Анна Скорнякова, Наталия Гриб, Светлана Ментюкова, Михаил Фишман, «Коммерсантъ»
Александра Лукашенко готовят к недружественному поглощению

Вчера "Газпром" отверг все предложения Беларуси об условиях сохранения для нее низких цен на газ. Российская компания продолжает настаивать на введении с 2007 года для Беларуси рыночной цены на газ. Более того, Москва готовится к широкомасштабному экономическому давлению на Минск. По сведениям Ъ, президент Владимир Путин на днях распорядился прекратить любое субсидирование белорусской экономики. Реализация этих мер грозит режиму Александра Лукашенко серьезными потрясениями, если только он не согласится на создание единого государства на условиях Москвы.

Газовый фронт

Вчера, по информации Ъ, представители "Белтрансгаза" лично донесли до руководства "Газпрома" новые предложения об условиях сохранения низких цен на газ для Беларуси в 2007 году. "Мы продолжаем контактировать с белорусскими коллегами, обсуждаем отдельные технические и технологические проекты",— пояснил пресс-секретарь главы "Газпрома" Сергей Куприянов. Содержание и судьбу нового пакета предложений в компании не комментируют. Однако, по данным Ъ, все они отклонены, потому что не предполагают получения газовой монополией контроля над белорусскими газопроводами. В "Газпроме" подтвердили, что позиция компании о повышении цен на газ для Беларуси до рыночного уровня не изменилась.

Между тем теперь "Газпром" в переговорах с белорусской стороной уже выполняет прямое распоряжение президента России. Как стало известно Ъ из кремлевских источников, 9 мая Владимир Путин подписал поручение о кардинальных изменениях в торгово-экономической и кредитно-финансовой политике России в отношении Беларуси. Вчера источник Ъ, близкий к совету директоров "Газпрома", подтвердил существование распоряжения президента по Беларуси, хотя и отметил, что "вряд ли это будет оформлено указом".

По данным Ъ, в документе, в частности, поручается "принять исчерпывающие меры" с целью прекращения любого прямого или косвенного дотирования Россией экономики Беларуси, а также пресечения реэкспорта или контрабанды любых российских товаров (прежде всего энергоносителей) через территорию страны. Для выполнения этих задач нужно провести ревизию всего массива договорно-правовых документов, регламентирующих российско-белорусские торгово-экономические отношения, и внести предложения по пересмотру и изменению с целью перехода в связях с Минском "на принципы реальной выгоды и подлинного равноправия".

Товарооборот России с Беларусью в 2005 году превысил 15,8 млрд. Долларов. Из них экспорт составил более 10 млрд, импорт — 5,7 млрд. Беларусь поставляет России в основном машины, оборудование, транспортные средства, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье. Более 53% российского экспорта в страну приходится на энергоресурсы. Газа поставлено на 949,5 млн долларов, нефти — более чем на 4 млрд, электроэнергии — примерно на 220 млн.

После избрания Александра Лукашенко президентом Беларуси на третий срок "Газпром" заявил, что цена газа для страны в 2007 году будет определяться по формуле европейских контрактов и значительно повысится. В начале мая Сергей Куприянов называл порядок цен в 145 долларов за тысячу кубометров (сейчас Минск платит 46,68 доллара за тысячу кубометров). Ранее, комментируя ситуацию Ъ, он не исключил повышение до 230 долларов — в случае развития ситуации по сценарию Украины. В ответ первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заметил, что максимум, на что готова его страна — повысить цены на 11%, то есть до 52 долларов за тысячу кубометров. Вчера в "Газпроме" заявили, что цены планируется повысить втрое.

Нефтяной фронт

В российских нефтяных компаниях о распоряжении президента вчера не знали. Между тем указание Владимира Путина о прекращении реэкспорта касается в первую очередь нефти и продуктов ее переработки. В этом году в соответствии с межправительственным соглашением российские нефтяники должны поставить белорусским НПЗ 19,5 млн т нефти. Эксперты утверждают, что реэкспорта российской нефти как такового в стране нет — "Транснефть" дает нефтекомпаниям квоты на прокачку ровно тех объемов, которые требуются для местных НПЗ. Вместе с тем присутствует скрытая форма реэкспорта через экспорт производимых в Беларуси нефтепродуктов. Дело в том, что в соответствии с договором о таможенном союзе между странами экспортные пошлины при поставках нефти в Беларусь не платятся. Предоставляя нефть на местные НПЗ на условиях процессинга, российские компании (вернее, их белорусские дочерние предприятия) продают затем часть нефтепродуктов на экспорт.

