22.09.2018
Капский: «Иногда я сам себе завидую!»

Скончался один из лучших менеджеров современной Беларуси. Пять лет назад он искренне рассказал о своей тяжелой болезни и непростой судьбе.

Он прошел через невероятные испытания. Полгода назад, после второй операции на сердце, три дня провел в коме. А первую проверку на прочность выдержал пятилетним мальчуганом, когда упал с прицепа, повредил ногу и два года находился в больнице на вытяжке. После уроков мама несла его домой на спине, а он мечтал заново научиться ходить.

Но главное, куда более страшное испытание, было еще впереди. О нем один из лучших менеджеров нашей страны, генеральный директор завода БАТЭ и председатель правления футбольного клуба БАТЭ Анатолий Капский впервые говорит публично в эксклюзивном интервью «Комсомолке».

- Анатолий Анатольевич, говорят, судьба посылает человеку ровно столько испытаний, сколько он может вынести. Если следовать этой логике - вы очень сильный человек…

- Признаюсь, такого толкования судьбы и посланных ею испытаний никогда не слышал. Для себя я давно принял одну истину: все, что дано нам Богом - и яркие взлеты, и испытания с преодолениями - мы должны принимать со смирением. Нет, это не значит, что нужно мириться с вызовами и проблемами - нужно быть сильным, всегда бороться за лучшее и доброе. При этом понимать, что все плохое и сложное, что посылает нам судьба, - это часть нашего бытия, о которой нужно помнить и тогда, когда тебе хорошо и все получается.

Я никогда не пойму человека, который задается вопросом: «Боже, за что мне все эти лишения?» За то, что иногда живем неправильно, за гордыню и многие другие пороки. Я думаю, что все происходящее с нами неслучайно…

«Папа был взрывным неравнодушным человеком, этим я в него…»

- Ваш отец был агрономом, любил людей, жизнь. При этом был строгим родителем, вам было достаточно одного его взгляда. Какой главный совет дал вам отец и что вы переняли из его характера и поведения, а что унаследовали от мамы?

- Мой папа очень любил жизнь, очень любил землю, на которой вырос сам и воспитывал меня, очень любил наш народ. Его и мое отношение к этому очень точно передано в «Отцовской песне» Вахтанга Кикабидзе, а также в песне «Родимая земля».

Вся жизнь моего отца была для меня большим советом, и сегодня, в мгновения принятия решений, я часто обращаюсь к жизни папы, к его поступкам.

Папа был очень взрывным неравнодушным человеком, очень требовательным к себе и окружающим. Мне передалась его, может быть, даже излишняя эмоциональность. Но я помню, как он переживал за своих подчиненных, за свой жесткий спрос с них, с нас с сестрой, с друзей и родственников. А еще он никогда не сидел на месте: если решал какую-то проблему, сразу же брался за другую, очень стремился к лучшему во всем.

Папа для меня всегда был примером и, если мне удается быть хоть в чем-то на него похожим, значит, я чего-то стою.

Папа три месяца не дожил до пенсионного возраста. Я до последней своей минуты буду помнить часы прощания с ним. Я столько не выплакал, наверное, за всю свою жизнь. Может быть, в этом я похож на свою маму. Она всегда очень чуткая и добрая, очень трогательная и ранимая. При этом, наверное, мне все же в детстве больше доставалось от мамы, но у меня никогда не было каких-то обид на нее.

Если отвечать буквально и коротко, то внешне у меня больше черт родни по маминой линии, еще от нее - сентиментальность, а напор, темперамент, умение принимать решения в состоянии стресса - это все папино.

- Из-за травмы вам приходилось догонять сверстников в школьные годы. Чему научила школа?

- Наша жизнь - огромная школа. К сожалению, часто у нас не человек красит место, а место красит человека. Наверное, у многих были в жизни моменты, когда физически тяжело противостоять здоровому идиоту.

К счастью, таких моментов в моей жизни было не так много, и все они связаны со школьным периодом. Это заставляло учиться быть сильным, терпеть для того, чтобы преодолеть и победить, научило понимать, что для успеха необходимо быть гармонично развитым - не только сильным, но и эрудированным. Вот это и дала мне школа. А школа - это большинство моих одноклассников, дорогих для меня людей, которые помогли мне, когда я был слабым, и научили быть сильным. Я всегда буду испытывать к этим людям любовь и уважение.

«Состояние стресса не уйдет никогда…»

- Вы рассказываете, что первые годы директорства находились в стрессе, постоянно приходилось тренировать мозги. Знаменитый Борхес на закате жизни намекал молодым: «Если бы я мог прожить жизнь еще раз… я бы не стремился быть таким совершенным и смотрел бы на все проще…» Ну разве не дельный совет?

- Я нахожусь в стрессе каждый день - это новые вызовы, ошибки, победы и поражения в наших проектах. К сожалению, мы пока далеки от совершенства, от глубокого познания рынка и путей реализации нашей миссии.

