Белорусских вертолетчиков бросили в Конго

25 февраля при содействии дипломатов авиатехник Чеслав Шавела и инженер Виктор Петровский были вывезены из Конго самолетом Украинской авиационной транспортной компании. Они вернулись в Минск без копейки, потратив даже то, что взяли с собой. Их товарищ Виктор Литвинко из-за просроченного паспорта еще никак не мог выбраться из Запорожья.

А история в августе 2005 начиналась так. Восемь белорусских пилотов и техников уехали в Конго, имея на руках контракты с болгарской фирмой. По условиям договора домой они должны были вернуться через полгода — в феврале 2006-го. Но, ожидая обещанную работу и деньги, они вынуждены были остаться в Африке на долгие месяцы.

В конце концов, наши авиаторы просто мечтали вернуться домой. Трое последних ждали обратных билетов от болгарских фирмачей четыре месяца. И смогли вернуться домой, только обратившись за помощью в посольство России.

Сразу после прибытия домой корреспондент «Комсомолки» встретился с летчиками.

— Мы заключили полугодовой контракт с болгарской фирмой. Должны были работать на вертолетах, на которых когда-то летали в Египте, — рассказывает Чеслав Шавела. — Так поработали, что даже на билет обратный денег не наскребли.

— Сколько вы были в Африке?

— Мы улетели 16 августа 2005 года. Сначала мы ждали, когда наконец-таки нам дадут работу, а потом думали лишь о возвращении домой. Дело в том, что болгары не поделили имущество — вертолеты К-26 и самолеты Ан-2 — и затеяли судебные разбирательства.

— Чем в это время занимались вы?

— Да ничем. Они только позаботились, чтобы мы не умерли с голоду. Нам предоставили только жилье и скудные средства на питание. Пришлось потратить даже свои деньги, с которыми приехали в Конго.

— Так вот и сидели полтора года без дела?

— Нет, сначала все шло нормально. Вертолеты в Африку доставили разобранными, в контейнерах. Мы их собрали, облетали. А потом фирмачи начали между собой разбираться. Судились где-то полгода. Образовалась новая компания — болгарско-конголезская.

— В феврале 2006 года, когда срок нашего контракта истек, они еще делили имущество, — вступает в разговор Виктор Петровский. — В конце апреля один из этих болгар получил разрешение на свои вертолеты. В мае их снова начали готовить, а в июле перелетели из Лубумбаши, где базировались, за 700 км — в Калеми. Оттуда рассчитывали возить продукты на золотые рудники. Но этот бизнес оказался убыточным. Болгары уехали домой. Отправили на родину и часть наших специалистов. Мы остались последними. Не помог нам и минчанин, при посредничестве которого мы заключали контракт. Хотя он сам несколько раз прилетал в Африку.

— А почему оставили именно вас?

— Первым в феврале 2006-го улетел коллега, заболевший малярией, — объясняет Чеслав Шавела. — А остальным покупать билеты не спешили. Говорили, что проблемы с деньгами. В конце концов, остались мы втроем. Нас все кормили обещаниями, что вот-вот улетите. Подождите десять дней, подождите неделю. А у нас денег на билеты не было. Билет до Москвы стоит полторы тысячи долларов. К счастью, мы познакомились с представителями миссии ООН. Один из них оказался земляком-белорусом. Учились вместе. С его помощью и вышли на российское посольство и украинскую авиакомпанию.

— Еще нам помог наш пилот, который выслал из Минска полторы тысячи долларов, чтобы мы заплатили за неоплаченные визы и билеты из Лубумбаши в Киншасу — из этого города улетал украинский самолет, — вспоминает Виктор Петровский.

— Сколько времени вы провели втроем?

— Больше четырех месяцев. Но жили дружно.

— Питание вам приносили?

— Выделяли два доллара в день на человека. Я знаю, что в фирме, которая привезла специалистов для работы на Ан-26, каждому выделяли по 30 долларов в день. Это помимо зарплаты. Чаще всего мы покупали курицу, хлеб, картошку.

— Как дни коротали?

— Да жили как под домашним арестом. Получили деньги, купили покушать, приготовили. И в режим ожидания. Ходить некуда, денег нет. Смотрели телевизор, играли в карты, читали газеты, которые нам приносили ребята из ООН.

— Мы жили в частных домах в Лубумбаши. Переселяли нас трижды, — продолжает Виктор Петровский. — Один из домов был на окраине, рядом с конно-спортивной базой, которую содержали белые. Ходили туда на прогулку. Убивали время. По городу старались не ходить. Там белые ездят на машинах. Над нами смеялись, как это мы с темнокожими в одном автобусе едем. Разве у белых нет денег?

— А ваши родственники знали, что с вами происходит?

— Да, мы созванивались. Но чем они помогут? Они сами в долгах.

— Что дальше будете делать?

— Не знаю. Нам ведь по 52 года. Кому мы нужны? Я разведен. С бывшей женой взрослыми детьми живем в двухкомнатной квартире. Углов не хватает, надеялся заработать и продвинуться в решении жилищного вопроса, — говорит Чеслав Шавела. — А вот детям Виктора Литвинко пришлось уйти из университета — им нечем было платить за учебу.

— А у меня две дочки. Одна с семьей живет в общежитии и рассчитывает построить квартиру, а другая платно учиться в колледже. Надеемся, что болгары все-таки рассчитаются. У них перед нами долговые обязательства, — не теряет надежду Виктор Петровский.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Заведующий консульским отделом российского посольства Александр ТУРЧИНОВИЧ:
«Мы помогли белорусам улететь с просроченными визами»

Мы дозвонились в российское посольство в Киншасе, чтобы узнать, как спасали белорусов.

— Белорусы позвонили нам и попросили помощи, — сказал «Комсомолке» заведующий консульским отделом российского посольства Александр Турчинович. — Я им дал некоторые рекомендации и попросил при содействии миссии ООН направить нам информацию о том, что с ними произошло. Письмо пришло на следующее утро. Миссия им подсказала, что есть возможность улететь при помощи украинской авиакомпании. От нас требовалось поддержать эту идею и рекомендовать украинцам взять белорусов на борт. Были у белорусских граждан и проблемы с документами. Действие их виз истекло еще в феврале 2006 года, а у одного даже был просрочен паспорт. По сути, они находились в стране нелегально.

— С белорусами подобные происшествия часто происходят?

— С россиянами чаще. За последний год я слышал где-то о трех инцидентах с участием ваших соотечественников. В частности, у нас запрашивали данные и о гибели летчиков.

— И все равно наши летчики не отказываются работать в Конго?

— Нет. Они по-прежнему будут сюда приезжать на заработки.

— Им предлагают хорошие деньги?

— Сложно сказать. Российские летчики получают неплохо. Несколько тысяч долларов. При этом им снимают жилье.

— А насколько в Конго напряженная обстановка? Пишут, что там беспрерывная гражданская война.

— Сейчас спокойнее стало. А в 2006 году три раза возникали беспорядки со стрельбой.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)