«Коммерсантъ»
Болезнь неблагополучия

Продолжительность жизни россиян на 10-15 лет меньше, чем жителей развитых стран. Частично этот разрыв обусловлен социально-экономическими причинами, а частично — состоянием российской системы здравоохранения, которая по своей эффективности застыла на уровне середины 1960-х годов.

Часто говорят о вкладе в российскую смертность факторов, напрямую не зависящих от состояния медицины. И действительно, растет распространенность так называемых болезней социального неблагополучия. По данным Центра демографии и экологии человека (ЦДЭЧ), частота заболеваний педикулезом ("болезнью бездомных") в 1997 году составляла 150 случаев на 100 тыс. россиян, а в 2005 году выросла до уровня в примерно 210 случаев на 100 тыс. жителей. Количество больных туберкулезом в 1999 году почти в два раза превышало уровень 1990 года и с тех пор практически не снизилось. Кроме того, если бы России удалось понизить смертность от несчастных случаев до уровня Евросоюза, то, по данным ЦДЭЧ, средняя продолжительность жизни российского мужчины возросла бы почти на пять лет. Эксперты полагают, что сейчас "ситуация чем-то напоминает 1965-1980 годы, когда при высоких доходах от экспорта нефти и газа одновременно росли и потребление алкоголя, и смертность в рабочих возрастах".

Однако эксперты Высшей школы экономики в докладе "Российское здравоохранение: как выйти из кризиса" напоминают, что уровень смертности от заболеваний, которые в принципе излечимы, в России и Великобритании в 1965 году был примерно одинаковым — около 400 смертей на 100 тыс. населения в год. Тогда медицина была наиболее успешна в борьбе с инфекционными заболеваниями, и этому была подчинена организация здравоохранения. Однако Запад продолжал совершенствовать систему здравоохранения, в то время как в медицинской сфере России наступил застой. В результате уже в 1990 году устранимая смертность в России составляла 400 смертей на 100 тыс. человек против 250 в Британии. Средняя продолжительность жизни мужчины в России за это время даже несколько сократилась — с 64,66 года в 1965-м до 63,75 года в 1990 году. В Англии, наоборот, она увеличилась с 68,31 до 72,95 года.

С началом экономических реформ разрыв еще более усилился. К середине 1990-х годов устранимая смертность в России выросла до 600, а в Британии сократилась до 200 смертей на 100 тыс. жителей. В 1999 году средняя продолжительность жизни мужчины в Великобритании составляла 75,02 года, а в России — 59,89 года. По расчетам ЦДЭЧ, этот 15-летний разрыв на 46% обусловлен устранимой смертностью, то есть гибелью от болезней, смертность от которых может быть предотвращена в результате лечения или профилактики с участием системы здравоохранения. Другими словами, если бы российская система здравоохранения была бы так же эффективна, как британская, то продолжительность жизни мужчины сейчас была бы на 6,89 года больше и достигала бы почти 67 лет.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)