Это всегда напрягало и напрягает, но делает мою работу безумно интересной, требует учебы и совершенствования.

Любой новый проект - это новый экзамен, а значит, состояние стресса от меня не уйдет никогда. Проще смотреть на прожитое и так же относиться к жизни сможет мало людей, и это правильно. Жизнь в первую очередь интересна своими сложностями, которые мы должны преодолевать.

- Анатолий Анатольевич, не секрет, что вы - один из лучших менеджеров нашей страны. Наверняка вы еще и прекрасный психолог. Бывали случаи, когда с первого взгляда понимали, что не сработаетесь с человеком?

- Вы чересчур выделяете мои способности и таланты: до лучших мне пока еще далеко. Но я надеюсь им стать, а быть совершеннее - это огромный стимул.

Если человек не обладает качествами психолога, значит, он случайно попал на место руководителя - без умения чувствовать и мотивировать лидером не станешь. Что касается первого взгляда, первого слова, то чаще бывали случаи, когда понимал, что сработаемся, а не наоборот. Конечно, бывали и ошибки в первой оценке. Но, на мой взгляд, встречаясь, первый раз необходимо давать человеку шанс и гораздо правильнее оценивать его позитивно, а не наоборот. А время все расставит по своим местам.

- К сожалению, все стрессы и нагрузки дали о себе знать, у вас были две операции на сердце. Информация о том, что в начале года вы перенесли трехдневную кому, повергла в шок. Говорят, что именно в такие моменты жизнь переворачивается с ног на голову и начинается заново. Как кома изменила вашу жизнь?

- Сейчас я скажу то, о чем я никогда раньше публично не говорил. Во-первых, как-то не спрашивали, а во-вторых, не был готов сказать об этом. Знаете, за границей несколько другое отношение к своим проблемам и болезням. Мы в этом плане отличаемся и многое храним в себе.

С одной стороны, это чисто по-славянски, но с другой, есть очень много людей, готовых тебе помочь в случае необходимости - ведь часто люди остаются один на один с этими проблемами и медленно увядают. А еще, если ты победил страшный недуг, можешь поделиться своей силой и духом в преодолении - значит, можешь помочь обрести силу и веру тем, кому это необходимо.

У меня очень сильное сердце, просто главные нагрузки, которые ему пришлось перенести, были не сейчас, а более четверти века назад. Когда тебе 20 лет, ты сильный и уверенный и вдруг слышишь: «К сожалению, у вас рак…»

«Спасибо, что помогли мне выкарабкаться!»

- К счастью, рядом со мной были мама и папа, моя будущая жена Алла, все мои родные и близкие - люди, которые не позволили ни на минутку усомниться, что я обязательно буду жить. И я верил, лечился, учился, ни на секунду не теряя оптимизма. Все, чего я добился в жизни, я добился только благодаря близким мне людям.

Самое тяжелое, что я пережил тогда, - это встреча с больными маленькими детками в клинике. Их глаза сложно описать, в них столько боли…

Это и сегодня очень большая проблема. Каждый должен помогать, поддерживать онкобольных и их близких. К сожалению, сострадания и такта, желания помочь у нас всех часто не хватает. Мы должны стать добрее и лучше для таких деток и для всех людей, страдающих этим тяжелым недугом. Я всегда в долгу перед ними и стараюсь по мере возможности помогать людям с онкозаболеваниями. А моя большая радость, что в этом деле рядом со мной мои самые близкие помощники - ребята и тренеры из моей команды.

Так вот, к моему сердцу… Тогда я перенес огромные дозы лучевой и химиотерапии, и один из курсов облучения был в области сердца. Вот эти рубцы и приходится периодически править.

Я не раз задумывался над этим и убежден, что, будь у меня другое сердце, оно бы уже не боролось. А кома - это как часть испытаний на пути к призу - к возможности жить. Кома абсолютно не изменила мою жизнь - просто жить хочется еще больше.

- В критические моменты не хотелось поменять местами слова в вашей же фразе о том, что «нужно любить не себя, а дело, которым занимаешься»?

- Нет. Просто, если ты любишь себя, а не свое дело, не людей, для которых ты дорог и которым всегда должен быть готов помочь, - ты одна травинка в пустыне и тебе не за что и не за кого держаться.

В те самые тяжелые минуты, если был в сознании, желание дожить, например, до окончания строительства стадиона в Борисове давало силы бороться.

- Многие белорусы приняли вашу боль как свою. На форумах начали советовать: зачем так надрываться, берегите себя! Или: Анатолий Анатольевич, поаккуратнее там! Мы вас никуда не отпускаем! И все советуют не только уменьшить нагрузки, но и перестать нервничать… Получается?

