Александр Рар: «Лукашенко доигрался»

Белорусско-российский энергетический конфликт стал одной из тем обсуждения в программе «Разворот» радиостанции «Эхо Москвы». Предлагаем вашему вниманию фрагмент дискуссии между ведущими Ольгой Бычковой, Андреем Норкиным и директором программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике Александром Раром, касающийся нашей страны.

А.НОРКИН: А вот эта история, сейчас которая развивается между Россией и Белоруссией, как в Европе к этому относятся?

А. РАР: Ну, я думаю, что общественное мнение — одно, а бизнес — это другое. Это еще к первому, прошлом вопросу. Но и бизнес тоже толкает очень многих политиков, ту же госпожу Меркель, в сторону России. Но в Беларуси дело просто заключалось таким образом, что Беларусь для европейцев — не Украина. Украина после «оранжевой» революции пользовалась всеми симпатиями, и за нее просто Европа стояла горой. А Беларусь…

О. БЫЧКОВА: То есть Украина была своя, а Беларусь не своя?

А. РАР: Ну можно так сказать. Беларусь, Лукашенко, который считается последним диктатором Европы, не забудем, что европейский саммит организовал санкции против Беларуси и хотел, таким образом, сменить режим в Минске. Поэтому, с политической и моральной точки зрения, сейчас трудно осуждать нажим на Россию в этом вопросе. С другой стороны, Беларусь действительно платила в 5 раз меньше за газ, чем та же Германия. Где-то все же нужно играть по рыночным правилам.

О. БЫЧКОВА: А как вы думаете… Вот мы задавали этот вопрос нашим слушателям, и между собой пытались как-то обсуждать, ничего не поняли. А как вы думаете, вот Александр Лукашенко, он в конечном счете чего добивается?

А. РАР: Я думаю, что Лукашенко доигрался. Он просто хотел давить и на Запад, и на Россию. И думал, что действительно, надавив на Россию в последние минуты прошлого года, все-таки получить какие-то новые поблажки. Но ведь Россия на это не пошла.

О. БЫЧКОВА: Но он их получил.

А. РАР: Ну, поблажки, я думаю, не особенно такие. Я думаю, что…

А. НОРКИН: Ну, если сравнивать с той ценой, которую «Газпром» озвучивал в первой трети прошлого года, там почти 100 долларов разница.

А. РАР: Вы же знаете, что Беларусь — транзитная, стратегически важная для России страна. И России, в первую очередь, по-моему, хотелось установить там полный контроль над транспортными путями. То, что Россия добивается на Кавказе, и в Центральной Азии, и на Украине. Вот это цель российской газпромовской политики, а не столько цены на газ.

О. БЫЧКОВА: Ну вот цель «Газпрома» понятна более или менее, как бы можно там по-разному относиться к тому, как стратегия и тактика сочетаются. Но все-таки цель Лукашенко в чем заключается? Он что хочет, чтобы Беларусь совсем оторвалась и от России, и от Европы, выстроить такую вот стену, превратиться в местную европейскую Северную Корею, изолироваться, или наоборот?

А. НОРКИН: Или, может быть, все это направлено исключительно на то, чтобы свой авторитет внутри страны поднять? Я не знаю, просто действительно нет объяснений.

О. БЫЧКОВА: Вы видите какой-то план?

А. РАР: Я думаю, что план только один — выжить. Выжить ему и его режиму. Лукашенко пытается еще заполучить какие-то поблажки, какую-то поддержку от России и будет в следующем месяце действительно стараться разыгрывать Запад против России. Но сами возможности таких маневров сужаются, их меньше и меньше. На Западе никто не воспринял его призвание помочь Беларуси всерьез. Никаких, не знаю, в плане отмен санкций Европейского союза по отношению к Минску не последовало. Наоборот, многие даже на Западе считают, что где-то Россия может повлиять на демократизацию, как это, может быть, странно ни звучит, белорусского режима. Лукашенко должен принимать серьезные решения. Он должен наконец-то реформировать свою экономику, ее открывать и сделать вывод: или с Россией, или с Западом. Но я думаю, что для такого вывода ему уже трудно, ему уже поздно. И он должен, в принципе, и придется ему это делать, где-то идти на очень большие компромиссы внутри страны и либерализировать власть. А то он не выживет.

О. БЫЧКОВА: Вы думаете, он способен?

А. РАР: Я боюсь, что он не способен. Я боюсь, что не способен, и поэтому ситуация в Беларуси может политически накаляться. Важно для России в этот момент действительно не встать, скажем, в такую роль страны, которая угрожает или слишком давит на белорусское общество и на народ, чтобы не было здесь никаких негативных чувств. Нужно вести нормальную внешнюю политику. Я думаю, что следующие месяцы здесь будут решающими в отношении будущего двух независимых государств — России и Беларуси.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)