19.05.2011
«Женщины раздевали бригадиров донага и всячески издевались над ними»

Из многих документов 30-х годов прошлого века следует, что крестьянки оказывали более активное сопротивление раскулачиванию и коллективизации, чем крестьяне.

«Коммерсантъ-Власть» цитирует справку ОГПУ, в которой, в частности говорится:

"В последнее время участие женских масс в антисоветских проявлениях в деревне становится все более активным. Женщина участвует уже не только в "волынках" (массовых выступлениях), но ее можно встретить и в составе кулацких, антисоветских группировок, среди террористов-поджигателей и среди активных агитаторов на собраниях... За вторую половину 1930 г. из 1352 массовых выступлений в 543 женщины составляли подавляющее большинство в составе участников (в 464 случаях выступления были исключительно женскими по составу). Во всех остальных женщины составляли значительную часть участников".

Причем, как отмечалось в справке, крестьянки не ограничивались собраниями и митингами:

"Выступления на почве хлебозаготовок (сопротивление описям имущества, изъятия хлеба и т. п.), против изъятия и ущемления кулачества и а/с элементов и на религиозной почве во многих случаях отличались остротой, сопровождались физическим насилием выступавших над местными совработниками и активистами, разгромами сельсоветов и других общественных организаций и учреждений. Зафиксировано несколько случаев массовых выступлений женщин, вооруженных вилами, кольями, ножами.

В с. Теменское Колпнянского района ЦЧО 19 декабря толпа женщин в 100 чел. напала на бригаду, работавшую по хлебозаготовкам и мясозаготовкам. Женщины раздевали бригадиров донага и всячески издевались над ними.

В с. Налитово Инзенского района СВК в ноябре к дому злостного несдатчика хлеба, к которому приехала бригада для описи имущества, собралась толпа женщин в 150 чел., вооруженных палками и железными вилами. Работа бригады в этот день была прекращена...

В с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) во время выступления избит милиционер; толпа женщин в с. Евгеневка Старо-Кременчикского района (УССР) пыталась учинить самосуд над начальником милиции и уполномоченным РИКа; в с. Нерубьевка Ровеньского района (УССР) толпа женщин набросилась с ножами и вилами в руках на комиссию по проведению хлебозаготовок, не допустив ее к работе".

К удивлению властей, выступления крестьянок оказывались не только хорошо организованными, но и продолжались не один день:

"В отдельных случаях,— указывалось в той же справке,— массовые выступления тянулись по нескольку дней, женщины, участвовавшие в "волынках", проявляли большое упорство в сопротивлении местным властям, особенно во время изъятия имущества у злостных несдатчиков хлеба — кулаков, у неплательщиков налога, во время арестов антисоветских элементов. Были случаи, когда выступавшие женщины организовывали охрану имущества взятых ими под свою защиту кулаков и а/с элементов, устанавливали непрерывное дежурство и пикеты с тем, чтобы в "случае тревоги" вновь собрать толпу женщин для оказания организованного противодействия властям".

Еще более любопытным оказалось то, что крестьянки требовали от мужей, отцов и братьев отказаться от участия в их акциях:

"Характерно,— докладывало ОГПУ,— что мужчины во время женских "волынок" обычно держатся в стороне, не вмешиваясь в толпу. Суровая кара за участие в массовых беспорядках удерживает мужчин от участия в выступлениях. В то же время, несмотря на явно антисоветские действия, женщины (в том числе иногда и кулаки) обычно оставались безнаказанными.

Такое положение лишь укрепляло среди женщин и вообще населения убеждение, что "женщине ничего не будет, женщине все можно". Во время выступления женщин с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) из толпы раздавались крики: "Мы никого не боимся, мы уже были в ГПУ, и нам ничего не сделали и не сделают"".

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:74)