gazetaby.com

Самые яркие цитаты Лукашенко на пресс-конференции для российских СМИ

17.10.2014 Павел Дмитриев

На пресс-конференции для российских СМИ Лукашенко допустил оговорку по Фрейду.

«В России произошел антиконституционный переворот», — заявил Александр Лукашенко, общаясь с представителями российских СМИ.

Правда, потом поправился и уточнил, что имел в виду Украину, но вспомнил, что Россия подала плохой пример, расстреляв из танков Белый Дом в 1993-м. Но все равно оговорка получилась по Фрейду.

Предлагаем вам также другие, не менее интересные высказывания главы государства.

«Если буду здоровым, у меня нет оснований отказаться от предвыборной кампании»

— Если бы эти выборы были завтра – да, я бы участвовал. Но выборы не завтра, а почти через год, и что за этот год произойдет, еще неизвестно. Но если все будет нормально, и я буду здоровым, у меня нет оснований отказаться от предвыборной кампании. Как бы ни сложилась ситуация, выборы состоятся в октябре-ноябре месяце. Подстраиваться под ситуацию, чтобы сохранить власть, это неправильно.

«Но не дай бог придут отморозки»

— Может, я ослеп или эгоистичен, но пока я их (потенциальных кандидатов – «С») не вижу, а ведь надо думать. Не может все быть завязано на одного человека – ну, может он (будущий президент) пока не будет обладать авторитетом, но он способен (руководить страной – «С»)".

Двадцать один год у власти — у меня где-то подспудно мнение, что есть фактор усталости от тебя людей. У меня есть возможность пожить, если здоровье позволит, я займусь каким-то делом, может быть, даже и отдохну. Но не дай бог придут отморозки – сразу или потом – и испохабят все то, что есть в стране, а желающих все порезать на куски и поделить хватает, и что ты потом будешь делать? Власти нет, и ты уже не сможешь вмешаться. Ну ладно, как ты будешь жить и твои дети, но людей же 10 млн, а там еще Россия и Украина, с которой мы в тесных отношениях… а если что случится… Это для меня серьезный вопрос.

«Вы представьте, я сейчас беру и ухожу»

— Вы представьте, я сейчас беру и ухожу. Что случилось? Больной, умирает завтра? Нет. Еще что-то там случилось? Тоже нет. Начались выборы, и ты не выставляешь свою кандидатуру. Почему, что случилось?

«Если мама с папой не заложили, президентом тебе не стать»

— Президентом не становятся, им рождаются. Я не хочу сказать, что я этого достиг, но у президента с народом есть особая связь, когда он тебя принимает сразу или отвергает, что-то должно быть от рождения… если народ избирает такого человека, он будет поддерживать его и прощать ему ошибки – я не о себе говорю. Ты многому учишься, но если мама с папой не заложили, президентом тебе не стать.

«Я знаю, что такое война, хоть я ее и не пережил»

— Мы знаем, что такое война. Треть в последней войне нашего населения погибла, и умерли после войны калеками. Треть населения! Мы только совсем недавно восстановили численность довоенного населения. Нас проутюжили и когда туда шли, и обратно… Наша Беларусь была освобождена последней. Я знаю, что такое война, хоть я ее и не пережил. Я как историк это хорошо знаю.

«И не дай Бог руководство России возьмет да и разменяет, договорившись с Западом, Беларусь»

— Беларуси очень аккуратно удалось противостоять так называемым цветным революциям. Потому что подставиться не можем. Потому что никто нас потом не защитит. И не дай Бог руководство России возьмет да и разменяет, договорившись с Западом, Беларусь. Мы это тоже имеем в виду, потому что знаем, как это в отдельные случаи было. Поэтому мы не хотим ни с кем воевать. И мы хотим с ними договориться, чтобы было все нормально, чтоб было хорошо русскому человеку и белорусу. А у нас трудно разрезать человека и посмотреть, он русский или белорус. Мы это не делаем, потому что в Беларуси перемешано все — русская кровь, польская, украинская, еврейская. Даже татар у нас 30 тысяч живет. Ни один не обижается, что у нас плохо. Потому что белорус — это гремучая смесь, конгломерат этого, почему и умные люди.

