Комментарии
Александр Старикевич

Час мерзавцев

Терпения властей хватило ненадолго. Вопреки заверениям милицейских чинов, распространенным 22 марта по каналам российских информационных агентств, что акцию протеста на Октябрьской площади не будут разгонять «ни сегодня, ни завтра, ни вообще», уже в ночь с 23-го на 24-е спецназ провел зачистку палаточного городка.

Можно предположить, что последней каплей для властей стали озвученные участниками митинга условия, при выполнении которых они соглашались покинуть площадь: назначение повторных выборов, роспуск нынешнего состава Центризбиркома, освобождение политзаключенных и т.д. Такая «наглость» вполне могла привести в бешенство руководство страны. Однако представляется, что зачистка палаточного городка сегодня ночью состоялась бы в любом случае. Накануне акции 25 марта властям необходимо было, с одной стороны, ликвидировать плацдарм оппозиции в центре города, а с другой — еще раз попытаться запугать потенциальных демонстрантов.

Жители палаточного городка добились гораздо большего, чем можно было ожидать. Скептики изначально говорили: ну что они там могут сделать? Действительно, надеяться хотя бы на то, что власть выслушает требования протестующих, не приходилось. Но! На самом деле, максимум, на что могла рассчитывать оппозиция этой весной — сорвать план очередной «элегантной победы» и «демонстрации всенародной поддержки главы государства».

До вечера 19 марта все шло по сценарию властей, в который изначально закладывались неизбежные издержки вроде непризнания выборов Западом. Однако, когда в воскресенье на Октябрьской площади собралось более 20000 «террористов», это стало неприятным сюрпризом для дома напротив. И все же там решили, что спустя несколько часов акция протеста завершится, а на следующий день соберется максимум несколько сотен участников. Поэтому власти даже не стали блокировать доступ на площадь. По их замыслу, демонстрантов должен был разогнать не спецназ, а мороз и бытовые трудности, искусственно созданные милицией. Но время шло, а палаточный городок, несмотря на аресты ряда его обитателей, не то, что не исчезал, а даже пополнялся. Более того, симпатизирующие граждане, рискуя оказаться задержанными, доставляли участникам еду и теплую одежду, а многие проезжавшие рядом водители приветствовали их гудками своих автомобилей.

Резонанс от акции протеста превзошел отклики на собственно «выборы». Накануне самая влиятельная американская газета New York Times поместила на первой полосе огромный снимок и репортаж с Октябрьской площади. Публикации о тех, кто не побоялся выразить свой протест, несмотря на все угрозы властей, обошли всю мировую прессу. Без боязни ошибиться можно утверждать, что события последних часов вызовут новую волну публикаций.

Но еще более важно, что жители палаточного городка продемонстрировали своим соотечественникам редкое по нынешним временам качество — бесстрашие. И семена, брошенные в белорусскую землю 19-24 марта, еще взойдут.

…Для ликвидации палаточного городка было выбрано то же время суток, что и для штурма Верховного Совета в 1995 году — три часа ночи. Видимо, это такой своеобразный «час мерзавцев», когда они чувствуют себя наиболее уверенно. Черные дела удобнее вершить под покровом тьмы.

Сейчас на исторических часах Беларуси именно три часа ночи. Стрелки, кажется, замерли на месте. Но нет: они движутся, хотя и ужасно медленно. Предстоящее утро нельзя ни отменить декретом президента, ни арестовать.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)