Беседка
Сергей Балай

Алексей Шутов: «Полюбил всю Беларусь — не только Минск»

Популярный российский актер Алексей Шутов, известный зрителю по сериалам «Вызов», «Ефросинья» и «Возвращение Мухтара», давно живет на три мегаполиса: Москва, Киев, Минск. В белорусской столице, где он недавно купил недвижимость, герой экрана проводит почти все свободное от съемок время. В интервью «Салідарнасці» Алексей рассказал о театре, белорусах в российском кино и своем отношении к политике.

— Когда состоялась первая встреча, как актера, с кино?

— Мое большое кино началось сравнительно недавно. Это сериал «Вызов», старт которого пришелся на 2006 год. До того были роли, не столь значительные по объему, но от этого не менее интересные. В 1998 году мне досталась роль юнкера в «Сибирском цирюльнике» Никиты Михалкова. Съемки как раз совпадали с работой в Театре Армена Джигарханяна. Пришлось на год уволиться из театра, потом возвращаться… Но нисколько об этом времени не жалею. Это время запомнилось именно присутствием на съемочной площадке, наблюдением за тем, как работает Никита Сергеевич Михалков.

— Какие отношения у актеров сериалов и «большим» кино?

— Разные, я бы сказал. Но в сериалах сниматься не зазорно. Это совершенно востребованный продукт. Сейчас в России производится много качественных проектов, которые и сериалами назвать трудно. К примеру, «Ликвидация». В такие проекты идут актеры с именами. Идут, в первую очередь, на режиссера и хороший сценарий.

Хотя граница между большим кино и сериалами, конечно, существует.

Некоторые режиссеры не любят актеров, снимающихся в рекламе. Они считают, что реклама учит актера штампам, от которых их потом трудно избавить на съемочной площадке. Хотя для многих опыт работы в рекламе — это одна из немногих возможностей реализовываться в профессии…

— Насколько трудно попасть в кино в России?

— Трудно. Это зависимая профессия. Помимо таланта и умения пробивать себе дорогу, должна быть определенная доля везения. Везение оказаться в нужном месте, понравиться… Очень много талантливых актеров приходит пробоваться, а выбрать из них трудно. Режиссер сам может не знать, чего хочет, либо у него уже готов образ и страшно трудно в него попасть. Не существует системы и четких правил «как попасть в кино».

— Помогает ли театр работе в кино?

— Скорее, есть сложности. Актер, который хочет играть в театре, вряд ли будет плодотворно сниматься в кино, потому что все до единого художественные руководители театров, исходя из личного опыта – это абсолютные «Карабасы-Барабасы». У Джигарханяна, к примеру, свой театр, и у него, как у художественного руководителя, актеры вызывают чувство собственности. Это у всех худруков такое. Актер, уходящий в кино, вызывает ревность. По крайней мере, у меня так было. Уходя сниматься к Михалкову, тем более, не на главную роль, а на «кушать подано», я вызывал ревность и непонимание.

Я это понимаю, потому что учился у Армена Борисовича, потом он меня взял в театр. А тут повеяло — и я убежал на целый год. Но так вся жизнь актерская устроена. Тебя позвали, и ты вдруг должен решить за очень короткий промежуток времени — ежесекундно — идти или нет.

Или, например, сериал «Возвращение Мухтара», в котором я снимался весь уходящий год… Он делается по заказу Москвы, но в Киеве. Кто может себе позволить уехать на столь продолжительный срок, жить и работать в другой стране, имея минимум возможности видеться с близкими?! Актер может. Это сложное решение, но для актера — это скорее норма. Часто я приезжал с такими длительными командировками и на съемки в Минск.

— Много белорусов в российском кино?

— Большинство белорусских актеров, мало или много снимающиеся, стремятся в Москву. Во-первых, нет возможности сниматься здесь. Во-вторых, даже если московский проект снимается в Минске или в Киеве, белорусы, которые переехали, уже позиционируются как московские. Для продвижения себя в профессии это правильно, наверное. Москва — кинематографический центр. Но вообще, как правило, производство кино — дело интернациональное, наверное, еще со времен СССР.

— Почему пришли в это ремесло?