« Калининград — это зона ответственности Беларуси»

— Калининград, нравится это российскому руководству или нет, — это зона ответственности Беларуси. В советские времена Калининградскую область хотели присоединить к Белоруссии, и уже были наработаны колоссальные связи… С тех пор это осталось. Став президентом, я только усиливал эту связь.

«Я внутренне не переношу воров, грабителей и прочих»

— Еще до своего президентства я возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией. Я внутренне не переношу воров, грабителей и прочих. Поэтому работа по борьбе с коррупцией ведется нами постоянно. Но мы не планируем совершать переворот в законодательстве. Мы будем его совершенствовать каждый час. Общество предлагает много интересных и толковых предложений. Я обратился к народу, потому что закон пишут и готовят чиновники. А они, по нашим исследованиям, занимают второе место в коррупционных проявлениях. Поэтому хотелось бы услышать мнение рядовых граждан. Лучшие идеи будут внесены в законопроект. Что останется, народ будет видеть. У меня нет договоренностей с жуликами — это внесем, это не внесем.

«Никто в стране или за рубежом не скажет, что я у кого-то что-то взял. Для меня и моих детей это чуждо»

«Никто не сможет привести хотя бы один факт, что я делаю в борьбе с коррупцией одно, а для себя что-то делаю другое. Никто в стране или за рубежом не скажет, что я у кого-то что-то взял. Для меня и моих детей это чуждо. Власть и всё ее окружение должны быть абсолютно чистыми. Никому потом пощады не будет. Но я очень боюсь, что где-то будет перебор. Поэтому я предупредил председателя КГК, чтобы не было обвинительного уклона — только по конкретному факту».

«Я сожалею, что мы вывели ядерное оружие из Беларуси»

— Может, не стоило бы об этом говорить, но я сожалею об этом, — когда мы вывели ядерное оружие из Беларуси. И мы это сделали абсолютно бесплатно. Я должен был следовать договоренностям, принятым до меня.

При этом Лукашенко уверен, что мог бы и им не следовать:

— В той неразберихе, в том, что тогда было, никто бы на меня чрезмерно не надавил. Если бы не Ельцин (президент России), может быть, я бы так и поступил. Но его камарилья, она его постоянно подталкивала. И Кучма сказал, ну что ты, Саша, цепляешься за это оружие. Мы его обслужить не сможем. Сейчас с высоты прожитого я вижу: все бы мы обслужили, все бы было нормально. И нами бы никто не понукал и не потакал как сейчас. Если бы не было договоренностей, то меня уж точно бы никто не заставил. Но тогда я просто по зелени, зеленый еще я был, недооценил. Все мы были тогда зеленые.

«Я готов был очень далеко пойти»

«Я готов был очень далеко пойти, вплоть до использования своих Вооруженных сил для того, чтобы развести конфликтующие стороны. Но сейчас на юго-востоке Украины такая кутерьма, что вообще не с кем разговаривать. Если бы вставал вопрос вмешиваться в этот конфликт с согласия Украины, России, то знаете, это рискованно туда посылать войска. Почему? Там есть сейчас силы, которые вообще никому не подчиняются. И есть силы, которые подчинены олигархам. Они же неуправляемые вообще.

«Дайте нам автомат бесплатно, а мы будем вас защищать»

— Мы поставили в известность россиян. Знаете, то, чего мы пока не умеем делать, а нам надо было бы сделать, нам помогают, увы, другие, но не россияне. Порой бесплатно, за услуги, которые мы им оказываем в других сферах. Это ненормально. Мы никому не нужны. Если будет конфликт или война, то цель будет одна — Москва — так было всегда. Так кого мы будем защищать? Так дайте нам автомат бесплатно, а мы будем вас защищать, боеприпасы будем у вас покупать или свои создадим производства. Если бы у нас была сотая доля того богатства, как у вас, от природы, мы бы никого ничего не просили.

«Санкции завтра отменят – с кем вы будете сотрудничать?»

