А у нас отключат газ

Из всех способов обеспечения энергетической безопасности белорусское руководство отдает предпочтение энергосбережению, понимая его буквально — меньше потребил, значит, сэкономил. Эксперты «Завтра твоей страны» прогнозируют: мегапроекты правительства закончатся банальными веерными отключениями для собственного же потребителя без всякого отключения со стороны России.

Не так давно Александр Лукашенко одобрил проект Концепции энергобезопасности страны. Хотя энергетическая безопасность — это не что иное, как возможность получать в необходимом количестве и без перебоев энергетические ресурсы для функционирования экономики и жизни людей. По большому счету на сегодняшний день наша страна это имеет, но при этом белорусская власть не находит рычагов давления на практически единственного поставщика энергоносителей, что для нас равноценно зависимости. Поэтому для нас более актуален акцент на независимость.

Проанализируем предлагаемые разработчиками концепции способы достижения энергонезависимости.

Диверсификация

Когда речь заходит об энергонезависимости, неизбежно начинают говорить о необходимости диверсификации поставок энергоносителей. На сегодняшний день основных энергоносителей, от которых Беларусь зависит на 90%, всего два — нефть и газ, поставляемые из России.

С диверсификацией поставок газа все довольно печально — заменить российский газ практически нечем, потому что все газопроводы в Беларусь ведут из России. Впрочем, как заявил заместитель председателя президиума Национальной академии наук Владимир Тимошпольский, Беларусь ведет переговоры с Туркменистаном о поставках газа. Но, вряд ли, это заявление можно рассматривать всерьез. Туркмения не имеет возможности поставлять нам газ, минуя Россию. Следовательно, сколько газа и по какой цене нам будет продавать Туркмения, решать будут в Газпроме. Какая ж это независимость?

Нефть можно поставлять не только по трубам, но и перевозить в цистернах и танкерах. Поэтому здесь перспективы диверсификации вроде бы получше. У всех на слуху проекты в Иране и Венесуэле. Не будем оценивать перспективы самой добычи нефти в этих регионах, отметим лишь, что дело это весьма затратное. Суммы планируемых инвестиций в добычу нефти в Венесуэле пока четко не назывались. В конце июля власти Беларуси заявили, что Уго Чавес якобы дал нам кредит в 0,5 млрд. долларов и это якобы на осуществление совместных проектов. Если это «аванс» за работу по добыче, то, очевидно, что первые прибыли от добытой нефти просто уйдут на возврат долга. Что же касается возможности покупки в Европе нефти на деньги от продажи венесуэльской, то ее цена окажется в конечном итоге не ниже российской. Стоит ли городить весь этот "венесуэльский огород"?

По проекту добычи нефти в Иране размер инвестиций озвучен — порядка 450 млн. долларов, вот только четко пока никто не сказал, мы сами будем вкладывать эти деньги или с кем-то на паях. Появилась информация, что инвестиции могут пойти со стороны Вьетнама. Но тогда что мы получим от добычи? Нефть или всего лишь оплату труда наших бурильщиков?

Как заявил заместитель председателя концерна «Белнефтехим» Владимир Волков, на недавней пресс-конференции, в проектах по добыче нефти в других странах «концерн прежде всего рассчитывает импортировать интеллектуальный потенциал», однако вряд ли этого потенциала хватит на оплату значительного объема нефти.

Владимир Волков также косвенно подтвердил, что поставки нефти из любых других стран кроме России на сегодняшний день смысла не имеют, так как НПЗ под завязку загружены российской нефтью. В то же время, отметил Волков, возможность перерабатывать нефть, купленную по более высокой стоимости появится у Беларуси к 2010 году, когда закончится планируемая реконструкция двух НПЗ. Общая стоимость двух проектов первоначально оценивалась в сумму более миллиарда долларов.

Как ни крути, реальная, а не мнимая диверсификация поставок потребует от Беларуси дополнительно (к затратам на покупку нефти в России) пару-тройку миллиардов долларов. Причем вкладывать их нужно сейчас, а компенсацию (даже не прибыль), мы только начнем получать, в лучшем случае, после 2010 года.

Строительство АЭС

Еще более бессмысленной выглядит весьма широко разрекламированная в последнее время идея строительства собственной АЭС. С точки зрения безопасности, очевидно, это все же весьма спорный проект. С точки зрения независимости — совсем уж никуда не годиться, так как с ядерным топливом мы попадаем в более серьезную зависимость, чем с нефтью. Причем с вероятностью в 99,9% зависеть будем от той же России.

Показательный в этом плане пример сегодня демонстрирует Россия в отношениях с дружественным нам Ираном. Из-за невыполнения иранской стороной финансовых обязательств россияне пока отказываются поставлять в Иран ядерное топливо.

«Такое ощущение, что иранцы строят домик из кубиков, а не атомную станцию.

Сооружение АЭС предполагает ряд обязательных этапов выполнения проекта. Без выполнения какого-то предыдущего этапа невозможен следующий», — заявил представитель компании «Атомстройэкспорт», которая ведет строительство станции в Бушере.

Вот и с нашей АЭС похожая ситуация. Сегодня еще никто толком не знает, где строить, как, за какие деньги и с кем. «Идет обсуждение где, какая АЭС и кем будет построена, что она нам обеспечит и как интегрируется в белорусскую энергосистему. Нужна ли АЭС на территории страны или, возможна кооперация с другими странами»— заявил не так давно начальник главного управления перспективного развития и инвестиций Министерства энергетики Беларуси Владимир Бобров.

Между тем, цена вопроса — не менее 4 млрд. долларов. Как сообщил Владимир Тимошпольский, наши мягкие грунты приведут к увеличению стоимости строительства на 25%, так что построить станцию за 3-3,5 млрд., как это планировалось ранее, вряд ли удастся. По его оценкам стоимость «строительства» киловатта мощности обойдется нам в 2.000 долларов вместо предполагавшихся 1.600. (то есть два реактора по 1000 Мвт каждый получается как раз 4 млрд. долларов).

С учетом того, что как отметил В. Бобров, «мы может быть не осилим» строительство АЭС на собственной территории, нет ничего удивительного, что в сообщении пресс-службы президента, посвященном одобрению упомянутой Концепции, нет ни единого слова о строительстве АЭС.

Это вовсе не означает, что ее не будут строить. Однако пуск станции возможен лишь в 2019-2020 годах. Поэтому не имеет смысла учитывать атомную энергетику в балансе Концепции, которая разрабатывалась до 2020 года. К тому же разработчики концепции нашли сегодня более дешевую альтернативу газу.

Чего стоит больше бояться белорусам: энергетической угрозы со стороны России или планов собственного правительства по энергосбережению, читайте здесь.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)