- Пробовал… Но ты же не накручиваешь сам себя специально, все нервы и эмоции от того, что желаемое не получается или тебя не слышат и не понимают. А касательно советов поберечь себя скажу большое спасибо за сопереживание и участие всем, всем, всем…

Я получал слова поддержки со всего мира, из разных уголков Беларуси, от людей, которых иногда не видел годами, от руководителей и болельщиков наших соперников на футбольном поле. Спасибо за то, что помогли мне выкарабкаться. Я до сих пор не смог поблагодарить всех и, наверное, этот разговор, прежде всего, чтобы сказать всем «Спасибо» и поклониться каждому.

Я сейчас вообще не общаюсь с прессой, но когда услышал вопросы, предлагаемые мне «Комсомолкой», подумал, что промолчать и не поблагодарить всех этих добрых людей я не вправе...

«Подстроиться под ситуацию - то же самое, что предать самого себя»

- Когда вы пришли на завод БАТЭ, производство было нерентабельным. Вы в корне изменили ситуацию и вышли в лидеры. Что оказалось самой большой трудностью и существуют ли неразрешимые проблемы?

- Завод БАТЭ всегда был очень интересным и динамичным предприятием. Но в 90-е годы он перестал развиваться, в это безвременье потерял многие рынки и идеи. Самый главный дефицит - это люди, готовые много работать, терпеть, учиться и обязательно верить в любимое дело. Сегодня тяжело говорить о нашем лидерстве - весь машиностроительный комплекс в основном завязан на Россию и с учетом макроэкономической ситуации в ЕЭП и замедлением мировой экономики переживает тяжелые времена. Но в последнее время подобные ситуации мы уже переживали не один раз. Уверен, преодолеем проблемы и сейчас.

- Вы разделяете мнение, что «если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней»? От каких неприятностей уберегла вас ваша точка зрения, а какая шишка оказалась наиболее болезненной?

- Я большой упрямец, и если чувствую, что могу разрешить ситуацию, то буду биться до конца. Остановиться могу только, если меня убедят в моем ошибочном видении.

Подстроиться под ситуацию, трусливо обойти проблему - то же самое, что предать самого себя. Я помню обо всех своих «шишках», но не с точки зрения сожаления о сделанном, а с точки зрения опыта.

Никто не застрахован от ошибок, но, если они повторяются, необходимо задуматься и критически оценить себя. Хотя, наверное, нет людей, которые никогда не повторяли свои ошибки.

- Вам не раз поступали выгодные предложения поменять место работы. При каком условии вы могли бы согласиться?

- Любой проект нужно доводить до конца. На мой взгляд, сильный руководитель не тот, чья система работает только при его непосредственном участии. Система должна поддерживать процесс и не зависеть от одного человека. У меня создать такую пока не получилось, поэтому я не могу бросить на половине пути дело, которому служу. Это будет нечестно по отношению к тем людям, которые поверили в меня и к тем, кто предлагает мне более интересный и выгодный проект. Это не бравада – это обратная сторона моей твердолобости.

«У меня всегда мечты - заоблачные»

- Не секрет, что вы своим трудом и мозгами заработали немало денег. В том числе благодаря выходам БАТЭ в групповой раунд Лиги Чемпионов. При этом вас иногда накрывали моменты отчаяния, вплоть до того, что хотелось уйти из футбола. Некоторые видели в вас денежный мешок, который многим обязан. Не хотелось в такие моменты променять все блага и накопления на образ жизни обычного, никому не известного работяги, который живет от зарплаты до зарплаты, зато так, как ему заблагорассудится?

- Вы незаслуженно говорите «работяги». У нас есть такие рабочие, что в своем деле они профессора. Правильнее сказать в данном случае: «Не хотели ли быть ленивым обывателем?» Не могу. За мои труды жизнь дала мне столько счастливых минут, что я иногда сам себе завидую. А моим сокровенным желанием я поделюсь: я хотел бы оказаться в дремучем лесу, один, в маленькой избушке, забыть телефон, укрыться от тревог и давления. Но это только на несколько дней!

- У каждого человека есть мечта. В молодости она - заоблачная и невероятная, в зрелости - более приземленная, что ли. О чем вы мечтали тогда и сейчас?..

- У меня и тогда и сейчас мечты заоблачные. Но знаете, они иногда сбываются. Вот скоро в Борисове появится новый стадион, а лет двадцать назад я и представить себе не мог подобное.

Завтра я буду мечтать о чем-то новом и эту мечту приближать. Так было всю мою жизнь, еще с того самого двадцатилетия, о котором я вам рассказывал.

Когда у человека есть мечта, есть цель в жизни, он обязательно будет жить. Я всегда просил у Бога дать мне срок добраться до цели и многие свои мечты реализовал.

О самых грандиозных целях я никому не скажу - засмеют, а вот когда мы их реализуем, будем думать еще о чем-то новом. Уверен, если человек очень хочет, идет к своей цели, отдается своему делу без остатка, у него все получится. Даже, если в это никто кроме тебя не верит и всем кажется, что у тебя нет ни единого шанса.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:56)