Что думают белорусы после вчерашнего: «Каждое утро мы возрождаемся»

Собрали обзор реакций лидеров мнений на воскресный марш и его последствия в виде жесткого и подлого хапуна.

Фото Андрея Ленкевича, Facebook

Любовь Лунева, журналист: «Карпенков со своего кармана заплатит за разбитые витрины и причиненный ущерб?»

Владимир Максимков, продюсер: «Каждый день к вечеру нам наступает полный ***, и каждое утро мы возрождается, чтобы к вечеру достичь еще более полного ***».

Владимир Мацкевич, философ: «Добротой мы не сможем победить вооруженную подлость. Не можем насилием, не можем добротой, тогда как мы будем побеждать? А будем побеждать умом, умением, организованностью и дисциплиной. Пора сосредоточиться! Беремся за ум, укрепляем дисциплину, развиваем умения!»

Павел Усов, политолог: «Глядя на все происходящее на улицах городов страны, можно сказать, что власти сознательно толкают людей к тому, чтобы они взяли в руки дубины. Приближается тот день, когда протестовать выйдут злые беларусы, очень злые. Это неизбежно. Дружины самообороны и защиты от бандитов. Лукшенко будто кричит: «свергайте меня скорее! Мне уже надоело ждать!» Эх, дубинушка, уухнем».

Алесь Карніенка, активист: «Более гуманной и выдержанной милиции нет нигде в мире»! – заявил Караев... и отложил томик Оруэлла».

Екатерина Орловская, юрист: «Во всем мире витрины громят протестующие и только в Беларуси это делает милиция».

Саша Филипенко, писатель: «Этот месяц мы живем в стране, которую захватили террористы. Мы сейчас Буденновск, мы Беслан. Террористы берут в заложники школьников, женщин и журналистов. Вешают трупы похищенных и замученных до смерти людей на деревьях. По нам стреляют, нас насилуют, нас похищают. Бесчинства продолжаются каждый день, но нам никто не может помочь. У нас нет ни милиции, ни армии, ни комитета государственной безопасности, потому что мвд, кгб и армия и есть те самые террористы, которые захватили нас».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(107)

Читайте еще

Предновогодний Минск: красно-зеленая игрушка-танк и синий Дед Мороз без лица

Конвейер репрессий. Политзаключенного Плескацевича перевели с «химии» в Бобруйскую колонию. Силовики задержали 60-летнюю жительницу Фаниполя. Правозащитники: фиксируются факты применения пыток при расследовании политических дел

Памёр Вітаўт Кіпель

Белоруска из Гданьска: «Даже мысленно не подхожу к границе – ни на секунду не хочу испытывать всепоглощающее чувство страха»

Кнырович: «Трудно рассчитывать на адекватное отношение к самой бесправной категории населения — осужденным, если и к тем, кто «на свободе», оно не отличается гуманностью»

Конвейер репрессий. Зампрокурора собирается обжаловать приговор экс-политзаключенному Илье Миронову. Дело «рельсового партизана» Виталия Мельника, которому при задержании прострелили колени, рассмотрят в закрытом суде