Согласно тому же договору о таможенном союзе, экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты в России и Беларуси должны быть унифицированы, но это положение не выполняется. Величина пошлин постоянно меняется в зависимости от рыночной цены на нефть, но, по оценкам экспертов, белорусская пошлина составляет примерно 75% российской; на светлые нефтепродукты — около 50%. Кроме того, НДС (в Беларуси он также составляет 18%), по сути, не платится, он засчитывается в пошлине. В апреле Москва в очередной раз предприняла попытку заставить Минск отдавать половину экспортной пошлины в российский бюджет, однако так и не добилась этого.

Таким образом, от отправки нефти в Беларусь на переработку и последующего экспорта нефтепродуктов через ее границу российский бюджет сейчас не получает ничего. Однако российским нефтяникам такая схема выгодна в силу низкой экспортной пошлины на нефтепродукты, а также из-за того, что цена на нефть в Беларусь примерно на 20-25 долларов за тонну выше, чем в России. Поэтому нефтекомпании как поставляют нефть на условиях процессинга, так и просто продают ее белорусским заводам. В целом Беларусь экспортирует около 13 млн тонн нефтепродуктов (12,96 млн тонн в 2004 году). Официально доля в этих объемах поставок дочерних структур российских компаний не раскрывается, но, по оценкам экспертов, она составляет около 60%. Остальное, за исключением небольшой доли, идущей на внутренний рынок, экспортируют белорусские предприятия, большинство из которых подконтрольно государству. Выгодна эта схема и "Белнефтехиму", собственная добыча которого — порядка 1,8 млн тонн нефти в год. Покупая российскую нефть, цена на которую для Беларуси все-таки ниже рыночной, и отправляя ее на переработку, "Белнефтехим" экспортирует свою нефть (1,01 млн тонн в 2004 году) по рыночным ценам.

Если России удастся добиться реализации уже подписанных документов, рентабельность экспорта нефти и нефтепродуктов через территорию Беларуси станет такой же, как в России. Российские компании от этого пострадают, но не сильно — в общих объемах их экспорта поставки в Беларусь составляют порядка 7,5%. Кроме того, цена на нефть в Беларуси хоть и выше внутрироссийской, но ниже мировой. В январе—октябре 2005 года цена поставок российской нефти в дальнее зарубежье составляла 46 долларов за баррель, в Беларусь — 29, внутри России — 22 доллара за баррель. Зато пострадает белорусский бюджет, для которого экспорт нефтепродуктов является одной из существенных частей дохода.

В области электроэнергетики решение президента России впрямую не сможет серьезно повлиять на ситуацию в Беларуси. Вчера в "Интер РАО ЕЭС" от комментариев отказались, хотя источник Ъ в компании считает, что ни нарастить объем, ни значительно увеличить цену в 2007 году для Беларуси не удастся. Между тем при росте цен на российские энергоносители энергетика Беларуси все равно пострадает. По данным 2003 года, около 60% генерирующих мощностей страны работали на газе (российском), 21,7% — на российской же нефти и произведенных из нее нефтепродуктах. Собственные энергоносители обеспечивали Беларуси лишь 12,7% энергии. Если российские энергоносители станут поставляться в страну по рыночным ценам, себестоимость энергии в ней может вырасти примерно в 2,4 раза.

Повышение цен на газ ударит по инвестиционной привлекательности белорусских предприятий пищевой промышленности, себестоимость производства на которых заметно ниже, чем в России, благодаря низкой стоимости сырья (Беларусь дотирует свое сельское хозяйство) и энергоносителей. "Нам придется изменить свои планы относительно покупки предприятий в Беларуси,— говорит глава холдинга 'Помидорпром' Максим Протасов.— При заявленном повышении цен на энергоносители приобретение там производственной площадки теряет для нас всякий смысл. Правда, белорусские предприятия уже не смогут поставлять свою продукцию по ценам в среднем на 30% ниже".

