Беседка
Алина Таряник, фото автора и Анастасии Патлис

Александр Патлис: «Песни, достойной «Евровидения», не было ни у одного»

Накануне презентации альбома «Читай мои мысли» в минском клубе Re:public музыкант Александр Патлис рассказал «Салідарнасці» о своем отношении к скандалу на «Еврофесте», музыкальным «черным спискам» и почему занимается благотворительностью. Не забыли и о планах на будущее.

С экс-вокалистом группы «Новый Иерусалим» мы встретились в одном из кафе в центре Минска, куда он пришел через пять минут после окончания репетиции. Вообще, музыкант живет в поселке Ждановичи, где старается проводить свободное время.

Вы выступаете в СНГ, Европе, Америке, достаточно популярны на родине. Чувствуете ли себя динозавром белорусской сцены?

– Мне трудно сказать, чем измеряется популярность белорусских музыкантов, и кого вообще можно считать таким «динозавром».

– Может быть Михалок или Солодуха?

– Михалок однозначно – да, Солодуха, наверно, тоже. На мой взгляд, любого артиста делают известным не телеэфиры и появления в том или ином заказном административном концерте. Артиста делают популярным песни. Цель любого исполнителя – создавать песни, которые будут касаться человеческих сердец. Только в этом случае они могут стать хитами. Вообще музыка должна вызывать эмоции: танцевальную, или бесшабашную радость, или слезы, творчество некоторых музыкантов способно даже загнать в депрессию.

– А когда поняли, что ваши песни коснулись сердец?

– Первый серьезный альбом, который зацепил многих людей (в особенности христианскую аудиторию), – это альбом «Ну что ты думаешь об этом». Он вышел в 1997 году. Песня «Я знаю любовь» была признана лучшей песней года на церемонии «Рок-коронации». Тогда в силу своей незрелости мы не смогли использовать популярность: была какая-то волна, но потом мы ушли на христианский маркет.

Также отметил бы альбом «Неба осколки», который занимал хорошие позиции в чартах белорусской музыки. С песней «Любовь в ладонях» будем начинать выступление 6 марта.

Возвращаясь к теме популярности: кто-то меня знает, кто-то узнает, кому-то нравится мое творчество, а кому-то – нет. Одно время я был полненьким и с бородкой, и Михалок был полненьким и с бородкой, и когда люди видели меня, говорили: «О, Михалок пошел». (Смеется).

– Кстати, что Вы думаете о «черных списках», куда попали «Ляпис Трубецкой», «Крамбамбуля»?

– Нельзя творческим людям обламывать крылья. Душа должна парить, должна летать, и если кто-то думает не так, как ты, это не значит, что он плохой человек. Другое мнение – это не преступление. Каждый человек имеет право на свое мнение, право на самовыражение. Кстати, если рассматривать интернет-аудиторию, то популярность группы «Ляпис Трубецкой» в разы большая, чем у Алены Ланской.

Так что можно получить сколько угодно званий, но народную любовь ты получишь только тогда, когда люди тебя реально любят.

– О чем сейчас поете и о чем хотите петь в дальнейшем?

– Сейчас я готовлю сингл, сотрудничаю с поэтом-песенником Алесем Камоцким, который пишет текст к одной из песен. Пообщался по телефону с Vincentом, еще раз обсудили проект, работу над которым планируем в середине марта. Текст будет на белорусском языке, автором, скорее всего, станет Vincent. Думаю, это будет речитатив с обалденным драйвовым мелодическим припевом. Может получиться хороший симбиоз рока и рэпа.

Наша песня будет о молодом поколении белорусов. В ней я хочу показать, что не важно, какую музыку ты слушаешь, – мы все принадлежим к новому поколению белорусов. Поколению, которое верит, мечтает, не боится этого времени, смело смотрит в будущее.

Ожидаю, что проект будет позитивным, местами гимнообразным, чтобы вдохновить людей мечтать, верить, никогда не сдаваться.

Будете использовать белорусский язык в других песнях нового альбома?

– Всегда нужно с чего-то начинать. Думаю, будет несколько композиций на мове – с Vincent и Русей. Мне кажется, что из наших голосов могут получиться очень классные дуэты.

Вообще, большую часть выступлений провожу в Украине и России. И если у меня будут все песни на белорусском, будет тяжело перед каждой из них рассказывать суровым челябинским парням, о чем она.

– Вы упоминали о Ланской. К кому было больше симпатий на «Еврофесте»?

– С Алёной был на одном из спортивных телевизионных проектов и могу сказать, что петь она умеет. Во время проекта она продемонстрировала, что является целеустремленным человеком. Девушка с характером.

Вообще, знаю всех финалистов «Еврофеста». Они хорошие и сильные ребята, но, на мой взгляд, песни, достойной «Евровидения», не было ни у одного из пяти претендентов. Но то, как в итоге выбирается победитель, – это мерзко. И это главная причина, по которой несколько последних лет я не участвовал в конкурсе. Вы голосуете, а результат все равно уже известен.

– Как оцениваете шансы Litesound попасть в финал «Евровидения»?

– На мой взгляд, если они поменяют песню и сделают хороший хит, то, возможно, у них и будет шанс. Но музыканты и их продюсеры должны очень хорошо проанализировать рынок.

