gazetaby.com

Белорус, покоривший Украину, стал певцом из-за любви к солистке (фото)

04.04.2012 Сергей Балай

Про себя Евгений Литвинкович говорит со смехом: «Индивидуальный предприниматель, да еще и поющий».

Не будучи признанным в Беларуси, парень из Жодино буквально взорвал четвертьфинал конкурса «Украина мае талант», исполнив песню украинской участницы «Евровидения – 2010» Алеши под названием «Sweet people». Последний припев песни зрители слушали и подпевали стоя, аплодируя Евгению, а ролик с выступлением, размещенный на YouTube, стремительно набирает голоса.

Евгений поднимает трубку. Узнав, что для него приехали в Жодино легко соглашается на интервью с корреспондентом «Салідарнасці».

– Ты сознательно выбрал песню«Sweet people» для конкурса?

– Начнем с того, что я голосовал за певицу Алешу и ее песню во время «Евроведиения-2010». Эта песня давно запала мне в душу.

Конечно, расчет был и на украинскую аудиторию, которая помнит эту песню. Мне было интересно, как ее примут, ведь я перепел отличный хит, замечательно исполненный украинской певицей.

Как ты попал на украинский конкурс?

– Мне в социальной сети сбросили информацию о кастинге «Украина мае талант». Параллельно шел кастинг в «Академию таланта» на ОНТ, где я также участвовал в отборе, но уже «вылетел» с конкурса. Украинский кастинг был в Минске: я приехал, спел и забыл, а через два месяца мне позвонили и пригласили на запись в Киев.

– А дальше?

– Было сложно. Мы приехали на конкурс в 8 утра, а по сценарию я шел последним, в 10 вечера, поэтому едва не «перегорел». Тем более что перед выступлением судьи пообщались со мной в шутливой такой форме, что совсем не настраивало на серьезный тон, заданный песней. Но я очень четко понимал, что, если не соберусь, то все мои предыдущие усилия потеряют смысл.

– Ты боялся?

– Да, конечно, еще как! Но страх на сцене – это нормально. Повезло еще, что я оптимист по жизни, потому долго бояться не умею.

– А как финансовая сторона твоего участия в конкурсе?

– Пока никаких дивидендов от «Украина мае таланты» нет. Хорошо, если мне оплатят билет на поезд, когда я поеду на полуфинал в конце апреля.

– Что будешь петь на следующем полуфинале, есть предпочтения?

– Сейчас я подбираю новый репертуар. Люблю разные жанры: джаз, блюз, рок. Петь придется дважды, и мне нужно «выстрелить» еще лучше, чем в прошлый раз. Но на этот раз песни будут, скорее всего, не на английском, чтобы посыл быстрее дошел до зрителя и слушателя (смеется).

– А как складывалась твоя карьера певца в Беларуси?

– Попыток было много, начались они с 2009 года, когда я принял участие в конкурсе «Новые голоса Беларуси». Так сложилось, что полуфиналы я выигрывал, но первые места не занимал. Не хочется верить, что виной тому протекционизм, но, возможно, не без этого. А может на такого артиста как я, не нашелся еще сумасшедший продюсер.

– В чем проблема белорусского шоу-бизнеса, на твой взгляд?

– В том, что он «так называемый» и катится по инерции. В длинном поезде, который называется европейским шоу-бизнесом, мы едем в последнем вагоне, и догоняем остальных только тогда, когда поезд тормозит, и нас по инерции толкает вперед. Замечательно, что, наконец, додумались делать шоу для «Евровидения», хотя Европе это уже не нужно, и пример Лены Мейер из Германии это доказал. Продюсеры должны быть на острие атаки, на слуху, а кто их у нас знает?

– Как пришла в голову мысль стать певцом?

– 9 лет назад (сейчас Евгению 29 лет – «Салідарнасць»). Я был предпринимателем и подрабатывал в местном ДК звукооператором. Мне довелось озвучивать репетиции студии эстрадного пения «Серебряная трель» под руководством моего нынешнего педагога, Нелли Амборцумян, она практически моя вторая мама.