— Был интерес еще в подростковом возрасте. И у меня он пошел дальше школьной мечты. Когда поступил в 1991 году на актерский факультет ВГИКа — время было непростое, вставало много вопросов, связанных с будущим… Но моя мечта осуществилась, я жил в том мире, о котором мечтал. Вокруг меня были такие же люди с похожим мироощущением. Поэтому все проблемы государства воспринимались поскольку-постольку.

Плюс мне очень повезло с учителями — я попал в мастерскую Филозова и Джигарханяна. И сразу после окончания ВГИКа, как уже говорил, Армен Борисович взял меня в театр.

— Какими качествами нужно обладать, чтобы стать актером?

— Сложно советовать, потому что эта профессия самая эфемерная из всех возможных. Сложно составить азбуку профессиональных навыков.

Пожалуй, в первую очередь нужно желание. Упертость важна, но не стоит ее возводить в абсолют. Талант имеет достаточно посредственное отношение к профессии. В списке – харизма, личная направленность и одержимость… Немалую роль играют те люди, которые тебя окружают, чьей энергией ты подпитываешься, которые тебя учат. Очень много моментов. Судьба здесь имеет очень большое значение…

— Кто твои любимые режиссеры?

— В первую очередь — это те, с кем работал. Мне хотелось бы как можно чаще встречаться на съемочной площадке с киевским режиссером Сашей Копейкиным, у которого невероятно творческая атмосфера в процессе съемок. С питерским режиссером и актером Арменом Мазикяном, с которым сотрудничали на «Вызове». Мне интересно, когда на съемочной площадке происходит такой творческий пинг-понг между режиссером и актером

В любом случае, и в театре и на съемочной площадке важен человеческий фактор. Первый раз я услышал это от своего педагога Армена Джигарханяна: если в работе актер и режиссер сходятся по «группе крови», то творчество будет. Если такая совместимость происходит — это большое удовольствие. Если нет — процесс, в лучшем случае, превращается в производство.

— А как с творчеством в сериалах?

— В «Мухтаре», например, сложно. Это налаженное производство, эдакий завод. Там мы все заложники нормы выработки. Мы должны снять за день определенное количество материала… О творчестве говорить не приходится.

— Слава и признание важны?

— Есть такие занятия, которые являются как бы лакмусовой бумажкой, когда, соприкасаясь с той или иной работой, проявляются хорошие или плохие качества человека. Актерская профессия — как раз такая лакмусовая бумажка. Можно польститься вниманием. Опять же, как говорил мой наставник Армен Джигарханян — «Слава, это побочный эффект нашей профессии». Это отличное замечание. За этим эффектом можно увязаться и пойти, а можно просто воспринимать его как данность, не возводя в ранг. Да, я снимаюсь, становлюсь медийным и узнаваемым. И воспринимаю это просто как данность.

— Что вас связывает с Минском?

— Я довольно продолжительное время провел здесь на съемочной площадке: около четырех лет. Полюбил Минск от всей души. Вообще, Беларусь — не только Минск — полюбил. Первый раз я приехал в Минск в 1992 году к другу. Тогда в этот город и влюбился. Отличная природа, великолепные чистые города, приветливые люди, с которыми очень легко работается. Часто приезжаю сюда с дочкой Дашей, провожу время в кругу близких… Вот и сейчас, во время двухмесячного отпуска после съемок седьмого сезона «Возвращения Мухтара», живем здесь и даже успели купить квартиру.

— Алексей, как вы считаете, актер и политика — это вещи совместимые?

— Для меня — нет. Политическая ангажированность актеров — веяние медийности и популярности. Ты медийный, и тогда тебя просят сказать что-то в поддержку того или иного движения. Кто-то из актеров этим пользуется, зарабатывает очки или деньги, на мой взгляд, усугубляя свое положение. Кто-то действительно имеет свою позицию, но достаточно ему заплатить кругленькую сумму, и она может измениться.

Для того, чтобы заниматься политикой, нужно время, желание, быть в теме, надо попросту положить жизнь, чтобы действительно нести свою миссию – во благо избирателей. То есть – это не должно быть чем-то поверхностным. Что касается лично меня, то таким количеством времени не обладаю, а быть чьей-то пешкой, лицом, представляющим чьи-то лозунги, – считаю нечистоплотным занятием.

Это мое личное убеждение. Я не интересуюсь политикой и не стремлюсь с ней хоть как-то соприкасаться.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)