Виктория Телешук

Чаусов: Сегодня вопрос о смене Лукашенко с помощью Кремля не стоит

С чем Лукашенко приедет от Путина и какие козыри он может предъявить в Сочи?

Место переговоров правителей Беларуси и России в Сочи, которое 22 февраля показал канал, максимально приближенный к Лукашенко

«Не для того, чтобы чего-то просить» — так белорусский правитель озвучил цель своего визита к Путину, переговоры с которым запланированы на вторую половину дня в Сочи. Впрочем, многие аналитики сходятся во мнении, что основная задача Лукашенко — попросить у Кремля не просто «чего-то», а «очень много».

Политолог Юрий Чаусов отмечает: кроме вариантов «вызов на ковер» и «встреча заклятых друзей», встреча в Сочи может расцениваться и как отчет о проделанной работе.

— У всех в памяти августовская срочная встреча Лукашенко, когда многим казалось, что он теряет власть. Можно по-разному оценивать, каким путем и какими средствами это было достигнуто, но сейчас, думаю, ни у кого нет сомнений, что власть Александру Лукашенко удалось удержать, — отмечает политолог в экспресс-комментарии «Салiдарнасцi». — Александр Григорьевич в Сочи будет докладывать о том, что оппозиция «удушена», «разгромлена», а протесты удалось задушить путем сотен политических заключенных и возбуждения тысяч уголовных дел.

В разговоре с Путиным может также возникнуть вопрос о Викторе Бабарико и другие нашумевшие темы.

– Не говорю о том, что Путин будет просить за Бабарико, но предполагаю, что тема будет звучать если не на повестке дня, то в части кулуарных, закрытых переговоров, — отмечает Юрий Чаусов.

В целом же основной предмет переговоров можно легко понять.

— Это деньги, кредиты – то, в чем сейчас Лукашенко крайне нуждается и что не может найти нигде, кроме как на Востоке, у Кремля. Я не говорю о том, что деньги нужны Лукашенко, чтобы удержать власть – силовикам на дубинки и автозаки средства всегда найдутся. Но для некоторых других вещей (приятных мелочей типа второго «Боинга» или для того, чтобы не раздражать свое ближайшее окружение урезанием «бонусов») финансы ему крайне нужны. Это подтверждается, собственно, объяснениями самого Лукашенко – когда он говорит, что  едет не за деньгами, из его уст это довольно прозрачный намек, что именно за деньгами.

При этом Лукашенко очень хотелось бы, чтобы не приходилось каждые полгода, год или каждый политический цикл ехать в Сочи и выпрашивать какую-то копейку.

— Он хотел бы, чтобы финансирование из Москвы поступало в плановом режиме, чтобы диктатура поддерживалась чуть ли не отдельной строкой в российском бюджете, но, естественно, такого уже не будет.

Поскольку ставки высоки, многих интересует: что Лукашенко предложит взамен, что мы услышим о результатах переговоров, а что может остаться в кулуарах?

— Некоторые вещи и так известны, поскольку находятся открыто на политической повестке дня, — отмечает политолог. — Например, подписание договора о пролонгации нахождения в Беларуси двух российских военных объектов: радиолокационной станции и станции связи ВМФ. Можно предположить, что эти договоры, предусматривающие долгосрочную аренду, являются предметом торга с Москвой.

Но для серьезной финансовой поддержки Кремль может затребовать и нечто более существенное – имеется в виду полноценная военная база (говорят о двух базах – авиа и сухопутной).

— Мы помним, как несколько лет назад разговоры об авиабазе велись на уровне российского министра обороны Сергея Шойгу, и сейчас Россия вполне может вернуться к этому вопросу, — считает Юрий Чайсов. — Кроме того, есть еще более долгосрочный вопрос. Россия хотела бы привязать Беларусь к себе не просто как союзника, «своего парня», который является наиболее пророссийским из всей колоды друзей-диктаторов. Создание условий для того, чтобы подобная привязка сохранилась и после ухода Лукашенко – а кризис 2020 года показал, что это возможно не только физическим путем, но и политическим, – вот большая задача, которая может быть решена, в том числе, путем какого-то квазидемократического изменения Конституции.

Дело в том, что все понимают: любые подписи Лукашенко под соглашениями союзными или конфедеративными могут быть поставлены под сомнение, так как в глазах белорусского народа он не является легитимным руководителем.

— Но если будет проведена некая процедура наподобие референдума, то легитимность будет более серьезной, и принятые решения сохранят силу и после ухода Лукашенко, — поясняет политолог. — В глазах Лукашенко подобные вещи, не несущие сиюминутной выгоды, малоценны. Александр Григорьевич так часто нарушал Конституцию, переписывал ее, что он не будет серьезно относиться, например, к предложению убрать из текста стремление к нейтралитету и сделать запись о вечной дружбе Беларуси и России.

В этом и опасность сегодняшней ситуации – в том, что Лукашенко может сдать независимость и будущее Беларуси.

По мнению Юрия Чаусова, сегодня вопрос о смене Лукашенко с помощью Кремля не стоит:

— Это внутренний вопрос Беларуси, и достаточно беспомощные обращения заграничной части оппозиции к Путину, дескать, прекратите поддержку Лукашенко, предпринимались скорее от безысходности. Разговор о военной интервенции или каком-либо легальном варианте смещении того режима, который существует сейчас в Беларуси, по международному праву можно вести только в Совете безопасности ООН, а там и Россия, и Китай и другие страны подобную инициативу безусловно заблокируют.

Да и это невозможно, пока мы говорим о жестком авторитарном режиме, но не о гуманитарной катастрофе, геноциде и массовых убийствах. Белорусский режим не угрожает внешнему миру, не вторгается в соседние государства. Да, есть вопросы региональной стабильности, связанные с атомной электростанцией, с потоком беженцев из Беларуси, но это не тот уровень, который предполагает военное вмешательство, считает эксперт.

— Все эти разговоры от безысходности, и подобную вероятность я расцениваю как крайне низкую, — заключает Юрий Чаусов.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:30)