Александр Старикевич

Адвокат Сталина: зачем Путин защищает советско-германский сговор

История волнует Владимира Путина еще больше, чем лингвистика – Иосифа Сталина. Советский вождь в июне 1950-го опубликовал статью «Марксизм и вопросы языкознания», а российский на днях – «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим».

Фото Ведомостей

Кремлевская пропаганда не испытывает недостатка в рядовых и лейтенантах. Но в особо важных случаях за дело берется сам главнокомандующий.

К теме, кто виноват в том, что случилась вторая мировая война, Путин возвращался много раз. В прошлом декабре он около часа читал лекцию о Мюнхенском сговоре главам государств, собравшимся на саммит ЕврАзЭс.

Исторические изыскания Владимира Путина на самом деле имеют значение потому, что касаются не только «вчера», но и «завтра». Причем они проецируются на Беларусь довольно-таки тревожным образом.

«Глубинные причины Второй мировой войны во многом вытекают из решений, принятых по итогам Первой мировой. Версальский договор стал для Германии символом глубокой несправедливости… Главнокомандующий союзными войсками французский маршал Ф.Фош пророчески охарактеризовал Версаль: «Это не мир, это перемирие на двадцать лет».

Именно национальное унижение сформировало питательную среду для радикальных и реваншистских настроений в Германии. Нацисты умело играли на этих чувствах, строили свою пропаганду, обещая избавить Германию от «наследия Версаля», восстановить её былое могущество, а по сути, толкали немецкий народ к новой войне».

Сознательно или нет, но этот отрывок наводит на параллели с современностью. Советский Союз потерпел поражение в холодной войне, а Россия считает себя его правопреемницей. Кремль много раз жаловался на несправедливое отношение к ней, включая расширение НАТО, вытеснение Москвы из «традиционных» сфер влияния, к коим она относит Восточную Европу, и прочие «унижения национального достоинства».

Обещания восстановить былое величие ныне звучат в России с самых высоких трибун. Реваншистские настроения («можем повторить») тоже весьма популярны.

Поэтому пропагандистская статья Путина, нацеленная на оправдание политики Советского Союза, – это вовсе не безобидная полемика о делах давно минувших дней. Беря на себя роль «адвоката Сталина», нынешний российский президент готовит обоснование для возможных будущих действий своей страны, в том числе в отношении Беларуси.

Вот как Путин, например, описывает оккупацию стран Балтии: «Осенью 1939 года, решая свои военно‑стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии. Их вступление в СССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей. Это соответствовало нормам международного и государственного права того времени».

Оказывается, предъявить ультиматум – или вы формируете просоветское правительство и вообще делаете всё, как мы сказали, или мы вводим войска – это означает не изнасилование, а акт по любви, «соответствующий нормам права». В этом контексте нельзя исключать, что в обозримом будущем, «решая свои военно-стратегические, оборонительные задачи», Россия начнет «процесс инкорпорации Беларуси» – в полном соответствии с собственными представлениями о «договорной основе».

А вот как Путин объясняет открытие Советским Союзом «второго фронта» против Польши в сентябре 1939-го:

«Других вариантов не оставалось. В противном случае риски для СССР возросли бы многократно, поскольку, повторю, старая советско‑польская граница проходила всего в нескольких десятках километров от Минска, и неизбежная война с нацистами началась бы для страны с крайне невыгодных стратегических позиций».

Вообще-то Минску это мало, чем помогло. В белорусскую столицу фашисты вошли меньше, чем через неделю после начала войны. Так что, не стоит пытаться прикрыть Минском желание советского руководства «отодвинуть границу» от Москвы, которое, между прочим, сохраняется и у нынешних российских властей, судя по их настойчивым домогательствам «углубленной интеграции» и периодически распространяемым пропагандой страшилкам из серии «натовские танки под Смоленском».

Путин также упорно старается перевести стрелки с пакта Молотова-Риббентропа, как «спускового крючка» второй мировой, на Мюнхенское соглашение. То, как неуклюже российский президент пробует спихнуть ответственность с СССР на Великобританию, Францию, Польшу и т.д. – тема для отдельной статьи.

В рамках нынешней же интереснее, что Путин, предъявив массу обвинений Западу, вдруг меняет гнев на милость и переходит к «позитивной повестке». В частности, отдельное внимание российский президент уделяет Ялтинской конференции, на которой состоялся раздел сфер влияния в послевоенном мире:

«Главное историческое достижение Ялты и других решений того времени заключается в согласии создать механизм, который позволил бы ведущим державам оставаться в рамках дипломатии при разрешении возникающих между ними разногласий».

Сейчас Кремль продвигает идею «Ялты-2», претендуя, в частности, на то, чтобы в его «зону ответственности» была включена Беларусь. При этом сам же нарушая основополагающий принцип, установленный на конференции 1945 года: неизменность границ. Крым служит тому ярчайшим примером…

«Главное, что предопределило величайшую трагедию в истории человечества, – это государственный эгоизм, трусость, потакание набиравшему силу агрессору…», – делает вывод Путин.

И этот тезис сохраняет актуальность сегодня, в момент, когда Кремль стремится к геополитическому реваншу за развал СССР, претендуя на то, чтобы определять, как жить Беларуси, Украине, Литве, Польше, Чехии и многим другим странам.

Остается надеяться, что мир действительно извлек уроки из попыток договариваться с агрессором и второй раз на те же грабли не наступит.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:93)