30.11.2018
Расследование «дела БЕЛТА» завершено. Что о нем важно знать?

Расследование уголовного дела о несанкционированном доступе к информации, больше известное как «дело БЕЛТА», завершилось.

Следствие по согласованию с прокурором удовлетворило ходатайства большинства обвиняемых о прекращении уголовного преследования с привлечением к административной ответственности. Единственной обвиняемой по делу остается главред TUT.BY Марина Золотова.

Редакция TUT.BY считает важным объяснить ситуацию своим читателям.

1. Был ли несанкционированный доступ?

У юристов нет единого мнения по этому вопросу. Впрочем, оно есть у следствия: был. Да, действительно, у семи сотрудников редакции (из 60) зафиксированы заходы в раздел платной подписки БЕЛТА, хотя портал TUT.BY не является подписчиком государственного информационного агентства. Как были получены пароли для доступа к платной подписке — отдельный вопрос.

Например, у кого-то он остался с прошлого места работы, и человек продолжал им пользоваться, не подозревая о том, что это может быть незаконно, ведь его никто не предупреждал, что впредь он не имеет права использовать пароль. В любом случае пароли не были ни подсмотрены, ни украдены, ни взломаны.

2. То есть вы считаете, что ни в чем не виноваты?

Виноваты. Пользоваться платным сервисом без договора нельзя. Мы признали вину (кто-то частично, кто-то полностью) и возместили ущерб БЕЛТА и «СБ. Беларусь сегодня».

В общей сложности сотрудники TUT.BY заплатили по искам более 70 тысяч рублей. Это не считая штрафов и расходов на адвокатов. Подписка за инкриминируемый нам период обошлась бы в сумму около 11,5 тысячи рублей. И, конечно, мы виноваты перед читателями, перед коллегами по TUT.BY, руководством.

3. Но почему вы не подписались на БЕЛТА? Пожалели денег?

Не пожалели. БЕЛТА — государственное информационное агентство, которое публикует в открытом доступе абсолютное большинство своих новостей, практически одновременно с платной подпиской. Условия использования материалов БЕЛТА позволяют бесплатно брать новости, размещенные в открытом доступе с корректной ссылкой на информагентство. Если бы мы посчитали, что для работы нам необходима подписка на БЕЛТА, мы бы, без всяких сомнений, обратились к своему руководству и заключили бы договор.

4. Так «тырили» или нет?

Материалы БЕЛТА выходили на TUT.BY после того, как появлялись в открытом доступе. При этом соблюдались договоренности, в соответствии с которыми републикация новостей БЕЛТА на TUT.BY сопровождается тремя ссылками на другие новости агентства. За период с начала 2017-го по август 2018 года обнаружились лишь две новости, которые были опубликованы на TUT.BY раньше, чем в открытом доступе БЕЛТА. Обе — за 26 апреля 2018 года.

То есть фактически можно сказать так: некоторые сотрудники редакции TUT.BY «читали новости БЕЛТА» по старому или чужому паролю.

5. А совсем без БЕЛТА нельзя?

К сожалению, нет. БЕЛТА, а также другие госСМИ (телеканалы, издательский дом «СБ. Беларусь сегодня») фактически обладают монополией на информацию о деятельности государственных органов. Многие мероприятия с участием представителей власти остаются недоступными для негосударственных медиа, а иногда наши собеседники прямо говорят: «Возьмите с БЕЛТА».

У президента, Совмина, парламента нет твиттера, где бы они могли оперативно информировать общественность о своей деятельности. А, например, сообщения от пресс-службы президента появляются заметно позже, чем выходят заметки на БЕЛТА. Но читатель не должен страдать от того, что нас не пускают на какое-то мероприятие, он должен оперативно получать важную информацию.

6. А как же конституционное право граждан на получение информации?

Хороший вопрос. Действительно, статья 34 Конституции Республики Беларусь гласит, что гражданам «гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды». Не нарушаются ли права граждан в ситуации, когда государственные СМИ фактически обладают монополией на получение информации о деятельности госорганов? Вопрос риторический.

Кстати, депутат Анна Канопацкая даже обратилась в МАРТ с просьбой проверить деятельность государственных СМИ на предмет нарушения ими антимонопольного законодательства. МАРТ ответил, что намерен провести анализ на рынке информации.

Можно также вспомнить статью 13 Основного закона, которая гарантирует «всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности».

7. А что там с Золотовой?