— Это было неожиданно. Хотя бы предупредили заранее — мы бы на границе подготовились. Бабахнули этот указ, а там стоят сотни фур с продукцией, которую ваши уже оплатили. Вы что делаете, говорю? Мы за оплаченную вами продукцию воевали, чтобы она дошла до адресата в России! А некоторую продукцию мы перекупали, чтобы не испортились отношения с западными поставщиками. Санкции завтра отменят – с кем вы будете сотрудничать? Мы за вас переживали больше здесь, чем вы сами.

«Моему пацану въезд в ЕС запретили»

«Запретили въезд. За что? Даже моему пацану! Он же в выборах не участвовал. Некоторых умерших в списки внесли. Макей поехал — вычеркнули.

«Я не говорил о миротворцах. Это было так показано»

"Я не говорил о миротворцах (о том, что собирается отправлять миротворческие войска в Украину — «С»). Я точно помню свою цитату дословно. Это было так показано (в интервью телеканалу "Евроньюс" – «С» ).

«Посадили 10 человек в тюрьму, и неизвестно еще, сколько сядут»

"Мы построили завод газетной бумаги, сейчас строим второй. Для него взяли уже западную машину, хоть она и дороже. Потому что у России уже качество не то, мы замучились ее запускать. Беда, с российским оборудованием беда.

И по турбинам. Купили в России турбину для модернизации Березовской ГРЭС. Мучались год – запустить не могли. Посадили 10 человек в тюрьму, и неизвестно еще, сколько сядут. Связались с вашими. Благо приехали недавно свердловчане, рассказали, что не с теми связались. А кто его знает – посол пришел ваш, порекомендовал: свяжитесь с этими. А как связались — развязаться не можем.

«НАТО приближается к границам Беларуси, и нас это не может не беспокоить»

— НАТО приближается к границам Беларуси, и нас это не может не беспокоить. Нас это беспокоит вдвойне, чем россиян, потому что это наши границы. И эта линия красной нитью проходит через нашу политику и сейчас.

Одна из причин моей позиции по Украине – что вы хотите разметить в Крыму свои вооруженные силы, а сейчас есть данные, что и ядерное тактическое оружие.

«Беларусь трижды пытались атаковать через интернет всякими этими цветными революциями»

Мы не хотим войны ни с НАТО, ни с другими. Я не хочу воевать ни с кем. Я пытаюсь доказать европейцам, что мы не агрессоры, и не надо нас атаковать через интернет и так далее. Только в последнее время Беларусь трижды пытались атаковать через интернет всякими этими цветными революциями. Нас потом никто не защитит, мы это тоже имеем в виду и знаем, как в отдельных случаях это бывает.

«Да уже 15 лет белорусские креветки в России продаются»

— Да уже 15 лет белорусские креветки в России продаются», — заявил Лукашенко на пресс-конференции для российских региональных СМИ. Еще в 1990-е годы белорусский бизнесмен Михаил Мошенский создал предприятие «Санта Импэкс Брест», в состав которого входит и занимающееся переработкой рыбы и морепродуктов предприятие «Санта-Бремор». Теперь его сын этим занимается. Закупал по всему миру рыбу, перерабатывал. Купил в России компанию «Русское море» и по всей России поставлял через эти сети продукцию. И сейчас это тоже делает. Дополнительно он ничего не перерабатывает в связи с эмбарго на норвежскую рыбу, потому что у него просто не хватает мощностей.

«Если мы что-то одалживаем, значит, мы за это оказываем какие-то услуги России»

— У вас, у россиян, расхожая фраза, что белорусы доят Россию, но я говорю, что если вы вложили хоть рубль для поддержания белорусской экономики, то вы получите в два раза больше эффекта, чем когда вы вкладываете в Россию. Не надо думать, что белорусы живут за счет россиян, потому что нам кто-то что-то дает. И если мы что-то одалживаем, значит, мы за это оказываем какие-то услуги России.

«Мы никогда танки в Москву не пропустим и в стране не отсидимся»

— Это наша армия, мы никогда танки в Москву не пропустим и в стране не отсидимся. Есть у нас две авиабазы, это для вас практически бесплатно, а ведь это денег стоит. Если мы с иностранцев берем за проезд по дорогам — с россиян не берем.

