана белорусской властью.

Вопрос в том, насколько эффективно ЕС сможет его использовать в дальнейшем. Тут открываются любопытные перспективы. В свете того, что Россия усиливает экономическое давление на Беларусь посредством двух своих НАСТОЯЩИХ союзников — нефти и газа — положение Лукашенко в той или иной степени осложнится. И в этой ситуации Евросоюз может предложить ему помимо кнута еще и пряник. Но только по принципу «утром — стулья, вечером — деньги».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)