Общество

Павел Серов

12 примеров охоты на бывших силовиков, осмелившихся высказать несогласие с действиями режима

Бывшие силовики, которые попали под репрессивный каток.

Вряд ли этот список полный, но примеры дают понять, что нынешнее руководство силовых структур по «особенному» относится к бывшим коллегам. Те, кто не сумел вовремя покинуть Беларусь, попали под преследование.    

Дмитрий Кулаковский

Дмитрий возглавлял Уголовный розыск в Заводском РУВД Минска. В августе 2020 года высказал несогласие с насильственными действиями власти, вскоре был уволен.

После месяца административного ареста (из-за невыносимых условий он проглотил металлические предметы) в конце 2020 года пытался покинуть Беларусь, но был задержан и отправлен в СИЗО Жодино в качестве подозреваемого по делу об оскорблении представителя власти.

В начале этого года был приговорен к двум годам «химии», вину не признал. В ожидании отправления на поселение вновь побывал на Окрестина.

Бывший военный-контрактник

Весной в МВД сообщили без указания имени, что бывший военный-контрактник (служил до осени 2020 года, уволился по политическим взглядам) был задержан за то, что «намеревался участвовать в массовых беспорядках и совершать преступления против государства».

Утверждалось, что мужчина связался с инициативой бывших силовиков и предоставил ей информацию об управлении силами спецопераций Вооруженных Cил и начал проверять достоверность данных о сотрудниках ГУБОПиК.

Евгений Юшкевич

Евгений Юшкевич несколько лет работал следователем в СК, затем занялся программированием. В 2020 году стал основателем проекта по помощи в обучении и переподготовке силовиков, потерявших работу из-за своих политических взглядов.

Впервые был задержан по уголовному делу в конце прошлого года, но отпущен под подписку о невыезде. Весной Евгения вновь задержали.

Бывшему следователю предъявили обвинения по статьям: 289 УК (акт терроризма), ч. 1 ст. 342 (организация и участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок) и ст. 293 УК (призывы к насильственным действиям).

Евгений расценивает свое преследование как месть.

Егор Вершинин

Егор Вершинин более шести лет работал в Следственном комитете, откуда уволился в 2019-м. В этом году ему предъявили обвинение по уголовной статье за участие в мирных протестных маршах 23 и 30 августа.

Егор вины не признал. Друга Евгения Юшкевича приговорили к двум годам колонии. Главным доказательством вины стали две фотографии с закрытой страницы в Facebook, которые следователям предоставил мужчина, дело которого вел когда-то Вершинин-следователь.

Денис Урад

В марте этого года спецсвязист Генштаба сфотографировал во время дежурства секретное письмо от министра внутренних дел министру обороны и отправил одному их телеграм-каналов.

По обвинении в «измене государству» его приговорили к 18 годам лишения свободы. Суд проходил в закрытом режиме.

Алексей Сеньков

Подполковник юстиции, много лет проработавший в Следственном комитете, 16 и 23 августа 2020 года принял участие в мирных маршах протеста. Почти спустя год его задержали на рабочем месте.

Алексея Сенькова приговорили к двум годам колонии по статье о нарушении общественного порядка.

Его младший брат, бывший начальник финансового отдела администрации Ленинского района Минска Юрий Сеньков, который ходил с ним на мирный акции, был приговорен к трем годам колонии.

Егор Емельянов

Сотрудник департамента охраны из Новополоцка Егор Емельянов уволился из милиции в августе 2020 года. Затем и устроился на работу в один из фитнес-клубов в Минске. За ним пришли в мае этого года – прямо на работу.

На сутках он провел 45 дней. Затем бежал из Беларуси.

Алексей Зикеев

Алексей Зикеев в прошлом старший следователь в СК, работал директором фирмы. В 2020 году входил в команду Валерия Цепкало. Был задержан летом этого года.

Мужчину обвинили в участии в мирных акциях протеста 16, 23, 30 августа и 6 сентября прошлого года. Приговор – полтора года колонии.

Евгений Бабак

Евгений работал помощником прокурора Первомайского района Минска. В августе 2020 года он инициировал проверку в отношении сотрудников ГАИ, которые избили байкеров, не оказывавших им сопротивление.

Проверка ни к чему не привела и Бабак подал заявление на увольнение – «по соображениям совести».

В июне этого года его задержали по административному делу. Но после 30 суток он так и не вышел: ему предъявили обвинение по статье 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, или активное участие в них).

Александр Николаев

Александр Николаев работал в прокуратуре в Минске. В 2009-м он вызывал к себе лидера ОГП Анатолия Лебедько, который был избит во время уличной акции. Политик потом сказал, что следователь «вызывает некоторую симпатию и доверие», т.к. «пытается работать в рамках тех возможностей, которые есть у прокуратуры».

Когда Николаев уволился из прокуратуры неизвестно, но в сентябре этого года мужчина был задержан по обвинениям в оскорблении Ермошиной и Лукашенко – в виде постов в Facebook.

Владимир Кошко

Гомельчанин в прошлом работал сотрудником патрульно-постовой службы. Мужчина собрал персональные данные 27 сотрудников милиции Гомельской области и передал его администратору одного из телеграм-каналов.

Недавно его приговорили к трем месяцам ареста и обязанности выплатить пострадавшим в качестве компенсации морального вреда 13 600 рублей.

Максим Климович

Мужчина уволился из ОМОНа еще в 2012 году, но при задержании ему все равно это припомнили. Летом этого года Максим Климович уехал в Польшу, но вынужден был вернуться – и через несколько дней его задержали.

Согласно обвинению, бывший сотрудник ОМОНа 9 августа прошлого года стоял в сцепке на стеле. В ноябре ему вынесли приговор: три года «домашней химии».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.6(40)