«Я Путину сказал: ну что ты уперся, дай ты эти несчастные $ 2 млрд»

— Я ему (Путину — «С») сказал: ну что ты уперся, дай ты эти несчастные $ 2 млрд, ведь ты же в свою экономику их вкидываешь. Белорусская экономика – это финишное производство, оно как было, так и осталось сборочным цехом России. (…) Если остановятся наши заводы, что вы будете делать? И Путин сказал – да, ты прав. И зачем эти деньги будут лежать мертвым грузом, если можно за них процент получить? В России тоже умеют считать деньги. Поэтому вы не думайте, что мы нахлебники и что-то там у вас берем.

«Ну дураков же в Беларуси нет. Зачем вы сегодня забрали все то, что вчера левой рукой отдали?»

— Таскались и таскались на эти переговоры установили, что с барского плеча, ладно, половина пошлин будет оставаться в нашем бюджете. А через полгода – налоговый маневр в России, и правой рукой все забрали из бюджета нашего в бюджет России. Ну дураков же в Беларуси нет. Зачем вы сегодня забрали все то, что вчера левой рукой отдали?

«Может, вам еще и доплатить придется»

— Приезжает Семашко с переговорщиками и говорит: $ 700 млн отдадут, а еще $ 450 млн – нет источников. Я звоню Путину и говорю, что это непорядок. Вот, вернули компенсацию всего, что забрали этим маневром. Такое поведение частенько в окружающих странах называют имперской амбицией. Ну зачем это? Вы же видите, что это несправедливо. Унизить, чтобы на коленях постояли, – это неправильно. Это огорчает, и привносит в наши отношения какую-то обиду. Давайте договариваться о компенсации, что мы, белорусы, должны вам сделать, и что мы уже сделали. Может быть, что вам еще и доплатить придется.

«В белорусской колбасе в отличие от российской нет туалетной бумаги и сои»

— Вам (россиянам – «С») далеко до нашей продукции по одной только причине: когда Союз развалился, вы перешли на технические условия, понизив уровень требований к продуктам питания, а мы сохранили, благодаря Лукашенко, государственные стандарты. Белорусское по качеству значительно выше. И там в колбасе туалетной бумаги нет и никогда не было. Вскрывали же такие факты на российских предприятиях, когда и туалетная бумага, и соя, и добавки всякие. Мяса всего 60%, остальное — соя, вот чем кормили народ.

«Я говорил и Медведеву, и Путину: вам же выгодней, когда мы заставляем ваших конкурировать»

— Ваши частники хотят карман набить побыстрей, вот и взвинчивают цены, а у каждого еще и "крыша" над головой". Я говорил и Медведеву, и Путину: вам же выгодней, когда мы заставляем ваших конкурировать. А откаты, а "крыша", а дележка, что этого нет? Вот она и причина роста цен.

«На Западе меня как считали, так и считают диктатором, только не говорят»

— Нужен был какой-то толчок, повод, для того чтобы нормальные здравомыслящие на Западе, не весь Запад, начали делать шаги навстречу Беларуси. И Украина, и наша позиция по Украине, видимо явились толчком к тому, что здравомыслящие на Западе и в Америке, бизнес прежде всего, начали говорить. Им предоставилась возможность заявить о сотрудничестве с нами, и они этим воспользовались. И только. Не потому, что они меня не считают диктатором — как считали, так и считают, только не говорят. Не потому, что они полюбили Лукашенко или страшно возлюбили белорусский народ, который вчера ненавидели. Они также ненавидят, только сейчас это уже не с руки говорить. Мы сами и события в мире повернулись таким образом, что уже трепать Беларусь, вытирать о нее ноги как-то уже неприлично. Это никто не поймет, даже на Западе. А не по тому, что мы изменились или изменили свою политику.

«Мы на чемпионат мира только двоим запретили въезд, которые оскорбляли народ»

— «Западники» регулярно бывали в Беларуси на выборах. И видели всё, мы ничего не прятали. Даже наши враги. Мы на чемпионат мира только двоим запретили въезд, которые просто оскорбляли народ, не только меня, меня многие оскорбляют… Пусть едут, говорю, даже враги. Они увидят страну. Но у них что-то человеческое осталось. И это дало свой эффект. Это была последняя капля. Они увидели, что это нормальная страна.

