Белоцерковская: «То, что происходит, даст нам чудовищное количество «травматиков»

Российская бизнес-леди, уроженка Одессы, на которую в Instagram подписано около 1 млн человек и теперь живущая в Европе, — о психологии людей, которых «подсадили» на пропаганду.

Фото: «Реальное время»

— Патриотизм — это абсолютно не то, что сейчас происходит, — отмечает Ника Белоцерковская на канале А поговорить? — Я постоянно пытаюсь оправдывать людей, потому что среди этого скотства просто невозможно находиться.

Ты ищешь какие-то объяснения, почему они себя так ведут, почему наши солдаты грабят? Потому что у них нет цели. А так он чувствует себя добытчиком, хотя бы ковер или стиральную машинку домой припрет. Это психология.

Сейчас очень злой патриотизм. Это история про лютую ненависть. Посмотрите, как они сейчас людей делят. Я когда услышала, что я «враг народа», не поверила. Кто может себе представить, что сейчас в 2022 году в России снова появились враги народа?! Причем по щелчку, за две недели все это произошло. 

Рассуждая о поведении россиян, журналистка сравнивает зависимость от пропаганды с наркотической зависимостью.  

— Есть много специальных руководств, как выводить людей из зависимости. Это подойдет и к пропагандистской зависимости, потому что она очень кортизольная. Она постоянно тебя поддерживает в состоянии такого адреналинового стресса. Она постоянно дает тебе эти вспышки дофамина, серотонина.

Все очень плохо закончится, потому что каждая неудача будет вызывать у людей совершенно обратную реакцию, похожую на то, как происходит с теми, кого снимают с наркотиков.

То есть с ними реально надо общаться, как с наркозависимыми. Например, есть такая рекомендация: уведите человека в лес на некоторое время. И здесь тоже это нужно, чтобы он лишился телевизора. Гуляйте с ним, спокойно разговаривайте, предложите ему рассказать своими словами то, что происходит, может быть, вам что-то не понятно.

Дайте ему возможность самому делать выводы, а не говорить штампами из телевизора. И он начнет постепенно, спотыкаясь, думать, у него включится логическое мышление, он перестанет выдавать запрограммированное нлпишное.

Это называется нарушение динамических стереотипов, к которым он очень привязан. У нас дико ленивый мозг, он никогда не будет ничего делать, если ему надо напрягаться. Поэтому наша задача поставить человека в условия, чтобы он начал самостоятельно думать. Пропаганда — это тоже своего рода химическая зависимость, потому что она тебе выдает гормоны радости.

Думаю, у них это тоже защитное свойство психики, когда человек, понимая, что все не так, заставляет себя в это верить.

Я как-то просто смотрела на лица на аватарках тех, кто пишет эти жуткие комментарии «надо этих тварей додавить до конца», «надо этих хохлов бить» и т.д. Это пишут женщины! Это не ботоферма. Это человек, который отключает у себя эмпатию вообще. Она просто не задумывается до того момента, пока это не произошло с ней, она не в состоянии даже ситуации перевернуть на себя.

Казалось бы, самое простое эмпатичное — это поставить себя на место другого человека. Но даже до такого примитивного они не могут дойти, потому что тогда им становится очень плохо, они мгновенно спрыгивают в этот патриотизм. Потому что это проще, это все оправдывает, — объясняет блогер.

Опираясь на законы психологии, она прогнозирует в будущем огромное количество травмированных людей.

— Полезных травматических опытов не бывает. То, что происходит, даст нам чудовищное количество «травматиков». Я помню мальчишек, которые возвращались из Афганистана. У меня был друг, который уехал в Афганистан, а оттуда вернулся другим человеком. Вместо милого, доброго красивого парня-спортсмена вернулось злобное, агрессивное, абсолютно психологически разрушенное существо, — подытоживает Ника Белоцерковская.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(28)

Читайте еще

Дневник войны, глава 26. «Украинские военные в перерывах между боями успевают ухаживать за огородами. Самое популярное блюдо – борщ»

Шевроны для обязательной школьной формы дороже армейских. А что говорил Лукашенко?

Конвейер репрессий. Силовики разгромили квартиру матери блогера Мотолько. 14 новых политзаключенных. Год с момента задержания политолога Татьяны Кузиной. В «список террористов» КГБ добавлены Тихановский и Лосик

Баркоўскі: «Калі нам важна падтрымліваць людзей у бядзе, нам трэба гэта рабіць незалежна ад неадэкватных элементаў»

Конвейер репрессий. Мацкевич: «Режим в безвыходном положении». Против сотрудницы страховой компании в Минске возбудили уголовное дело за слив данных силовиков. Сапега попросила Лукашенко о помиловании

Интерн, вынужденный бежать из Беларуси: «Половина студентов еще в процессе обучения целенаправленно готовятся к отъезду»