Главного редактора TUT.BY Марину Золотову обвинили в бездействии должностного лица (ч. 2 ст. 425 УК). Согласно обвинению, она должна была обеспечить подписку на БЕЛТА, а также запретить сотрудникам пользоваться паролями. Санкция по этой статье — от штрафа до 5 лет лишения свободы.

Марина признала вину частично: в том, что, узнав о наличии паролей у подчиненных, не воспрепятствовала их использованию. Но она не согласна с тем, что обязана была обеспечить подписку на БЕЛТА: для работы редакции TUT.BY достаточно информации из открытого доступа.

Золотовой отказали в освобождении от уголовной ответственности. Теперь она может знакомиться с материалами дела. Обвинение в несанкционированном доступе к компьютерной информации с нее снято в связи с «несовершением преступления».

8. А что же журналисты из других изданий?

В отношении них также прекращено уголовное преследование. Напомним, всего по делу проходили 15 человек, в том числе 8 сотрудников TUT.BY, главный редактор информационного агентства БелаПАН Ирина Левшина, обозреватель БелаПАН Татьяна Коровенкова, корреспондент Deutsche Welle Павел Быковский и другие коллеги.

9. А почему все это произошло?

Однозначного ответа у нас нет. Да, некоторые из нас действительно пользовались чужими или недействительными паролями. И, конечно, это плохо.

Но соизмерима ли развернувшаяся кампания и уголовное преследование с масштабом нарушения? Только к Марине Золотовой домой пришли 8 человек с двумя видеокамерами. И это не считая понятых. В офисах редакций, дома у журналистов прошли обыски, изъята техника и терабайты информации, включая переписку и документы за многие годы. 8 человек провели несколько суток в ИВС на Окрестина. Почему вопрос несанкционированного доступа нельзя было решить в рамках гражданско-правовых отношений или административного разбирательства?

Поэтому у нас не может не возникнуть мыслей, что «дело БЕЛТА» — это не только дело об использовании чужих паролей.

В начале года президент сменил руководство основных госСМИ, включая телеканалы и БЕЛТА. Изменилась расстановка сил, ответственных за идеологическое направление, в Администрации президента. Центральные СМИ Беларуси нуждаются в переменах, заявил президент, назначая новых руководителей.

Перед госСМИ стоит задача укрепить позиции. Ослабление позиций негосударственных конкурентов этому тоже способствует.

«Дело БЕЛТА» — удобный предлог получить доступ ко всем документам и серверам организации. Что в нужный момент может пригодиться. Например, в разгар очередной избирательной кампании.

Есть и другие версии: от сведения личных счетов до попытки «отжать бизнес».

Узнаем ли мы когда-нибудь истинную причину? Возможно.

10. Что в сухом остатке?

Разное. И неприятное, и, как ни странно, — приятное. Начнем с неприятного. В Беларуси уже давно журналистов поделили на «чэсных» и «нячэсных». Но «чэсныя» и «нячэсныя» общались между собой и даже дружили, кооперировались, помогали друг другу. Бывало разное, конечно: и публичное шельмование, и троллинг, но в целом отношения нельзя было назвать враждебными.

«Дело БЕЛТА» возвело между двумя лагерями каменную стену (тут и «дамы, удобные в быту», и обвинения в воровстве, и публикация прослушки, и видео обыска). Зачем? Кому это надо? Несет ли это какую-то пользу обществу, стране, людям? Нет. Только вред.

И государство, и БЕЛТА должны быть заинтересованы в оперативном распространении информации о деятельности госорганов. После «дела БЕЛТА» к информации агентства многие стали относиться с опаской. Некоторые СМИ и вовсе отказались от цитирования его материалов.

Беларусь снова прогремела на весь мир в связи с преследованием журналистов. С критическими заявлениями и требованием прекратить преследования выступили международные организации, дипломаты, представители ЕС. Поможет ли это стране укрепить свой имидж на международной арене? Да. Только какой? Нужен ли такой имидж Беларуси сейчас, когда мы пытаемся наладить отношения с Западом, когда готовимся принять у себя Европейские игры? Нет.

И о приятном. С 7 августа не было ни одного дня, когда бы мы не думали об уголовном деле. И не было ни одного дня, когда бы нам не выражали поддержку близкие, знакомые и совсем незнакомые люди. И мы безмерно благодарны за эту поддержку. И самое важное — мы стали больше ценить друг друга, мы сплотились.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:15)