.

Спецпроект:
26.04.2015
Андрей Хаданович: «Похудеть меня заставила самая большая печень в СНГ»

Руководитель белорусского ПЕН-центра, поэт и переводчик Андрей Хаданович рассказал «Комсомолке», как из спортсмена превратился в человека с лишним весом, после чего похудел на 27 килограммов, и как это отразилось на его творчестве.

В детстве Андрей считался крупным ребенком, а чревоугодие с малых лет стало одним из самых серьезных грехов. Зато как бабушка радовалась хорошему аппетиту внука!

- Я был такой плотненький Портосик, который вовсю вкушает все радости жизни. Поэтому отец, который всю жизнь занимался спортом, решил отдать меня в школу со спортивным уклоном. Но периодически я бросал спорт и проводил время на диване с любимыми книжками Дюма и Жюля Верна...

Возможно, чтение и чревоугодие победили бы спорт, если бы в решающие 12 лет меня не начал увлекать противоположный пол. Мне нравилась главная спортсменка моего класса, мы сидели за одной партой. Однажды я написал ей стихотворное признание в любви, но она сказала прямо: «Андрюша, всем ты хорош, но твоя внешность отличается от моих идеалов стройности».

И я понял, что надо либо мир перевернуть, либо меняться самому. Выбрал самый «конский» вид спорта, который мне пришел в голову на тот момент: спортивную ходьбу.

«Спорт ушел, а аппетит остался»

Андрей отправился в спортивный лагерь на три летних месяца и вернулся в Минск заметно постройневшим.

- Но просто похудеть мне показалось мало, я решил, что меня ждет большое будущее в академической гребле. Это был не только спорт, но и поездки, романтика: в Полоцке мы соревновались на Двине, в Бресте - на Буге, в Пинске плавали по Припяти, в Гомеле - по Сожу. За три года тренировок и силовой выносливости у меня оформились мышцы.

- Как же так получилось, что вы доросли до 116 килограммов?

- На филфак БГУ я поступал довольно подтянутым парнем. Наверное, был единственным, кто не курил, а это никак не вязалось с образом продвинутого интеллектуала. И я потихоньку примкнул к рядам курильщиков, перестал тренироваться.

Плюс за годы тренировок ты привык, что тратишь много энергии, чтобы ее компенсировать, много ешь. В студенческие годы спорт ушел, а аппетит остался прежним.

Пока я прилично покуривал, проблема веса была не сильно актуальной. Но потом я бросил курить, и веса стало больше.

Кроме того, занятия литературой, поэзией, поездки на фестивали предусматривают такую стихию, как алкоголь. А выпивка требует закуски, поэтому ты съедаешь в несколько раз больше, чем необходимо.

В 2009 году, став на тот момент не только поэтом, но и университетским преподавателем, я попал на международный московский фестиваль поэзии. Один из организаторов оказался врачом, и вместе с приятелями они решили проверить совесть поэтов, которая, на их взгляд, размещалась в печени. И сделали всем участникам УЗИ печени. А на закрытии фестиваля во время фуршета они обнародовали результаты.

Представьте себе: люди радостно глотают бутерброды, пьют водку, грузинские поэты братаются с белорусскими. И вдруг я слышу свой результат и понимаю, что у меня самая большая печень в СНГ!

В тот момент я решил, что этот ящик водки мы, конечно, допьем, но с завтрашнего утра я превращаюсь в непьющего и правильно питающегося человека. Абстрактные разговоры о здоровье обычно ничего не дают, но когда ты видишь свою печень «в лицо» - жизнь кардинально меняется в одночасье…

- И как вы поменяли свою жизнь?

- Образ жизни я изменил за сутки, по рекомендации доктора отказавшись от всего самого вкусного: копченого, жирного, сладкого, острого, мучного. Поначалу было трудно.