Крупнейшими поставщиками на российский рынок являются белорусские машиностроители, в частности, Минский тракторный завод (МТЗ). МТЗ пользуется прямой поддержкой со стороны белорусского бюджета, говорит гендиректор "Союзагромаша" Евгений Корчевой. Он поясняет, что бюджет выделяет субсидии МТЗ, которые "направлены на снижение отпускных цен на продукцию МТЗ на 50%". Господин Корчевой также считает, что с ростом энерготарифов власти Беларуси не откажутся от поддержки местных машиностроителей.

Политические маневры

С повышением цен на газ и прекращением субсидирования нефтяного экспорта Москва нанесет по Александру Лукашенко серьезнейший политический удар. Минск будет вынужден либо пойти на условия Москвы, либо окажется перед лицом мощнейших экономических и социальных потрясений. "С разрушением монополии на определение конечной цены электроэнергии для предприятий рушится вся система власти Лукашенко и представление о белорусском экономическом чуде",— утверждает Кирилл Коктыш с кафедры политической теории МГИМО.

Со слов источника в Кремле, "единственный способ для Беларуси получать газ по внутрироссийским ценам — это войти в состав России". Аншлюс Беларуси эксперты в Москве трактуют в политическом аспекте — Владимир Путин как глава нового государства получает широкие возможности для политического маневра в 2008 году, когда истекают его конституционные полномочия. Нынешние структуры российско-белорусской интеграции, по сведениям Ъ, входят в число лоббистов этого проекта.

Однако конвертировать экономический прессинг в политическую победу на белорусском направлении Кремлю будет не так просто. По данным многочисленных соцопросов, на которые ссылаются оппозиция в Минске и независимые эксперты, общественная поддержка вхождения в Россию не превышает сегодня 5-6% против примерно 50% шесть лет назад. "Настроения изменились, и сегодня в Беларуси суверенитет — это данность",— подчеркивает Коктыш. Можно быть уверенными, что на присоединение к России Беларусь ответит мощной кампанией общественного сопротивления. А по мнению Сергея Калякина, начальника штаба экс-кандидата в президенты Беларуси Александра Милинкевича, Александр Лукашенко скорее пойдет на экономический кризис и тотальную изоляцию, нежели уступит власть Кремлю.

Как ссорились Владимир Владимирович с Александром Григорьевичем

Владимир Путин: "Зачем в проекте Конституционного акта писать, что это (Беларусь.—Ъ) будет суверенное государство, территориальная целостность, право вето на все решения и так далее? Не будем забывать, что экономика Беларуси — это 3% от экономики России... У нас тоже должно быть право вето тогда. Но тогда это уже не что-то вроде Советского Союза" (13 июня 2002 года).

Александр Лукашенко: "Беларусь никогда не станет 90-м субъектом России. Союз должен строиться только на равноправной основе. Мы всегда слышали, что Беларусь будто бы является гирей на ногах России и хочет решить свои внутренние проблемы за счет РФ: и кормить нас будут, и поить. Мы это услышали на самом высоком уровне" (18 июня 2002 года).

Владимир Путин: "Всей Беларуси можно объединяться с Россией. Только в соответствии с российской Конституцией. Зачем же нам распускать Российскую Федерацию, уничтожать нашу Конституцию, а потом все снова-здорово начинать" (17 сентября 2002 года).

Александр Лукашенко: "Российская сторона не хочет сегодня идти и выполнять ныне действующий договор, то есть создавать Конституцию, выходить на референдум и потом создавать органы власти Союзного государства. В администрации президента России заранее был готов сценарий, как будут раскручиваться эти инициативы. Помните — разделение государства на семь частей и включение в состав России. На что я прямо заметил, что даже Сталин до этого не додумался" (17 сентября 2002 года).

Владимир Путин: "Основным направлением нашей деятельности должна стать работа по созданию экономической базы строительства Союзного государства. Здесь мы подходим к очень важному, этапному моменту в нашем взаимодействии: в соответствии с договором с 1 января 2005 года должна в качестве единого платежного средства функционировать российская валюта — российский рубль" (20 января 2003 года).

