Бывший чиновник — госслужащим: «Вы можете стать героем своей страны — просто перестаньте бояться»

Публикация Евгения Кедруна получила огромное количество перепостов в соцсети. Он обратился к госслужащим Беларуси и рассказал, при каких условиях возможны перемены в стране.

Фото из аккаунта в Фейсбуке Евгения Кедруна

«Я видел показуху на «процветающих цехах и заводах» не из сюжета по госканалу, а наяву»

— В данный момент каждый белорус обеспокоен ситуацией с выборами в нашей стране. Все надеются на перемены, и это вполне возможно, если силовики, бюджетники и госслужащие перестанут бояться, — пишет Евгений Кедрун.

Я решил написать этот пост, т.к. «государевы» люди не верят, что у них есть альтернатива и они боятся уходить «в никуда».

Я работал в Мингорисполкоме 2.5 года в отделе протокола и зарубежных связей, у меня 7-й класс госслужащего и мне довелось побывать на многих предприятиях и организациях Минска. Я видел показуху на «процветающих цехах и заводах» не из сюжета по госканалу, а наяву, а также столкнулся по работе с достаточно большим количеством управляющих и сотрудников различных госструктур.

Большинство — трудолюбивые, хорошие и грамотные люди. Но, запуганные...

«Моя первая зарплата «у частника» была в два раза выше, чем начальником в исполкоме»

Когда мне мои ровесники говорили, что зарабатывают 2000$ в месяц, торгуя в интернет-магазине, работая на дядю, я не верил. Мне казалось, они занимаются нечестным бизнесом, ведь мой начальник получал 800$ с учетом выслуги в 30 лет на высоких государственных постах. Где-то ходили слухи про возможные льготные кредиты на квартиру и прочее. Мне казалось, что это единственная возможность для меня пробиться в этой стране. Ведь что я умею?!

Этим и держали — слухами о возможной квартире (сказка про серого бычка) и моральным давлением сверху «ты ничего не можешь без нас».

Ничего из того, что мне прочили при уходе с госслужбы, не сбылось. Я стал востребованным специалистом на рынке, моя первая зарплата «у частника» была в два раза выше, чем начальником в исполкоме, и постоянно росла. Я стал спокойно спать и с улыбкой приходить на работу.

Думаю, всем осточертело вот такое:

«У нас субботник — иди мети улицы!»

«У нас спартакиада — иди беги за исполком».

«У нас выборы — подписывайся!»

«Работал 12 часов — пиши в табель 8».

«Бюджета на ремонт служебного авто нет — ремонтируй из своих».

На любой вопрос относительно целесообразности мероприятия и в целом законности в лучшем случае будет один ответ «ну вы же все понимаете» или «ты что, не понимаешь, где работаешь?»

«Чтобы получить рулон туалетной бумаги, ручки или бумагу для принтера, мне приходилось выслушивать оскорбления»

В мой первый рабочий день в исполкоме меня послал на три буквы и обматюгал главный по хозяйству, т.к. я попросил выделить на отдел, который принимает международные делегации, бумажные полотенца (2 ШТ), чтобы повесить в туалете. Мне было стыдно, что к нам приходят послы других стран, а вытирать руки надо об штанину.

Каждый мой визит к нему сопровождался руганью в мою сторону. Для того, чтобы получить рулон туалетной бумаги, ручки или бумагу для принтера, мне приходилось выслушивать оскорбления в свой адрес от того человека. Иногда проще было потратить свои деньги на покупку чего-то, чем позориться перед тем человеком.

По протоколу я должен был находиться с делегатами с утра до позднего вечера. Чтобы обеспечить себя обедом — надо было унижаться и выпрашивать включить себя в смету, на что обычно было говорено «на тебя нет бюджета», и опять же все сопровождалось нецензурной бранью.

Иногда везло, и кто-то из состава делегации отбивался от группы, и мне перепадало с барского стола или администратор заведения кормила в каморке.

Я мог находится с делегацией 3 дня по 12 часов в день, сопровождая и организовывая программу пребывания и потом получить устный выговор от начальника отдела кадров за опоздание на 57 секунд. Я уже не говорю о том, что рабочие дни в выходные не оплачивались.