«Такой Лукашенко Западу не нужен. Им нужен такой, как Яценюк, Саша Турчинов или Порошенко»

— На западе Лукашенко никогда не любили и не полюбят… Такой Лукашенко Западу не нужен. К сожалению, американцам нужен такой, как Яценюк, Саша Турчинов или Порошенко. Я — совсем другой человек. Я очень прямолинеен, искренен….

«Я хочу показать, что можно политику делать чистыми руками»

— Я хочу сделать и показать, что политика — это не совсем грязное дело, что политика должна быть чистой и можно политику делать чистыми руками. Это никому не нужно. Я стою за независимость своего государства, коль оно образовалось. У белорусов должен быть собственный дом или хотя бы собственная квартира в многоэтажке.

«Российская армия в случае агрессии поможет Беларуси»

— У нас единое оборонное пространство. У нас, если хотите, единая армия, основу которой на нашем направлении составляет белорусская армия. Не дай бог произойдет столкновение в Беларуси, если это, не дай бог, НАТО позволит это себе, наша армия начинает боевые действия. И, при этом, у нас расписано, какие части из России подключаются к конфликту.

«Продвинутая минская публика думает, что на Западе манна небесная»

— На Запад, да, у нас едут. Но из деревень на Запад не едут. В основном едет продвинутая, в кавычки возьмите, минская публика. Особенно те, кто попал под агитацию и думают, что там манна небесная. Туда не всех возьмут, во-первых. А во-вторых, там никто никого на руках не носит, особенно приезжих. Приехал и борись. Борись так, что тебе и не снилось.

Если человек хочет заработать, заработает эти деньги и в Беларуси. Особенно сейчас, когда через Беларусь едут миллионы туристов, им нужны услуги.

«Не надо меня долбать с признанием Крыма, как по Абхазии»

— Когда-то в плане определения (о признании статуса Крыма — «С») вопрос встанет, но по определению мы будем решать сами. Это была одна из тем закрытых переговоров с Путиным... Такой посредник, как Беларусь, по Крыму России нужен.

Не надо меня долбать, как по Абхазии, что я ее не поддержал. Я говорил россиянам, что от того, признает или не признает Беларусь Абхазию, ничего не изменится, и абхазский президент, с которым я беседовал, на меня не обижался, а признавал, что с этим признанием мы только проблемы себе создадим.

«Мы положили Медведеву список на стол, а мне сказали, что я опять начинаю торговаться».

— Мы положили тогдашнему президенту Медведеву список на стол, что случится, если это будет (санкции за признание Абхазии и Южной Осетии). То же самое, что сейчас происходит с Россией, только в квадрате для нас. И я спросил: как вы поможете мне в государственном виде? А мне сказали, что я опять начинаю торговаться.

«Если мы вам нужны, не надо напрягать по мелочам»

— Я президент этого куска земли, меня люди спросят, как мы будем из этого выходить. Если мы вам нужны в таком статусе (посредника и союзника – «С»), не надо напрягать по мелочам , — сказал Лукашенко, отвечая на вопрос российского журналиста о том, намерена ли Беларусь признавать статус Крыма.

«Так зачем затеяли этот союз, если вы боитесь?»

— Когда появились процессы ЕврАзЭС, а потом Единое экономическое пространство, фактически Евразийский экономический союз – все говорили, что Союзное Государство уже не надо. Чуял я нутром, что и у ваших руководителей такие мысли были. Но я предупредил – не торопитесь.

Мы сделали отступление. Мы упрекали наших партнеров в отступлении от принципов, которые должны быть при едином таможенном пространстве. Россия отступает от этих принципов, потому что нефть и газ вещи дорогие. Казахи - по своим принципам. Так зачем затеяли этот таможенный, экономический союз, если вы боитесь? Волков боятся – в лес не ходить.

«Вы им хоть правду скажете»

— То, что вы приезжаете – для меня это святое. Я через вас могу донести свою позицию до людей из глубинки. Вы им хоть правду скажете.