Формат Litesound – это такой Bon Jovi, местами Nickelback – стилистика в музыке изъезженная и очень шаблонная. Они делают свою музыка хорошо, но для «Евровидения» нужно запеть иначе, нужен продюсер, который сломает стереотипы у них в голове, шаблоны в их музыке и поможет в создании качественного продукта.

– Так какой должна быть песня?

– Как я сказал, нужно проанализировать тенденции во внутриевропейской музыке, посмотреть, какая лучше продается, и сделать хороший симбиоз. На мой взгляд, какой-то фолк-элемент должен присутствовать, потому что ты представляешь страну.

– Вы считаете себя успешным человеком?

– Успех для меня – это когда ты живешь и понимаешь, что кому-то нужен. Еще что моя жена любит меня, а я люблю ее, и что мы уже 21 год вместе. Я успешен еще и потому, что моя дочь уважает меня. По крайне мере, я так думаю. (Смеется).

Успех не всегда измеряется наличием наличности в кошельке. Хотя, думаю, талантливый человек всегда будет иметь деньги.

– Может ли белорусский музыкант прожить на деньги, которые приносит творчество?

– К этому надо стремиться. Печально работать просто в стол и писать песни лишь для внутреннего, духовного удовлетворения. В жизни необходимо двигаться вперед. Нужно развиваться, быть актуальным, изучать музыкальный рынок, мировые тенденции.

Если ты играл heavy metal в 80-х или 90-х прошлого века, не факт, что сегодня этот стиль будет востребован. Музыкантам нужно уметь перестроиться.

Важно осознавать: на концерты ходит в первую очередь молодежь. И музыкант должен быть в курсе того, что слушает поколение, к которому он обращается. Молодые люди умеют мечтать, они еще не обломались в жизни…

– На вашу жизнь кризис как-то повлиял?

– В силу своих христианских убеждений, я стараюсь не жить вызывающе, шокирующе и эпатажно. Считаю, что если у тебя есть какой-то избыток денег, необходимо помочь тем, кто нуждается. Отчасти поэтому я занимаюсь благотворительностью.

Если говорить о кризисе, то он и сейчас продолжается. Иногда я захожу в магазин и вижу, как люди подходят к прилавкам, смотрят на цены и не покупают товары, потому что все очень дорого.

При этом билеты на концерт Лепса продаются, как и были распроданы на 30 Seconds to Mars.

– Вы являетесь организатором двух благотворительных акций, во многих других выступали в качестве участника. Так много благотворительности в вашей жизни…

– Я был организатором «Чистого сердца», «Я буду жить». Часто приглашают и на другие акции и я с удовольствием соглашаюсь. В мае в Бресте состоится конкурс-фестиваль для детей с физическими ограничениями. Когда их опрашивали, кого из артистов они хотели бы видеть, они назвали и меня.

Люди в этом мире не должны чувствовать себя одинокими. Иногда и здоровые чувствуют себя одинокими. Но когда у человека есть какой-то физический недуг, это намного хуже. Люди с ограниченными возможностями иногда чувствуют, что не могут пользоваться благами этого мира на 100 процентов. У меня всегда возникает желание говорить им, что есть люди физически здоровые, но инвалиды в душах. И это хуже.

– Вы отдаете предпочтение выступлениям в клубах или концертных залах?

– Мои концерты, которые проходили в КЗ «Минск» или во Дворце республики – это Северная Корея. Аудитория сидит, и даже если кому-то хочется встать, ему будет неудобно, потому что рядом сидит еще кто-нибудь. В клубах с этим значительно проще, да и реакцию публики лучше видно.

Люди более старшего поколения, те, кому за сорок, возможно, и отдали бы предпочтение концертному залу. С другой стороны, не нужно становиться пенсионерами в сорок лет, да и в клубах можно заказать место за столиком.

– Вы сказали, что в сорок лет становиться пенсионерами не стоит. А сами-то когда готовы выйти на пенсию?

– Пока не хочу. (Смеется). Мне предлагали заняться продюсерской работой, предлагали в Москве возглавить студию звукозаписи. Но на сегодняшний день Александр Патлис – это боевой конь. Мне необходимы поля, свобода, и я совершенно не чувствую себя кабинетной личностью. Мне нужны и успешные, и провальные концерты… Чтобы анализировать. Мне нужен адреналин, драйв.

– Будет ли шоу на предстоящем концерте?

– Тяжело сделать на небольшой площадке клуба Re:public какое-то шоу. Многие мировые команды арендуют целые самолетные ангары, где устанавливается сцена, и группа от начала до конца репетирует под каждую вспышку света.

Будут разноплановые песни. «Читай мои мысли» – это песня «Hello», в конце переходящая на красивый, мягкий скрим. Интересна и песня «Словно звёзды», в записи которой принимали участие небольшие детские хоры. Но, учитывая, что это все-таки клуб, со мной будут петь и помогать делать шоу пятнадцать молодых людей из клуба «Онлайн». Они будут стильно одеты, с красивыми стильными ирокезами.

Шоу, которое мы будем представлять, – это будет позитивный драйв, качественный стопроцентный живой звук, полная выкладка по вокалу.

***

«Мысли» Александра Патлиса уже прочитали в России, Украине, Казахстане, Германии. В Беларуси презентация альбома состоится 6 марта в столичном клубе Re:Public.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)