25 лет колонии запросили для Вадима Прокопьева на суде в Минске

Прокурор также требует назначить экс-ресторатору штраф в 3700 рублей (около 1200 евро) и лишить всех воинских званий, пишут госСМИ. 

Четыре месяца в Минске продолжается суд на людьми, которые якобы планировали поджечь дом депутата Олега Гайдукевича в июне 2021 года, машину судьи и отдел милиции. В реальности пожаров не произошло. 

По делу проходят 18 человек, в том числе целая семья. Из них троих судят заочно, это Вадим Прокопьев и экс-силовики Денис Хамицевич и Игорь Чемякин. Ресторатор обвиняется в перевозке оружия, подготовке теракта. По версии следствия, Прокопьев был руководителем. 

В расследовании НН говорится, что многие из обвиняемых не были знакомы, в деле фигурировал также некий бывший омоновец, который на скамью подсудимых не попал. 

Подозреваемых обвиняют по 14 статьям УК, среди которых — «акт терроризма», «незаконное перемещение оружия через границу» и «покушение на захват власти». 

Остальным обвиняемым прокурор запросил от 11 до 20 лет колонии.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Донос на писателя Сашу Филипенко написал его дед. Почти 300 человек подверглись преследованиям за продуктовую помощь. Политзаключенного второй раз будут судить за донаты, несмотря на космические откупные

Конвейер репрессий. 22 февраля в Борисове — прощание с политзаключенным Игорем Ледником. Силовики задержали сотрудников представительства LG в Беларуси. В Березовке арестовали наблюдательницу на выборах 2020 года

Конвейер репрессий. В Бресте судили айтишника за донаты полку Калиновского. Продукты от INeedHelpBY суд назвал «иностранной помощью для осуществления террористической деятельности»

Конвейер репрессий. По доносу руководства задержали сотрудников «Альфа Радио» — за «экстремизм». Задержанному в Сербии беларусскому режиссеру грозит экстрадиция

Конвейер репрессий. Как беларусские силовики угрожают сотрудникам театра в Швеции

Конвейер репрессий. СК: Не менее 155 сотрудников БГУ донатили «экстремистам». Сколько беларусов преследую за «измену государству»?