.

Спецпроект:
14.09.2010
Анастасия Зеленкова, фото Юлии Дорошкевич
«В Амстердаме все пошли в квартал «красных фонарей», а Костусёв — в музей Ван Гога»

Визит к Рыгору Костусёву в рамках проекта «В гостях у кандидата» фотокорреспондента «Нашай Нівы» Юлии Дорошкевич и журналистки «Салідарнасці» Анастасии Зеленковой чуть не стоил одной из нас семейного счастья. Зато мы узнали, в чем кандидат от БНФ может в бане дать фору Владимиру Некляеву, чем похож на Александра Лукашенко и почему его жена не хочет, чтобы он стал президентом.

— Конечно, приезжайте, — радушно пригласил нас Костусёв, заслышав о нашем проекте. — Давайте прямо к нам в деревню. Мы баньку вытопим, блинов напечем. Можете и переночевать у нас.

Перспектива вырисовывалась соблазнительная: не каждый день выпадает возможность заполучить кадры кандидата в бане. Имелся даже провожатый, готовый нас доставить прямо на место, в деревню Техтин, что в Белыничском районе, — председатель партии БНФ Алексей Янукевч (опять же ценный кадр). Но…

— В баню, говоришь? Ну-ну… — нервно засопел мой муж и язвительно добавил: — Смотри, доходишься к своим кандидатам, что и возвращаться некуда будет.

Примечательно, что еще после визита в гости к Ярославу Романчуку участники форума на «Нашей Нiве» выражали искреннее беспокойство по поводу возможных неприятностей с супругом Юлии Дорошкевич: мол, прежде чем к холостым мужчинам в гости ходить, хорошо бы у мужа спросить. Но беда пришла, откуда не ждали. Идею с баней пришлось похоронить, пожертвовав журналистским профессионализмом в угоду семейному счастью.

Пока ехали к Костусёву, разговаривали. Учитывая, что дорога не близкая, к концу пути знали про кандидата всё. Многое из его биографии казалось каким-то очень знакомым: и бывший директор совхоза, и из-под Шклова …

— Кстати, вот тут, где начало Могилевской области, начинался и совхоз «Искра», которым руководил Костусёв, — рассказывает наш гид Алексей Янукевич. — Между прочим, тогда это было единственное на всей трассе место, где стоял указатель на белорусском языке.

Шкловский батька

Хозяин встретил нас прямо на улице. Рядом с ним крутилась маленькая белая собачка. Как позже выяснилось, она и еще два кота и составляли хозяйство кандидата.

— Это дом еще моего деда, — знакомил нас с родовым гнездом Костусёв. — Тут я родился. Причем в самом прямом смысле: «скорая» не успела доехать — дороги тогда похуже были. Сейчас мы живем здесь, в основном, только летом. А так в Могилеве или у тещи в Шклове.

Экскурсию по подворью нам обещали сразу после блинов, поэтому мы поспешили в дом. Первое, что сразило наповал, при входе — это жена кандидата, которая в это время лихо управлялась у печки (я, честно говоря, даже и не думала, что кто-то еще готовит в печи). Зато и блины у нее были – не чета тем, что на плите: толстые, ароматные.

— Это моя жена Лариса, — представил супругу Костусёв.

Мы познакомились. Оказалось, Лариса родилась на Гродненщине, однако всю свою жизнь прожила на Могилевщине. Работала воспитателем в детском саду. А познакомились супруги тут, в деревне, куда Лариса приехала на свадьбу к свояку. В итоге 30 лет счастливой семейной жизни и трое замечательных детей — две дочки и сын.

— Я и четвертого готова была родить, да Гриша решил, что хватит, — смеется она. — Хотя если б я его слушала, так и этих бы не было. Вечно ему на месте не сидится.

Нет, нельзя ему быть президентом. У него за все душа болит. Везде ему разобраться надо. А я тут сиди себе одна, как Галина Лукашенко.

Правда, в отличие от нее, семейная жизнь Костусёвых выглядела вполне счастливой.

— Неужто совсем не ругаетесь? — все не верили мы, слушая, с какой любовью рассказывает Лариса про мужа.

— Ой, еще как бодаемся, — смеется жена и с удовольствием добавляет: — Зато как потом сладко мириться!

То, что Костусёв — семьянин примерный, мы особо и не сомневались.

— Бывает выезжаем куда – все гулять идут в свободное время, а Костусёв по магазинам жене и детям подарки покупать, — рассказывал потом Алексей Янукевич.. — Или вон в Амстердаме были. Так все из любопытства пошли на экскурсию в квартал «красных фонарей», а Костусёв махнул рукой и отправился в музей Ван Гога.

