Аудиозапись, с голосом якобы милицейского начальника и подчиненных: «Товарищ полковник, их больше, они — государство, их больше!»

BYPOL обнародовал очередную запись.

В сети появилась публикация, как указывается, разговора в Управлении по наркоконтролю и противодействию торговле людьми (УНиПТЛ) ГУВД Мингорисполкома. Аудиозапись размещена на YouTube-канале инициативы BYPOL.

Сотрудники вместе, как утверждается, с начальником управления Александром Сазоновым анализируют произошедшее до и после президентских выборов.

— Хватать всех — это как на войне. На войне тоже не разберешь, кто свой, кто чужой. Вот наступает армия, погибало сколько мирных жителей с нашей стороны и с немецкой, гасили всех. То же самое здесь, — объясняет, как идентифицируют его в инициативе, Сазонов.

Мужчина также рассказывает, как происходили «зачистки» в разных районах города, и с какими трудностями столкнулись силовики.

— Команда идет: «Зачистить Немигу». Начинают машины патрулировать, видят, группа собралась 30 человек, 20 человек. Чего вы там собрались? А тактика ведения на сегодняшний день вот этой революции — это вот этими группками кучковаться и разбрасывать, измотать милиционеров.

Я вам расскажу про «Ригу». Когда они собрались там, их начали всех гасить. После этого разбежались все по дворам. Начинают прочесывать местность — хватают по два, по три. Попали и невинные. Вышел из магазина — схватили. Наши говорят: «Поехали на Окрестина». Рассказывали, лежит дед, у него сумка, а в сумке что-то шевелится. Спрашивают: «Дед, что ты тут сидишь?». Говорит, с рыбалки ехал. «А что в пакете шевелится?» — «Лещи еще живые». То есть, попадает даже до такого маразма, — привел пример он.

И продолжает, что определить «преступников» в массе обычных людей непросто:

— Может быть, система была неправильная по отсеиванию, образно говоря. Отсеять, кто там был, кто не был. Но попробуй отсеять, когда все говорят: «Я стоял».

Я задаю вопрос розыску: «Сколько вы человек в этой массе изобличили как организаторов, кураторов и тому подобное?». Отвечает: «А как их изобличить? Они все говоря: «Мы стояли». То есть, бойцы работали, всех гребли, в автозак 30 человек.

Туда привезли: где ты был? — Я просто стоял, я просто сидел, я вышел из магазина, я пошел с собачкой гулять… Все так говорят: как определить?

Силовик свидетельствует о том, что на протесты выходило много мирных красиво одетых людей, среди которых, по его словам, были и «простые милиционеры».

— Стали строить баррикады не люди, а те лица, которые были проплачены и специально это делали. Белорусы, вот смотрите, по этим всем акциям, — они радостные, как на 1 мая, с флажочками, шариками, одеты, губки красненькие накрашены, в белых платьях.

Это что? Вот эти, как говорили там, наркоманы и отбросы наши? Нет! Это те люди, которые, я знаю просто таких людей, простых из своего дома милиционеров, которые вышли против насилия. Вот и все. А на тех, которые, ты посмотри, есть же видео конкретное, где сидят два таких «бычка», к ним подбегают, говорят: пошли быстрее, подскочили и пошли перед омоновцами танцевать. Это непростые люди! И баррикады строили не простые люди.

Коллеги пытаются объяснить действия силовиков, применявших насилие, и дают оценку работе различных подразделений.

— Я считаю, неправильно было сделано то, что стали ****** (избивать) людей еще до выборов. Вот когда Тихановского закрыли, когда стали просто там в «Бургеркинге» сразу бить, это все показывают — и люди просто это видят. Они понимают, что их будут бить. Если бы, может, этого не было…,— говорит один из сотрудников.

— Согласен абсолютно. Но нужно учитывать то, что вот в этих бойнях, в «Бургеркингах» там и тому подобное, туда ж залетели те, которые были на баррикадах, зачинщики. Ну, попали под раздачу много кто, люди это видят. А других способов задержания просто нет, — говорит, как утверждается, Сазонов. — Во-вторых, поймите, кто их задерживал? С розыска так бы не били. С НОНа так бы не били, у нас не …, ну, мы не умеем так бить.

А ОМОН — он знает, как задерживать, вы же всегда берете ОМОН на задержание, как они работают?

— Никак, они не умеют работать. Мы всю жизнь брали «Алмаз», вот они умеют работать, а ОМОН только подойти, ***** (ударить) в спину с ноги и поржать, все, — отвечает сотрудник.

Также в разговоре упоминали спецподразделение «Альфа», которое  работает профессионально «без лишних ударов».

— В республике действует усиленный режим высокой опасности массовых беспорядков, все работают, согласно этого плана, — сообщил, как утверждается, Сазонов.

По его словам, для подавления беспорядков задействованы МВД, «все силовые», армия, и Силы специальных операций (ССО ВС РБ). Именно ССО, рассказал он, люди принимали за «титушек»:  

— После 12 числа (августа 2020 года — С.), как было сказано, когда перестали всех бить и крушить, когда прекратили применять силу, перешли немного в другую тактику. Эти товарищи, почему и было (…) «Белорусская власть взяла себе «титушек», или как они называются в кроссовочках, в масках и в гражданке… С 12 числа начали работать в рядах вот этих всех зачинщиков так называемых, то есть, эти сотрудники, профессионалы, бойцы, находятся на баррикадах, там вместе с ними, тоже, как говорится, под дурачка играют, выявляют тех, кто там дает команды «собираемся в цепь, строим вот это», и их потом уже по станции ОМОН задерживает, целенаправленно их и силы специальных операций.

А вот, как утверждается, начальник УНиПТЛ ГУВД Мингорисполкома объяснил подчиненным, почему была дана команда «прекратить насилие»:

— С 12 числа пошла команда насилия не применять вообще. Милиционера будут ***** (избивать),  пока не убьют, ну, убить нельзя, не допустить, но только потом можно применять силу, вот сейчас пошла такая установка.

—А кого-нибудь **** (избивали) после 12 числа? — поинтересовался один из сотрудников.

— Милиционеров? Никого! А знаешь почему? Потому что оппозиция решила показать, что мы мирные, мы добрые, мы ходим на парад, посмотрите, наши люди за собой убирают…

— Это не оппозиция. Какая оппозиция? Это просто люди, — перебил начальника сотрудник.

— Они друг другу помогают, воду привозят, они все приветливые радостные. Решили показать что? Что власть — это черное, это надо показать. Они не говорят про баррикады, кто был на баррикадах, с их стороны про баррикады нет никакого упоминания, — говорит, как утверждается, Сазонов.

— Товарищ полковник, секунду, их больше, они – государство, их больше! — снова перебил его подчиненный.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:114)