Я понимал, что в жизни есть несколько неприятных мне вещей: нарушение прав человека, белорусская армия с ее повестками и… овсяная каша. Я даже не знал, что страшнее: овсяная каша или армия. Поразмыслив, решил, что каша. Как можно есть такое, да еще с утра? Это какое-то издевательство!

Я понимал, что в фильме про Шерлока Холмса и собаку Баскервилей нормальные зрители боялись, когда на болоте завывала собака. А я сильнее всего сопереживал героям, когда объявляли: «Овсянка, сэр!» Тогда для меня это реально было страшно.

«В первые два месяца я сбросил 20 кило»

- Как отреагировала ваша жена на корректировку в питании?

- Она была на седьмом небе от счастья! В первые два месяца я сбросил почти 20 килограммов, через месяц еще 7. Потом начали происходить самые страшные вещи: я вдруг поймал себя на мысли, что мне нравится овсяная каша.

Второе удивление: мне нравится вкус чая без сахара. Я бы подрался с человеком, если бы он мог предположить про меня такое еще пару месяцев назад…

Через пару месяцев наступил период, когда тебе не хочется есть после 8 вечера. И не потому, что это вредно, а потому, что у тебя уже не разбит желудок. Ты уже взлетаешь на верхний этаж филфака, забыв про одышку.

- А что сказали про «непоэтический» образ жизни друзья-коллеги?

- Они не стали реже приходить в гости, просто вместе с пивом и коньяком для себя приносили и мне пару пакетов томатного сока. Они знали, что меня от него штырит, ведь алкогольное опьянение - дело субъективное. При этом я продолжал произносить тосты и вести себя как нормальный человек за столом. Важно, не сколько ты выпил, а на какой волне ты находишься.

Несколько лет я очень комфортно себя чувствовал, правда, злые языки из числа моих любимых друзей начали говорить, что с Хадановичем что-то не так, он перестал писать серьезные вещи, подался в детское творчество, потерял чувство юмора, стал каким-то колючим в общении.

Доля правды в этом была, на какое-то время после того, как похудел, я ушел в творческий отпуск, уехал в деревню, меньше писал, больше читал и проводил времени с газонокосилкой. Перешел на детские стихи, из которых со временем сложилась книжка «Нататкі таткі».

А в 2011 году я поехал в Японию и понял, что мир искушений меня догнал: я оказался не готов отказаться от японских суши и саке. Тот момент стал переломным, Токио вернул меня к алкогольным практикам. Но водку я перестал пить совсем и считаю ее сегодня глубоко невкусной. Вместе с тем мне сложно отказаться от хорошего виски или кальвадоса.

За несколько лет ко мне вернулись 13 килограммов из 27 сброшенных, но я точно знаю, что сегодня жирные шкварки со сковородки жрать уже не буду. А пересматривая «Собаку Баскервилей», понимаю, что собаки на вересковых пустошах страшнее, чем овсянка.

Зато ни одна собака теперь не скажет, что у меня исчезло чувство юмора, а все те, кто это утверждал, радостно выдохнули: Хаданович вернулся к общечеловеческим ценностям (смеется).

ТТХ

Андрей Хаданович, 42 года:

Рост – 187 см;

Вес до – 116 кг;

Вес после – 89 кг;

Вес сейчас – 103 кг.

СИЛА СЛОВА

Чтобы привлечь дочь Алену к здоровому образу жизни, Андрей Хаданович написал детскую книжку «Нататкі таткі» и шутливый стишок про борщ и конфету. Девочка не стала есть меньше конфет, зато борщ теперь уплетает за обе щеки!

ЦУКЕРКА

Шакаладную цукерку
Смачную хачу!
За яе аддам талерку,
Поўную баршчу.
З’ем цукерку да сняданку,
І пасля - адну,
І адну - за прагулянку,
І адну - для сну.
А калі даем заначку
(Там штук пяць яшчэ),
Ў краме цёцю прадавачку
Знойдзем - не ўцячэ!
Мыю рот каля люстэрка...
Я магу і больш,
Толькі мама на цукеркі
Не мяняе боршч!

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:10)