Оно и правильно, потому как хозяйка у Костусёва отменная. Мы с аппетитом уплетали за обе щеки блины с мочанкой, то и дело подкалывая Янукевича, который пытался расправиться с угощением ножом и вилкой.

— Что Алексей, как с Бушем пообщался (когда-то Янукевич встречался с тогдашним президентом США Джорджем Бушем – авт.), так и руками блины не едим? — подмигнул Костусёв.

Вскоре к столу были принесены и другие деликатесы: перец с грядки, маринованные боровики.

— А эти грибы мы вчера собирали, — похвастался Рыгор Андреевич. — Я 80 боровиков нашел и жена столько же. Места знаю хорошие. Вы к нам в следующий раз подольше погостить приезжайте. В грибы сходим, баню вытопим.

И швец, и жнец, и на дуде игрец

Только накормив нас до отвала, кандидат повел на экскурсию по своему владению.

Первым делом заглянули в ту самую злополучную баню, чуть не разрушившую мою семью. Судя по рассказам, Костусёв – банщик отменный.

— Мы как-то смеялись, что надо всех наших кандидатов в баню загнать: кто дольше высидит — единый, — вспоминает Алексей Янукевич. — Некляев, говорят, тоже регулярно в баню ходит, но наш кандидат даст ему фору.

Изучили огород, узнали про калифорнийских червей, которых Костусёв привез специально для компостной ямы, получили консультацию, на каких дровах лучше всего жарить шашлыки, заглянули в сад. Даже Бим — верный спутник кандидата — с удовольствием погрыз с нами яблочка.

А запасы Костусёва на зиму вообще достойны отдельного разговора.

— Мы тут запросто войну продержимся, — смеется Лариса.

Про войну в Техтине не думают, зато про выборы уже поговаривают. О том, что их земляк хочет побороться за президентское кресло, односельчане знают. Вот только не особо верят в победу. Нет, в том, что Костусёв – человек хороший и хозяйственный, тут никто не сомневается, просто о том, как в стране проходят выборы, в Техтине знают не понаслышке. В свое время Костусёв уже был кандидатом в местные советы.

— Сосед все возмущался: «Как так? Я же всей семьей за тебя голосовал. А тебе только три голоса написали. И это при том, что нас четверо!»

Кстати, с тех времен в доме у кандидата висит в рамочке его предвыборный плакат.

— Вы не думайте, это не я сам, это моя мама повесила, — скромно заметил Рыгор Андреевич. — Сказала, чтобы не снимали. Так вот и висит на самом видном месте.

— Ага, воров отгоняет, — засмеялась жена. — Заберется кто в дом, глянет и испугается.

Это не единственная агитация за Костусёва, к которой лично он не имеет никакого отношения.

— Недавно в интернете друзья нашли и мне прислали, — демонстрирует кандидат на ноутбуке плакат, где гавроши расписывают стену надписью: «Кастусёў». Креатив еще тот.

Помнит Рыгор Андреевич и выборы 1994 года. Тогда он лично уговорил свою маму проголосовать за Позьняка.

— Вся деревня проголосовала за Лукашенко, а мама за Зенона. Она потом даже как-то комплексовала. Зато когда Лукашенко ввел налог на дом, вся деревня его кляла. А мама ходила такая гордая, аж светилась: «Надо знать, за кого голосовать!».

Осматривая дом, мы неожиданно заметили на шкафу гармошку. Совместными усилиями заставили кандидата взять инструмент в руки. Однако петь Костусёв наотрез отказался.

— Вы сами спойте, а я вам подыграю, — отнекивался Рыгор Андреевич. — Я уже столько лет ее в руки не брал. Мне эту гармошку еще отец купил, когда я в школе учился.

Как оказалось, специальных музыкальных заведений кандидат не заканчивал. Все что умеет – результат собственного труда. И хоть никогда даже нотной грамоты не знал, на свадьбах всегда был заправский музыкант.

— Он у меня еще и стихи пишет, — хвасталась талантами мужа жена. — А если президентом станет — так, даже не сомневайтесь, порядок наведет.

Никто и не думал сомневаться.

На дорожку нас напоили чаем с конфетами — если так дальше пойдет, то к концу проекта нам точно придется сесть на строжайшую диету — и снарядили с собой гостинец: яблоки, блины, деревенское молоко.

— Обещайте, что еще приедете, — радушно приглашали нас хозяева.

Мы и не думали отказываться.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.9 (оценок:60)