Александр Лукашенко: "Введение единой валюты — это сложный вопрос, он требует решения ряда проблем, касающихся единой финансовой политики, единого эмиссионного центра. Это вопрос нашего суверенитета, а Россия хочет решить эти вопросы единолично" (14 февраля 2003 года).

Владимир Путин: "Россия должна перестать быть дойной коровой для всех и каждого. Мы выполняем требования наших партнеров, учитывая их интересы, и вправе требовать такого же учета наших интересов с их стороны" (12 февраля 2004 года).

Александр Лукашенко: "Хочет Путин, чтобы мы платили эти деньги (за газ.—Ъ), давайте соберем их от лекарств чернобыльцев, от тех, кто гнил в окопах. Неужели мы не соберем эти 200 млн долларов? Соберем, и нами перестанут манипулировать и шантажировать" (19 февраля 2004 года).

Зачем Путину Беларусь?

Павел Бородин, госсекретарь Союза России и Беларуси:
— Личного интереса в отношении Беларуси у Путина нет. Путину важно то, что необходимо народам Союзного государства. А это — производственные программы, общие границы и единое правовое пространство. Кроме того, Путину необходимо усиление России, которое без Беларуси — центра Европы вряд ли получится.

Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, в 1992 году министр экономики РФ:
— Для решения проблемы третьего президентского срока. Объединение с Беларусью продвинет нашу границу ближе к Европе. В экономическом плане мы тоже выигрываем. Газовая труба перейдет под контроль "Газпрома", и будет решена проблема доставки сырья в Европу. Кроме этого, укрепятся позиции рубля и увеличится территория его хождения. Да и в глазах Запада мы выиграем, решая проблему диктатуры Лукашенко.

Геннадий Селезнев, независимый депутат Госдумы, бывший председатель парламента Союза России и Беларуси:
— Беларусь — это широкие ворота в Европу. Народ Беларуси поддерживает идею создания Союзного государства. На референдуме за него проголосуют минимум 75% белорусов и 65% россиян. В Беларуси сейчас устойчивая экономика, спокойная социально-политическая ситуация, поэтому Лукашенко последним диктатором Европы называют только госпожа Райс и ее союзники.

Константин Затулин, директор Института стран СНГ:
— Беларусь нужна не Путину, а России, потому что альтернативой Союзному государству будет только вступление Беларуси в НАТО. И оголтелая оппозиция начнет такое антирусское движение, что нам мало не покажется.

Геннадий Бурбулис, член Совета федерации, в 1991 году один из авторов Беловежских соглашений:
— Беларусь ему нужна настолько, насколько эта страна отвечает дальнейшим российским планам.

Сергей Катанандов, глава Республики Карелия:
— Хотелось бы, чтобы Беларусь Путину была нужна так же, как и нам. У предприятий Карелии крепкие экономические связи с заводами Беларуси. И у нас живут десятки тысяч белорусов.

Александр Добровольский, зампред Объединенной гражданской партии Беларуси:
— Путин, как и российский истеблишмент, имеет огромные иллюзии по поводу интеграции. На самом деле ничего не происходит. Хотя не исключено, что посредством Беларуси Путин хочет решить проблему 2008 года, но это тоже иллюзия.

Вадим Густов, председатель комитета Совета федерации по делам СНГ:
— Для облегчения взаимодействия коммерческих и предпринимательских структур.

Александр Белковский, президент Института национальной стратегии:
— Путину Беларусь не нужна, а возрождение темы объединения двух стран нужно для пиара. Эта тема очень популярна в обеих странах. Но при Путине объединения с Беларусью не будет. Это не надо ни ему, ни Лукашенко. Хотя для самой России, а не для Кремля объединение выгодно, оно помогло бы упрочить положение нашей страны на евразийской территории.

Александр Наталенко, председатель совета директоров компании "Новатэк":
— Побудительные мотивы многогранны, но во главе угла стоят вопросы истории и экономические интересы. Это разъединяться легко, а строить всегда сложно, поэтому длительность процесса не должна нас смущать.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)