Такое отношение в госструктурах повсеместно, и кто-то может «сохранить себя» в таком режиме, а кто-то прогибается и становится ее частью.

Вишенкой на торте был визит делегации из Омана. В инвестиционном отделе горисполкома не было людей, которые бы говорили на английском на уровне больше, чем спросить «как пройти в библиотеку», и меня попросили встретить делегацию в аэропорту и довезти до встречи с мэром города и шестью замминистрами. Меня заверили, что профессиональный переводчик нанят, и его предоставят для переговоров.

По итогу, когда я встретил и привез инвесторов к месту встречи ко мне вышел один из начальников и сказал: будешь переводить, переводчика нет. Ночью мне позвонили из Совмина. Сказали, что я хорошо перевожу, и завтра я буду переводить премьеру.

Вот такой вот колхоз — все делается через одно место. Где-то происходит идиотская экономия, а где-то — расточительство.

«Учеба в Академии управления напоминала детский сад, а отметки за экзамен выставляли в соответствии с должностью»

Очень запоминающейся была и моя учеба в институте государственной службы Академии управления. Как-то меня вызвали в отдел кадров и сказали, что надо бы вам второе высшее получать, чтобы становиться в кадровый резерв и в будущем двигаться вверх по службе. Мне совсем не хотелось готовиться к экзаменам и проходить еще один университет просто для корочки.

Но, оказывается вступительных для госслужащих нет — надо только заявление и письмо с работы. Учеба напоминала детский сад, а отметки за экзамен выставляли в соответствии с должностью.

На всех зачетах и экзаменах единственный вопрос ко всем был такой: «А где вы работаете и в какой должности?».

Был только один преподаватель который осмелился поставить мне 4 из 10 за курсовую (я его сделал за 10 минут). Остальные отметки были 9 и 10, возможно, редко было 8.

Вот такие «два высших образования» у наших руководителей…

«Я деградировал и не мог смотреть на этот бардак»

А потом настал момент, когда мне предложили повышение и должность начальника отдела международного экономического сотрудничества с задачей помогать предприятиям Минска выводить продукцию на международный рынок.

По итогу 80% моих обязанностей состояло в том, чтобы получить факс от всех госпредприятий Минска с информацией о выставках за рубежом и сколько и чего они продали. Перенести это все с факсовой бумаги в таблицы, распечатать и отправить в Министерство экономики. Мое предложение отправлять нам отчеты по электронной почте было отклонено — «не положено» …

После одного месяца мои розовые очки спали, и я понял, что больше так не могу. Я деградировал и не мог смотреть на этот бардак.

Когда я увольнялся из горисполкома, на новом рабочем месте меня спросили, когда меня отпускают. Мой начальник сказал: две недели, и я свободен.

Когда до увольнения оставалось три дня, мне сказали, что меня не уволят т.к. грядут сокращения, и они не хотят потерять ставку в отделе. Мол, «ты нас подставил — мы тебя подставим, хочешь уходить — по статье будет».

Пришлось околачивать порог руководства два дня — мне говорили, что я предатель, так нельзя, что я никому не нужен за стенами исполкома и не смогу найти работу. В общем меня пытались запугать — не получилось. Уволили по соглашению сторон.

«Моя жизнь изменилась в лучшую сторону — сможет и ваша!»

Евгений Кедрун обратился к бывшим коллегам:

— Дорогие госслужащие, мы живем во время смартфонов ютюбов и соцсетей. Если вас заставляют делать противозаконные вещи, снимайте на видео этих героев. Мне тоже было страшно, я уходил в неизвестность, но моя жизнь изменилась в лучшую сторону — сможет и ваша!

Самое худшее, что сможет произойти: вы потеряете свою низкооплачиваемую работу.

Поверьте, простой белорусский народ вас поддержит и не оставит на улице. Не бойтесь статьи в трудовой книжке — она не станет помехой для трудоустройства в частном бизнесе, а скорее, наоборот.

Посмотрите на медиков — во время вируса они стали героями! Не государство, а именно простые люди готовят им обеды, помогают средствами защиты и деньгами.

Вы тоже сможете стать героем своей страны — просто перестаньте бояться и слушайте свою совесть!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:215)