.

Спецпроект:
11.02.2015
Эмбер Херд: «Мужики первым делом хотят принизить женщину, чтобы потом было легче на нее взобраться»

Судя по всему, Джонни Депп крепко попал.

Если Камерон Диас уже отправилась под венец со странноватым «принцем», то Джонни Депп связался с весьма эксцентричной особой. Чего стоят одни только фото обнаженной актрисы, которые она отправляла суженому с таким посланием: «Это техасская сука-блондинка, которая съест тебя заживо. Я хочу. Мне нужно. Дай мне то, что я хочу».

По сведениям СМИ, свадьба уже состоялась. Так что, присмотримся к избраннице Джонни Деппа попристальнее. Благо Эмбер Херд недавно многое рассказала о себе в интервью GQ.

– Чтобы сыграть роль у Люка Бессона в «Трех днях до убийства», вам, наверное, пришлось учиться правильно держать пистолет?

– Да нет, что вы, я практически выросла с оружием в руках. Отец возил меня пострелять после школы четыре раза в неделю. Техасское воспитание.

– Значит, вы меткая амазонка?

– Не то слово. Я, конечно, не размахиваю пушкой столь же самоотверженно, как моя героиня Виви, но в кино люблю это делать.

– В любом случае с самозащитой у вас проблем не возникнет.

– Никаких. Не родился еще уважающий себя техасец, который воспитал бы дочь, не умеющую постоять за себя.

– Переходим к автомобильным погоням, в фильме их достаточно. Руль вы держите так же уверенно, как пушку?

– Обожаю водить машину, поэтому в фильме все делала сама. Для меня это вообще не работа, а развлечение.

– У вас есть «мустанг», верно?

– Да, 1968 года, это моя любимая машина, мое родное дитя, моя истинная любовь. Будет при мне до скончания дней. Она как мой ребенок – куда я, туда и она, не важно куда. Меня с ней похоронят.

– В Париж ее тоже с собой возите?

– Они там ни черта в автомобилях не смыслят.

В фильме «Мачете убивает»

– Тачки, стволы – это в вас техасская кровь бурлит?

– Однозначно. Я это недавно осознала, потому что по молодости, когда начинаешь искать себя, пытаешься освободиться от того, что впитано с молоком матери. Зато потом, когда тебе уже под тридцать, все возвращается. Взять, к примеру, музыку кантри – меня от нее раньше тошнило, я закатывала глаза и начинала беситься, а теперь только ее и слушаю.

– Вам случалось лишиться роли из-за внешности? Мол, никто не поверит, что бухгалтерша или продавщица может так выглядеть.

– Бывало. Когда люди видят в тебе исключительно типаж, это обламывает; в Голливуде вроде как работают творческие люди, которые должны иметь способность маневрировать вокруг штампов.

– Но даже Брэду Питту приходилось уродовать себя ради роли.

– Мужикам в этом смысле легче. Зрителю проще идентифицироваться с персонажами-мужчинами, проще наладить с ними эмоциональную связь и видеть в них полноценных людей. Кино нас учит этому с детства.

С женскими образами гораздо сложней, потому что подростки идут в кино не сопереживать героиням, а таращиться на телок. В то время как девочки идут на Гарри Поттера и не просто охают-ахают, но проживают вместе с ним его историю.

– Читаете про себя в твиттере или таблоидах?

– В твиттере я не могу ничего читать, потому что не умею им пользоваться. У меня нет твиттера, нет фейсбука, нет инстаграма. Мне все это до лампочки.

– Просто игнорируете шумиху вокруг своей персоны?

– Именно. В любом случае ничего, кроме вранья, там не напишут. Друзья иногда мне что-то пересказывают, и это всегда бредятина, о которой не хочется даже думать, не то что на нее реагировать. Пересказывать слухи – унизительное занятие для деградантов, и говорить тут не о чем.

– Кому из актрис вы поклонялись, будучи подростком?

– Обожала Риту Хейворт – влюбилась в нее, посмотрев «Гильду». А в Лорен Бэколл – посмотрев «Иметь и не иметь».

– Как насчет современниц?

– Современные женские образы меня не возбуждают. Раньше подход к женственности был куда более взрослым и как раз таки современным – во всяком случае, в кино.

То же касается и демонстрации отношений между двумя взрослыми людьми. В «Иметь и не иметь» Бэколл держится на равных с Богартом, который в два раза ее старше и в сто раз известнее. Женская природа ее героини показана в чистом виде, без идиотских уловок и оправданий; ее персонаж – роскошная роковая женщина. Сила ее образа дана безо всяких компромиссов.

– В «Трех днях до убийства» вы практически сыграли женский аналог Бонда.

– Точно. Мужики боятся сильных женщин, тем более сильных сексуальных женщин. Их первая мысль – принизить женщину, указать ей на место, сделать понятной и доступной, чтобы потом было легче на нее взобраться.

В рекламе Guess

Поэтому я горжусь тем, что поработала с Люком Бессоном, который привык не извиняться за своих героинь. Именно в таком кино я хочу сниматься. Образ моей героини не исчерпывается ее привлекательностью, она не будет за нее оправдываться. Ей не нужно превращаться в дурнушку, чтобы оправдать силу своего характера. Достаточно просто быть собой.

– Вы там снялись с Костнером, в героев которого – особенно в «Робин Гуде» и «Танцах с волками» – повально влюблялись девчонки вашего поколения.

– А я – нет. Хотя, разумеется, фильмы с Кевином – одни из первых, которые я помню. Я родилась в 1986-м, так что как раз. Но вообще-то у меня есть известная черта – никого не узнавать в лицо.

– Специально не узнавать?

– Нет, я правда никого никогда не узнаю. Мои друзья постоянно ржут над этим.

– То есть сидите вы за соседним столиком с Томом Крузом – и хоть бы хны?

– Абсолютно. Ну Круза я, наверное, все-таки узнала бы.

– Зато теперь люди в ресторанах перешептываются: «Смотри, Эмбер». Как вы к этому относитесь?

– К тому, что теперь я что-то вроде пугала?

– Я про славу.

– Никак не отношусь. И слава богу, что никак. Было бы очень странно, если бы я вдруг стала относиться к себе как к ходовому товару.

– Насколько сильные женские характеры, которые вы воплощаете в кино, придают сил вам лично?

– На самом деле я стремилась и стремлюсь играть самые разные роли; получается у меня или нет – другой вопрос. Меньше всего хочется замыкаться на чем-то одном.

Тем не менее сила – это действительно нечто вроде общего знаменателя для большинства моих героинь. В этом смысле я не уступлю ни пяди завоеванного, не важно, кого именно я изображаю – сучку, злодейку, выдающуюся женщину, просто даму со сложным характером, femme fatale, тонко чувствующую натуру и так далее. Все они сами контролируют свою жизнь.

– У вас есть хобби? И вообще свободное время?

– Полно. И свободного времени, как ни странно, тоже довольно много. Я люблю готовку, обожаю в принципе находиться на кухне, это мое любимое занятие. У меня есть узкий круг друзей в Лос-Анджелесе, с которыми я тысячу лет знакома, мы с ними несколько раз в неделю устраиваем обеды-вечеринки. Это меня лучше всего расслабляет. Еще я читаю запоем и люблю ездить верхом.

– Я так понимаю, что большинство ваших друзей не имеет никакого отношения к киноиндустрии.

– Боже упаси.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.7 (оценок:19)