Я им говорю – дайте нам возможность, канал, как мы вам дали, и мы будем свои новости, свои программы показывать. Чего вы боитесь? Нам этого не дают. Поэтому нам остается приглашать вас и говорить правду.

«И если нам надо зарплату заплатить, мы должны идти и кланяться кому-то там, в Кремле»

"Мы говорили (при обсуждении проекта Конституции СГ – «С»): пусть будет единая валюта, но эмиссионный центр – на условиях равноправия, независимый ни от России, ни от Беларуси. Так, как мы сейчас пытаемся сделать в ЕАЭС. Но россияне на это не пошли. Нам сказали: нет, эмиссионный центр — в России, управляться он будет из России. И если нам надо зарплату, допустим, заплатить, мы должны идти и кланяться кому-то там, в Кремле.

«Янукович сам создал силу, которая его и уничтожила»

— При Викторе Федоровиче Януковиче была создана такая система управления страной… Не хотелось бы ее характеризовать, но то что я знаю, такая система поборов, взяток и коррупции, которая была просто нетерпима для народа.

Виктор Федорович со своими соратниками финансировал, кто бы мог подумать, "Правый сектор", потому что он якобы против Юлии (Тимошенко – «С») был. Он сам создал силу, которая потом его и уничтожила. Я предупреждал Виктора Федоровича, что этого делать нельзя. Я предупреждал Путина, что такие процессы происходят в Украине.

«Негодяи-политики, и подонки, иначе их не назовешь, — кому-то надо сохранить лицо»

— Почему эти перестрелки идут? Если бы не было парламентских выборов, этот процесс (перемирия – «С») шел бы быстрее. Ну, негодяи-политики, и подонки, иначе их не назовешь, - кому-то надо сохранить лицо. Надо кому-то что-то доказать: мы защитимся, территорию не отдадим, мы будем воевать до конца. С другой стороны: мы тоже не отдадим украинцам, туда не пойдем, сюда не пойдем и так далее – тоже нужно лицо сохранить.

«Я говорил Кучме: если вы хотите, мы поможем подготовить проект конституции»

— Тогда мы сидели втроем, я, Ельцин и Кучма, была непростая ситуация в Украине. И я сказал, что в Украине надо менять систему власти. По крайней мере, сильная власть там необходима. Для этого нужно менять конституцию. Надо, чтобы была президентская власть с определенными и насколько это возможно сильными полномочиями. И Кучма, и Ельцин тогда сказали: мы согласны.

Чтобы это было сделано легитимно, надо было это сделать как в Беларуси – мы вышли на референдум с поправками в действующую конституцию и приняли ту конституцию, которая была нам нужна в то время развала и разрухи. Я говорил Кучме: если вы хотите, мы поможем подготовить проект конституции.

«Если бы не Россия, то дни ДНР и ЛНР были бы сочтены давно»

— Если бы не Россия, то дни ДНР и ЛНР были бы сочтены давно. Россия просто вынуждена защищать и поддерживать эти территории – по разным причинам. Начиная от личного имиджа, рейтинга и так далее и заканчивая тем, что там живут братья, и Россия их в беде бросить не может.

«Там не будет воевать никто, кроме России»

— Я говорил в узком кругу, когда еще только этот конфликт начинался, когда только выстраивались баррикады при переходе с Крыма в Украину: "Нам ни в коем случае нельзя начинать там войну. Мы так определенным игрокам на международной арене угодим, что дальше некуда. Там не будет воевать никто, кроме России – с одной стороны. С другой стороны не будет глобальных игроков. К примеру, Америка: она никогда не пойдет на столкновение впрямую. Но некоторые государства и блоки будут очень заинтересованы в том, чтобы мы собственными руками перебили друг друга.

Создается глобальная воронка в центре Европы, которая будет затягивать нас в эту бойню, в эту войну. Таким образом мы будем убивать друг друга. Славяне будут гробить друг друга, чуть ли не впервые в истории.

«Что плохого в том, что я разговариваю с украинскими политиками»

— Я всегда находил общий язык с политиками, которые приходили к власти в Украине. Что тут плохого? Что плохого в том, что я разговариваю с украинскими политиками? Нам надо спокойней относиться к тому, что происходит в политике Украине. Они всегда бурлили накануне выборов, особенно парламентских.

