Общество
Сергей Матюшенко

Адвокат Абразей считает, что Коновалов и Ковалев невиновны

Судебное следствие по теракту в минском метро и ряду других взрывов закончено. Приговор будет озвучен 30 ноября.

Судебное заседание во вторник началось с выступления в прениях еще одного потерпевшего от взрыва 11 апреля в минском метро – Андрея Тышкевича. Он фактически солидаризовался со своим «товарищем по несчастью» Людмилой Жечко, накануне заявившей в ходе процесса, что доводы обвинения её не убедили.

Тышкевич выразил удивление, что на теле и одежде Коновалова, находившегося, по версии следствия, неподалеку от места теракта, не осталось никаких следов взрывчатых веществ. Потерпевший также не понимает, каким образом правоохранительные органы столь оперативно вычислили «схрон» преступников: ведь, по словам свидетеля Яны Почицкой, 12 апреля квартиру, в которой она находилась вместе с двумя обвиняемыми, никто не покидал.

Как выяснилось, Тышкевич оказался в ненужном месте в ненужное время не один раз. Он присутствовал и на концерте 3 июля 2008 года, где также сработало взрывное устройство. «Третий раз испытывать своего ангела-хранителя я не хочу», -- резюмировал потерпевший.

Поначалу Тышкевич шёл на суд, будучи убеждённым в виновности обвиняемых. Однако по ходу процесса его мнение изменилось, и сейчас у потерпевшего нет 100%-ной уверенности, что будут расстреляны те, кто действительно совершил теракты.

Затем подошла очередь Дмитрия Лепретора. Адвокат Дмитрия Коновалова начал с ранних эпизодов дела. Обвинение во взрыве, совершенном в подъезде жилого дома в Витебске в 2000 году, защитник назвал «версией государственного обвинения, не подкрепленной ни одним доказательством, которое можно объективно оценить». Лепретор считает, что в этом случае не доказана не только вина Коновалова, но и сам факт совершения противоправных действий.

У адвоката нашелся ряд контраргументов и по другим эпизодам «хулиганских действий» его подзащитного. Однако понятно, что наибольший интерес для всех представляли не «преданья старины глубокой», а взрывы в Витебске в 2005 году и в Минске в 2008 и 2011 гг.

Дмитрий Лепретор обратил внимание суда на то, что признательные показания относительно взрывов в Витебске в 2005 году Дмитрий Коновалов дал во время допросов 13 апреля. При этом протокол первого из них, по мнению адвоката, оформлен с процессуальными нарушениями и потому является недопустимым доказательством.

Также защитник заявил, что слова Коновалова расходятся с реальными обстоятельствами. Так, 13 апреля обвиняемый показал, что использовал для изготовления самодельных бомб в 2005 году триперекись ацетона, тогда как на самом деле взрывчатым веществом в этом устройстве был тротил.

В качестве поражающих элементов Коновалов назвал только ножки будильника. Однако те взрывные устройства имели и другую «начинку». Адвокат также выразил сомнение, что обвиняемый использовал при их изготовлении самодельные ватные фитили, поскольку нелогично поджигать оные на глазах у примерно 150 очевидцев (взрыв 22 сентября у кафе «Эридан»).

Дмитрий Лепретор считает, что его подзащитный Дмитрий Коновалов не причастен к взрывам в Витебске просит оправдать его по всем эпизодам, связанным с этим городом. Сложнее ситуация с минскими терактами. Коновалов полностью признал свою вину по взрывам в Минске в 2008 и 2011 годах. Тем не менее адвокат счел необходимым указать на ряд обстоятельств, ставящих под сомнение причастность его подзащитного к этим преступлениям.

Лепретор сослался на заключения экспертиз, гласящие, что взрывные устройства, сработавшее и неразорвавшееся в 2008 году на концерте 3 июля, были изготовлены разными лицами, а также не могли быть сделаны в Витебске. Защитник также указал на процессуальные нарушения, заявив: «Следствие должно заниматься сбором и приобщением к делу доказательств, а не изготовлением этих доказательств» (намек на монтаж, факт которого признало даже обвинение). Также он напомнил, что портретное сходство подозреваемого в теракте на видеозаписях в метро и Коновалова не установлено, а на теле и одежде последнего нет ничего, что должно было указывать на его нахождение в момент взрыва на «Октябрьской».

Станислав Абразей, защитник Владислава Ковалева, до перерыва на обед закончить свое выступление не успел. Однако он озвучил ряд аргументов, свидетельствующих о том, что видеозаписи, представленные следствием, подвергались не только межкадровому, но и внутрикадровому монтажу. Так, по словам защитника, на одном из стоп-кадров видно, что у пассажира метро вдруг… пропадают ноги. Также Абразей указал на лиц, которые, возможно, сопровождали подозреваемого в метро.

После перерыва Абразей упомянул о ряде процессуальных нарушений, допущенных следствием. Но гораздо большее впечатление на присутствующих произвел другой довод. Адвокат обратил внимание, что на брюках, в которые, по версии следствия, Коновалов был одет во время теракта, есть светлая эмблема, а на брюках подозреваемого, запечатленного на видеозаписях из минского метро, ее нет. По мнению Абразея, это свидетельствует, что человек на видео и обвиняемый являются разными лицами.

Также защитник отметил, что во время теракта получили баротравмы люди, находившиеся значительно дальше от эпицентра взрыва, чем человек, на которого указывает обвинение. Однако Коновалов не только благополучно избежал повреждений: на его одежде не осталось вообще никаких следов пребывания на станции «Октябрьская» в ту трагическую минуту. Заместитель генерального прокурора Алексей Стук объяснил это тем, что обвиняемый во время взрыва находился за стеной.

По словам Абразея, практически все обвинение построено на показаниях Ковалева, от которых он впоследствии отказался. Единственная улика – это отпечатки пальцев Коновалова на взрывном устройстве, которое не сработало и было обнаружено в 2008 году. Однако и там далеко не все ясно. По каким-то загадочным причинам на упаковке взрывного устройства не осталось отпечатков пальцев граждан, которые его нашли, и милиционеров, которым оно было передано.

Суммировав все изложенное, адвокат сделал вывод, что Коновалов и Ковалев не причастны к инкриминируемым им терактам. Абразей признал лишь то, что частично доказана вина его подзащитного в приобретении тротила.

Дмитрий Коновалов от последнего слова отказался. А Владислав Ковалев, повторив ряд доводов, изложенных защитниками, объяснил, что во время следствия оговорил себя и своего старого приятеля под психологическим давлением. Таковым, по словам Ковалева, являлись угрозы со стороны сотрудников правоохранительных органов сделать его соучастником с последующим вынесением сурового приговора – смертной казни или пожизненного заключения.

Также обвиняемый указал на еще одну загадку, оставшуюся без ответа: каким образом силовым структурам удалось столь стремительно обнаружить тех, кого они считают виновными во взрыве в метро? Утверждается, что вроде бы по видеозаписи вычислили подозреваемого, его описание раздали сотрудникам правоохранительных органов, и один из них вычислил Коновалова, когда тот ходил в магазин 12 апреля. Остальное уже было делом техники.

Проблема в том, что 12 апреля никто из квартиры, в которой пили Коновалов и Ковалев не выходил. Это подтвердила даже находившаяся с ними Яна Почицкая, которую называют главным свидетелем обвинения…

Выслушав обвиняемых, суд удалился в совещательную комнату. Приговор будет оглашен 30 ноября в 11.00.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)