Иван Корсак

Большая дилемма Лукашенко

Политолог — об экзотической модели, которую готовят на референдуме.

На днях руководитель Администрации президента Игорь Сергеенко озвучил некоторые тезисы, которые хотят поменять в новой Конституции.

В частности, Всебелорусскому народному собранию будет дан статус «стабилизирующей силы между ветвями власти». Президентские полномочия будут ограничены двумя сроками, а импичмент главе государства объявить будет проще.

Для чего нужны данные изменения? Филин обсудил данные вопросы с политологом Андреем Казакевичем.

— Правки в Конституцию в любом случае вносятся под Лукашенко. Другой вопрос — кем будет Лукашенко после внесения данных правок: президентом, главой ВНС, или кем-то другим.

Сейчас идет дискуссия про транзит. Менять власть будет нужно, как и думать, кто же будет после Лукашенко.

Логично было бы думать, что он будет занимать какую-то другую должность. Например, председателя Всебелорусского народного собрания. Если все будет именно так, то нужно будет ослаблять полномочия президента.

Андрей Казакевич. Фото Радыё Свабода

Нужно придумать механизмы контроля над парламентом, над будущим президентом. Собственно, про это Сергеенко и говорил.

Собеседник «Филина» считает, пусть у власти и нет особого желания проводить референдум, но и отменять его они вряд ли будут:

— Мне кажется, что референдум, скорее всего, состоится. В то же время, если появятся хорошие причины его отменить, то власти это сделают без сожаления.

Но вопрос в том, что думать про транзит все равно необходимо. Мы пока точно не знаем, когда это может быть. Условно говоря, новая Конституция может вступить в силу и через 10 лет.

Уже проведено много работы по организации референдума, так что я думаю, власти вряд ли пойдут на его перенос или отмену.

Проблема в том, что такой референдум должен нести политическую и смысловую нагрузку для общества. Сейчас такого нет. И для противников, и для приверженцев Лукашенко понятно, что никто не будет считать голоса честно.

А это значит, что будет заложена мина замедленного действия относительно всех этих изменений.

Не так давно заместитель главы Администрации президента Ольга Чуприс говорила, что не страшно, если люди не проголосуют за поправки, останется старая Конституция. Не является ли это сигналом, что голоса будут считать? Андрей Казакевич уверен, что нет:

— Я не думаю, что возможен подсчет голосов. Мы знаем инициативу оппозиционных сил, чтобы люди делали бюллетени недействительными. Если будет честный подсчет, то это будет видно. Даже если таких бюллетеней будет около 20% — это будет серьезный имиджевый удар, который власти признавать не собираются. Они не любят в избирательных процессах какие-то неожиданности и сюрпризы, так что вряд ли голоса будут считать.

Главным вопросом новых правок Лукашенко часто называл желание избежать двоевластия в стране. Но с тем, что озвучил Сергеенко, вряд ли это получится.

— Власть находится в руках того, кто контролирует правительство и силовые структуры. Если президент будет иметь контроль над армией и милицией, то никакие конституционные изменения гарантий председателю ВНС дать не могут. Будущий президент просто может действовать как Лукашенко сейчас.

Для Лукашенко — это большая дилемма: с одной стороны – декларировать о сильном президенте, с другого — придумать модель сдерживания президента. Все это превращает данную структуру в очень экзотичную модель.

В том же Казахстане ничего похожего нет в Конституции. Контроль Назарбаева обеспечивается через другие механизмы.

В Беларуси же все увеличивает мудреность, двусмысленность многих органов власти. Точно можно будет сказать, только когда мы увидим окончательные формулировки.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:83)