В группе была девочка, которая мне очень нравилась, но у нас была большая разбежка в возрасте. Встречаться мы не могли, и я решил, что хочу быть рядом с объектом обожания. Стал ходить в студию на вокал. Решил стать незаменимым исполнителем, потому что она была солисткой №1. Вот что из этого вышло (смеется).

А невысокий рост не мешает в карьере?

– Вот мама моя говорит: «Женя, тебя, наверное, не взяли туда и туда из-за роста». Я отношусь к этому с улыбкой. Если бы я был выше, мой характер был бы совсем другим. Скорее всего я был бы ловеласом (смеется).

К тебе уже начали сыпаться предложения от украинских и белорусских продюсеров?

Пока нет. В социальных сетях предлагают делать ремиксы на мои песни. Один человек даже предложил сделать музей имени меня в моем маленьком кафе «У Жеки», правда, что-то он больше не писал.

Серьезных предложений пока не поступало, но кто знает, что будет завтра. Эфир был 31 марта, и с тех пор мне постоянно звонят журналисты.

– Если позовут украинские продюсеры, ты поедешь в Киев?

– Если не получается пробиться в Беларуси, я буду делать это там, где могу. Конечно, поеду. Мне хочется работать с нормальным продюсером, заниматься любимым делом, записать альбом.

– Какие впечатления от неожиданной славы?

– Я в шоке до сих пор. Конечно, раньше звонили знакомые и родственники, когда видели меня в других конкурсах. Но чтобы такое внимание!

– Не боишься звездности?

– Нет. Я по жизни человек скромный, так меня мама воспитала. Но уже 2 дня я понимаю, что что-то изменилось – столько звонков, просмотров моего выступления в YouTube. Неделю назад у меня было 400 друзей Вконтакте, а за два дня их количество удвоилось и продолжает расти. Пишут люди из Киева, Одессы, Харькова. Даже в любви признаются, хотя я не понимаю, как можно так быстро приклеиться к человеку сердцем.

– А девушка у тебя есть?

– Да, конечно, она моложе меня и не всегда ровно воспринимает то, что произошло. Вот мы с вами общаемся, телефон выключен, а она могла позвонить. Она, также как и я, хочет попасть на эстраду.

– Твое кафе «У Жеки» на замке сейчас, что случилось?

– Пришлось отказаться от бизнеса. На данный момент я, к сожалению, сижу на шее у мамы, если так можно сказать. Невозможно, к сожалению, заниматься эстрадой и общепитом одновременно.

В кафе я работал один: и бармен, и повар и официант. А в общественном питании нельзя пропускать рабочие дни. Да и спрос на кафе в парке сезонный. Поэтому сейчас кафе «У Жеки» уже не работает.

– Тебе не предлагали выступать в родном городе: в клубе, например, или в ресторане, или на свадьбе?

– Нет, как ни странно. Может, думают, что много запрошу (смеется).

– Параллельно с «Украина мае таланты» ты прошел в следующий тур «Новой волны». Какие перспективы в Москве?

– Как раз на конец апреля приходится и отборочный тур в Москве, так что буду разрываться. Могу сказать, что «Новая волна» требует больших денег. У них есть так называемый неофициальный взнос. Кроме того, нужно думать об имидже, костюме, номере. Все это делается за деньги.

– Кстати о деньгах. Ты уже думал, что будешь делать с миллионом гривен, если выиграешь конкурс?

– Это примерно миллиард наших? Даже подумать страшно (смеется).

Больше всего я хочу раздать долги и зарабатывать на жизнь своим трудом, пением. Буду вкладывать деньги в свое творчество. Я очень хорошо понимаю, что такая возможность бывает редко и постараюсь воспользоваться ею сполна.

«Салідарнасць» желает Евгению Литвинковичу добиться успеха, выиграть конкурс «Украина мае таланты» и стать суперзвездой эстрады!

При частичном или полном использовании материалов сайта гиперссылка на сайт газеты "Салiдарнасць" обязательна.
© "Салiдарнасць", 2006   |   gasetaby@gmail.com