«Чернобыль» от HBO

В сериале масса реальных персоналий 1980-х: так, физика Валерия Легасова играет Джаред Харрис, Адам Нагаитис вжился в роль молодого пожарного Василия Игнатенко, который получил смертельную дозу радиации и мучительно умирал в Москве.

Шведский актер Стеллан Скарсгард воплотил образ советского чиновника-карьериста Бориса Щербины, которого Кремль назначил руководителем правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии. Сначала «партийная линия» Щербины строится на невежестве и самоуспокоении, пишет ВВС.

Однако, прибыв на место аварии и пообщавшись с Валерием Легасовым, он убеждается, что опасность — серьезная.

Затем появляется еще один персонаж — белорусский физик-ядерщик Ульяна Хомюк, которую сыграла Эмили Уотсон. Согласно сюжету, она в Минске поняла масштабы угрозы раньше, чем работники на ЧАЭС.

Кинообозреватель ВВС Уилл Гомперц написал, что сериал произвёл на него столь сильное впечатление, что к концу третьей серии ему уже хотелось чего-то полегче.

«Актёрская игра поражает, каждая сцена выглядит достоверно и погружает в советские 1980-е. Люди живут в бесцветном мире, который редко выходит за пределы мрачной зелено-серо-коричневой палитры. Когда я начинал смотреть «Чернобыль», думал, что знаю эту историю. Теперь понимаю, что нет», — восторженно пишет Гомперц.

Один из напрашивающихся выводов: если бы на поддержание и модернизацию Чернобыльской АЭС потратили столько же времени, усилий и денег, сколько на эту ленту, трагедии можно было избежать, предполагает лондонский обозреватель .

«Это фиксация распада на бесчисленных смысловых уровнях. Чтобы понять, зачем на это стоит оглянуться прямо сейчас, не нужен физик-ядерщик», - уверен критик Rolling Stone Дэвид Фир.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:4)