«Недопустимо, чтобы какое-то государство отнимало часть территории у другого государства»

— Тогда, в 94-м году, когда мы согласились на вывод ядерного оружия, США нам гарантировали так называемый "ядерный зонт" – что мы сохраним свою независимость и территориальные границы, в том числе и Украине. Поэтому недопустимо, чтобы эти гарантии были нарушены, и какое-то государство отнимало часть территории у другого государства. Это неправильно.

«Украина дала как минимум повод к тому, чтобы Россия присоединила Крым к себе»

— Почему вы направили острие своей революции на русских людей, вы начали угрожать жизни этих людей? Вы что, хотели разместить в Крыму подразделения НАТО? Ищите причины у себя, а не в России. Вы дали как минимум повод к тому, чтобы Россия присоединила Крым к себе. Вы в этом виноваты, а не Россия. Если бы вы не давали повода, не подставлялись, не было бы этого.

«Я не верю в то, что Россия хочет еще "оттяпать" Восточную Украину»

— Я не верю в то, что Россия хочет еще "оттяпать" Восточную Украину, хотя некоторым это кажется реальным, тем более что у Украины нет практически сильной армии.

«Не все так однозначно в Крыму, как это рисуют»

— Что будет дальше в Крыму, вопрос важнее. Не все так однозначно, как это рисуют. В канун зимы там будет еще сложнее, потому что Крым отрезан от коммуникаций. Трудно будет его обеспечить.

— Политики не могут потерять свое лицо, но для России эта ноша будет очень сложной.

«Меня пугает наша оппозиция, что сегодня Украина, а завтра Беларусь»

— Вы не думайте, что я тут чего-нибудь боюсь, как меня пугает наша оппозиция, что сегодня Украина, а завтра Беларусь. Этот вариант даже не обсуждается в политической плоскости. Я даже не допускаю мысли о том, что Россия может забрать часть территории Беларуси.

«Мы тоже можем вспомнить, что когда-то часть Смоленской, Брянской или Псковской областей были Беларусью»

— Мы тоже можем вспомнить, что когда-то часть Смоленской, Брянской или Псковской областей были Беларусью, но это не значит, что мы будем на них претендовать.

«Виноват Янукович. Он виноват, только он»

— В России перешел антиконституционный переворот... Ой, в Украине прошел антиконституционный переворот. Кто виноват? Президент Украины — господин Виктор Янукович. Он виноват, только он.

«Покажите нашу страну без всяких прикрас»

— Покажите нашу страну без всяких прикрас и приукрашиваний, — призвал он российских журналистов. — Но не так, как это делают иногда федеральные каналы. В лучшем случае они замалчивают, что есть такая братская страна Беларусь, а в худшем — вы знаете".

Россияне никогда не будут и не должны чувствовать себя здесь чужими.

«Мы все прекрасно знаем, кто натравливает страны друг на друга»

— Вы прекрасно видите, что сегодня происходит на планете, ее буквально трясет от междоусобиц. Это результат стратегии управляемого хаоса, которая наносит ущерб многим странам, в том числе и в нашем регионе. Мы все прекрасно знаем, кто натравливает страны друг на друга.

— Мы знаем, кто осуществляет ту стратегию устойчивого хаоса, которая сейчас есть в мире. Вбить клин в отношения между нашими странами пытаются извне.

«Победителей в этой войне не будет»

— Наша позиция такова: боевые действия в Украине должны быть прекращены. Отношения с Украиной и так осложнены до крайности. Мир в Украине может быть восстановлен только путем переговоров, победителей в этой войне быть не может.

«Говорят, мы испортили отношения с украинским народом навсегда»

— Мы и так уже осложнили отношения с Украиной до невозможности. Если уже не просто элиты Украины, а даже суперэлиты, которые очень хорошо относятся к России и к нам, зависимы от России и от нас, говорят, что мы испортили отношения с украинским народом, государством навсегда.

Очевидно, что вбить клин между нашими странами пытаются извне. Чтобы поселить вражду и ненависть в сердцах исторически близких и родственных по духу народов.

