Чалый: «Нет там аналитики, в этих интернетах. Как это нету, а я чем занимаюсь?»

Еще восемь цепляющих реплик из первого выпуска «Чалый.Live».

Экономист, аналитик Сергей Чалый запустил собственный YouTube-канал в формате ответов на вопросы, которые волнуют белорусов тут и сейчас.

В первом выпуске речь шла о «всебелорусском собрании» (высказывания о нем мы уже публиковали), ожиданиях от встречи Лукашенко и Путина, проблемах с модернизацией предприятий и ударах по бизнесу, о вероятности отставки председателя Нацбанка Павла Каллаура и перспективах Сергея Румаса, а также о том, когда ждать нового кризиса.

Для тех, у кого нет без малого двух часов времени на прослушивание стрима, мы собрали еще несколько ярких цитат автора.

– Никто абсолютно не считает опыт Беларуси (в борьбе с коронавирусом) сколько-нибудь успешным. Страны, которые пытались идти по пути обретения коллективного иммунитета, в конечном счете, все признали, что двигались в неправильном направлении.

– Как относиться к прозвучавшим угрозам в адрес бизнеса? Если вас угрожают «выжигать», «вырезать» и «исполосовать» – верьте сразу. Поступайте так, как если бы эти намерения были совершенно искренними, это позволит вам сохранить и бизнес, и жизнь, и все остальное.

– Павел Каллаур является в Нацбанке главным препятствием для того, чтобы запустить денежный печатный станок. При этом его отставка моментально приведет к валютной панике, которую он пытается предотвратить… Сейчас все настолько хрупко, что триггером будущего кризиса может послужить что угодно.

– Следующий крах белорусского рубля в теперешних условиях (особенно при давлении России насчет объединения и фискальной, и монетарной системы) приведет к тому, что у нас после этого кризиса не окажется суверенной финансовой системы, а ее нужно сохранить.

– Если у вас есть предприятие хронически убыточное, производящее продукцию, которая на рынке не нужна, то что бы вы ни делали, вариантов всего несколько – либо реструктуризация, которую проведете вы сами или будущий новый собственник, либо банкротство этого предприятия. Поскольку Лукашенко не хочет на это идти, будет продолжаться медленное гниение.

– Социальные революции, резкое изменение и перестройка системы, случаются не тогда, когда плохо в экономике, когда вам, грубо говоря, есть нечего – а тогда, когда происходит изменение ожиданий… Вместо надежд у вас появляется ощущение безнадежности. Именно поэтому голосование 9 августа было протестным – люди голосовали против застоя, потому что власть предложить ничего не может.

 – Несмотря на то, что сейчас кажется, что мы погружаемся в какие-то темнейшие века, с точки зрения длительной перспективы то, что происходит – это процесс демократизации. Произошел окончательный крах иллюзии, что можно построить рынок, не давая демократических свобод. Кстати, одновременно он происходит и в России.

…Если смена власти происходит в результате, например, смерти вождя либо, например, в результате военного или дворцового переворота, то, как правило, демократизации не происходит – дракона меняет другой дракон. Это не наш метод и не наш путь.

– Почему все говорят про 37-й год и вспоминают вторую волну репрессий? 37-й год важен тем, что тогда впервые репрессии добрались до тех, кто начинал репрессии, змея начала есть свой собственный хвост.

Если вы запускаете маховик репрессий и даете свободу своим силовикам, не думайте, что они к вам не придут – рано или поздно придут. Это происходит неизбежно. И вот когда это до вас доберется, тогда появится запрос на демократизацию, на развенчание культа личности и специальный съезд, где будет сказано: «Мы же ничего не знали…»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:124)