05.12.2018
«Россия мучительно думает, как восстановить буфер между собой и Западом»

Писатель Олег Радзинский – о том, как российский режим трансформируется в тоталитаризм.

Сын известного и признанного советского драматурга Эдварда Радзинского, в 1982-м был осужден по статье «Антисоветская агитация и пропаганда»

В интервью ВВС бывший советский диссидент Олег Радзинский рассказал о своем видении эволюции политического режима в России. Приведем этот фрагмент полностью:

— Я в корне не согласен с тем, что в России происходит возрождение авторитарного режима — он уже давно возродился. Где-то к 2004 году установился полноценный авторитарный режим. Сейчас идет другой процесс — медленная, даже не очень медленная, трансформация авторитарного режима в тоталитарный. Авторитарные режимы держатся долго, потому что они существуют на коррупции, и в коррупции всегда остается место разным участникам. Что-то просачивается вниз и, в общем, всем находится место.

В авторитарных режимах репрессии направлены против врагов режима, а тоталитарный режим в своем терроре между врагами и друзьями различий не делает. Основная задача тоталитарного режима — напугать население.

Кроме того, авторитарный режим локализован, он знает пределы своей компетенции: вот он это контролирует, а другое отдает другим участникам общественного или политического поля, и, если они не нарушают условий корпоративного договора с режимом, он их не трогает. Так и происходило какое-то время в начале правления Путина.

Но сейчас режим движется в сторону тоталитарного, потому что, как сказал Владимир Владимирович, как у России нет границ, так и режим начал осознавать, что нет предела его компетенции. Он начинает распространяться, и это понятно, потому что в империи, наверное, по-другому быть и не может, а Россия по-прежнему ощущает себя империей.

Империя России распространялась как территориальная, в отличие, скажем, от Британии или Соединенных Штатов, которые проецировали свою власть экономическими, идеологическими и военными способами, но далеко от своих границ.

Россия же — лесостепная страна без четких границ, поэтому, пока она не дошла до Тихого океана, остановиться она не могла. Двинулась она и в другую сторону на запад, но была остановлена посреди Европы тем, что Черчилль [на самом деле современник Черчилля Джордж Кеннан — ВВС] называл containment (сдерживание).

После перестройки эта граница по Германии разрушилась, Россия потеряла буфер между собой и Западом и сейчас, похоже, мучительно думает, как его восстановить.

Тоталитарные режимы долго не существуют, потому что у них происходит как бы растягивание по периметру, и ресурсов начинает просто не хватать: как сказал Козьма Прутков, «нельзя объять необъятное».

Есть надежда, что правящий режим в России передумает, — а там все-таки есть какая-то часть умных людей, которые хотя бы из инстинкта самосохранения и понимания принципиальной недолговечности тоталитарного режима предотвратят сползание страны в тоталитаризм.

В противном случае он должен будет либо начать войну, либо существовать, как в Северной Корее, в состоянии постоянной обороны и практически военного существования, и постепенно, как только это ослабнет, как это было при Горбачеве, империя начнет разваливаться.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:52)