При этом, подчеркнул Лукашенко, "и мы хороши".

— Мы для этого даем повод, а иногда, как в Украине, создаем для этого почву. Для этого давления извне.

«Мы адекватно реагируем на растущую активность наших противников у наших границ»

— Сейчас не время щипать друг друга по мелочам, вспоминать старые обиды или вносить нервозность в наши отношения под надуманным предлогом. Мы соблюдаем наши договоренности с Россией в рамках Союзного государства, Таможенного союза, Единого экономического пространства и ОДКБ. И вместе адекватно реагируем на растущую активность наших противников у наших границ.

«Мы стараемся обеспечить всех вас качественными белорусскими продуктами»

Мы действуем в духе союзнических отношений, стараемся в силу наших далеко не безграничных возможностей обеспечить всех вас качественными белорусскими продуктами питания и сельхозпродукцией. В России на них существует высокий спрос.

«Поистине уникальным интеграционным образованием является Союзное государство Беларуси и России»

— Поистине уникальным интеграционным образованием на постсоветском пространстве является Союзное государство Беларуси и России , которое позволяет обеспечить равенство социальных прав граждан двух стран. С партнерами по евразийской интеграции — Россией и Казахстаном — мы хотя и сделали колоссальный шаг вперед, но все еще остаемся в начале большого пути.

«Свой партийный билет я не сжег»

– Свой партийный билет (члена КПСС) я не сжег. Недавно у детей поинтересовался, а где мой партийный билет. Сказали, мол, папа, дома в шкафу лежит, как ты его и положил... Я никогда не скрывал, что я был в компартии, — отметил Лукашенко.

– Правда, компартия у нас, к сожалению, раскололась надвое, что в последнее время коммунистов характеризует. Одна стала ярым оппозиционером... (С другой) Я поддерживаю контакты, она небольшая по численности. Иногда, если они просят, я их тоже в беде не оставляю, потому что им гранты никто не платит, они же поддерживают диктатуру.

«Пусть на меня не обижаются мужики, но женщинам во власти я доверяю больше»

– Пусть на меня не обижаются мужики, но женщинам во власти я доверяю больше: они более аккуратны, осторожны, менее авантюрны. Они никогда, по большому счету, в коррупцию не ввяжутся, — сказал глава государства.

– Влияние на выборный процесс у президента есть. Негласная квота для женщин (в парламенте) 30-35% — это закон.

Много женщин, по его словам, работает и в исполнительной власти. «Но есть такие должности, где она просто погибнет — председатели горисполкома, облисполкома. У нас тут одни мужики, потому что это невозможно, женщина не выдержит, физически трудно».

«Старался сам изобрести вот эту государственную идеологию, но чтобы мне что-то легло на душу — не легло»

– Я всегда поручал, старался сам изобрести вот эту государственную идеологию, но чтобы мне что-то легло на душу — не легло, — сказал Лукашенко.

– Те, кто занимается идеологией, говорят, что у нас государственная идеология есть. Я как президент им говорю, что она мне на душу, на сердце не ложится, а как она простому человеку ляжет?

«Фонды поставляют оппозиции деньги — это тоже инвестиции»

У политических партий в Беларуси нет идеи, их главная задача — «выторговать гранты на Западе», заявил Александр Лукашенко, передает БелаПАН.

– Прихватить что-то, потом поделить и то ли автомобили купить, то ли особняки построить. Ну ладно, если эти фонды Эберта, Аденауэра и прочие поставляют нашей оппозиции деньги, а они строят что-то и покупают — это тоже инвестиции. Пускай пока строят, покупают, но мы им не даем разгуляться здесь, чтобы майданы какие-то были и прочее, хотя попытки такие были.

При этом Лукашенко подчеркнул, что власть должна «проявлять снисхождение по отношению к оппозиции»:

– Ну дали тебе грант, ты построил дом, автомобиль купил, ну, слава богу, что деньги не пошли на уставные цели — на борьбу с режимом.

При частичном или полном использовании материалов сайта гиперссылка на сайт газеты "Салiдарнасць" обязательна.
© "Салiдарнасць", 2006   |   gasetaby@gmail.com