30.11.2018
Максим Маханьков, Наша Ніва
Белорусский журналист проехал через всю Украину от Краматорска до Львова

Пять лет назад в Украине начался Евромайдан — массовые митинги за подписание Украиной соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Те события изменили ситуацию не только в Украине, но и во всем регионе. Что изменилось за 5 лет у нашей южной соседки?

Корреспондент «Нашей Нивы» проехал через всю Украину, от Краматорска до Львова, общался с министрами, активистами, военнослужащими, священниками и составил топ-25 наблюдений и впечатлений от сегодняшней Украины.

1. Украинские элиты слабо верят в субъектность Беларуси.

Украине очень важно, чтобы Беларусь была более-менее независимым государством ради безопасности северной границы Украины, но в нашу полную независимость они не верят и воспринимают Беларусь как полноценного сателлита России.

Депутат Верховной Рады Борислав Береза сказал «Нашай Нiве»:

— Если 5 лет назад я мог спокойно поехать в Беларусь, то теперь в Беларусь я не поеду. Беларусь является страной, которую наши спецслужбы признают официально опасной для посещения, несмотря на гарантии официальных лиц Беларуси. Причина очень простая. Я не хочу приехать утром на проспект Машерова, а вечером оказаться в Москве.

2. Беларусь для украинских властей не приоритет.

Совместные экономические проекты осуществляются, но Беларусь не магистральное направление. «Да, мы соседи, да, нам нужно торговать, нам выгодно, чтобы Беларусь была субъектной и самостоятельная. Но не более того, потому что вы в Таможенном союзе, а мы идем в ЕС. Наши пути расходятся», — вот общий смысл.

3. Среди украинских военнослужащих преобладает восприятие Беларуси как потенциального врага, сателлита России.

Украинские солдаты и офицеры не рискуют ездить в Беларусь, в том числе этнические белорусы, оставшиеся в Украине после распада СССР.

4. В 2019 году в Украине пройдут очередные президентские выборы. В Киеве полно политической рекламы в поддержку Юлии Тимошенко.

Основное содержание ее рекламных бордов — гарантирую снизить цену на газ в 2 раза.

У Порошенко меньше рекламы. Ее основная направленность — патриотизм: «Армія, Мова, Віра», «Геть від Москви», «Ми йдемо своєю дорогою» и т.д.

Борды других кандидатов встречается гораздо реже. Есть еще борды с надписью «Президент — слуга народу, незабаром» [незабаром — укр. скоро]. Но пока никто не знает, что это. Реклама ли это нового сезона известного сериала, троллинг или то, что Зеленский пойдет на выборы.

5. Интересно, но в Украине (где люди платят 100% за коммуналку) и в Беларуси (где государство якобы субсидирует коммунальные услуги), тарифы почти одинаковы.

Единственное, что в Украине дороже, это отопление (примерно в 5 раз), но значительная часть населения получает субсидии на оплату отопления.

6. Главным локомотивом украинской экономики становится развивающееся огромными темпами сельское хозяйство.

Если раньше какие-то земли не использовались, зарастали бурьяном, то теперь фермеры жалуются на дефицит земли. Импульсом для развития сельского хозяйства стало открытие Евросоюзом своего рынка для украинской продукции и упрощение правил регистрации фермерских хозяйств.

В 2017 году Украина экспортировала сельскохозяйственной продукции на 18 млрд долларов. По сравнению с 2016 годом — рост 16,3%. (Для сравнения — Беларусь в 2017-м экспортировала продукции сельского хозяйства на 4,9 млрд. Но в Украине меньше субсидии сельхозпроизводителям и меньше, чем в Беларуси, отношение импорта сельхозпродукции к экспорту.)

В 2018 году сельское хозяйство Украины продолжило рост.

7. Трудовая миграция украинцев — это уже не завтрашний вопрос, а вчерашний. Но украинские власти особой проблемы здесь не видят.

Говорят, что такая же ситуация была и в Польше, когда поляки уезжали на работу в более богатые страны. Но когда Польша поднялась экономически, 80% людей вернулось. И многие из тех, кто вернулся, вернулись с деньгами, технологиями, опытом, связями.

Кроме того, высокая миграция трудовых будет стимулировать экономику к повышению зарплат. А вовлечение людей в европейский рынок рабочей силы будет втягивать их в европейское ментальное пространство. Но проблема с кадрами очень серьезная. Особенно с рабочими профессиями. Найти квалифицированного слесаря или сантехника стало нереально даже в Киеве.

Мигрируют массово рабочие. А «белые воротнички», разного рода менеджеры и программисты почти не уезжают, потому что им и в Украине можно зарабатывать нормально, а жить в Украине очень дешево.

8. Оздоровилась банковская система.

Но для этого пришлось закрыть половину банков.

9. Реформы очень медленно, но все же идут.

Главная проблема для проведения реформ — отсутствие соответствующих кадров. Яркий пример — реформа местных органов власти (децентрализация). Реформа имеет позитивный эффект, в местных бюджетах стало оставаться больше денег. Там, где местные власти продвинутые, они вкладывают средства в дороги, школы, образование и т.д. Но хватает мест, где ситуация иная. Денег в местных бюджетах стало настолько много, что местные власти просто-таки не знают, куда и на что их тратить.

Доходит до того, что они вкладывают эти средства в банк на депозит. Уровень местных руководителей низкий: они никогда раньше такими деньгами не распоряжались и не знают, что с ними делать. В лучшем случае они отремонтируют дорогу, плитку уложат, построят какой-нибудь фонтан. А в soft-skills и человеческий потенциал (систему образования, учреждения культуры, иную нематериальную сферу) почти ничего не вкладывают.

Осуществлению других реформ также мешает кадровый голод.

10. Децентрализация дает реальные результаты уже теперь. Инфраструктура в Украине постепенно становится лучше, причем не только в Киеве, но и в регионах.

Повсюду укладывают тактильную плитку для слепых. Транспорт также приводят к нормальному виду. Ремонтируются дороги. Некоторые из них достигли достойного уровня, например туристическая для белорусов трасса Луцк—Львов.

11. Ментальная и культурная разница между западом и востоком Украины сохраняется, но она существенно сокращается. Восточные украинцы перенимают западноукраинские ценности.

Причина — тяжелая демографическая ситуация на востоке и в центре Украины и относительно стабильная ситуация на западе (где рождаемость выше). Плюс, война, из-за которой значительная часть населения с пророссийской идентичностью оказалась за пределами украинского поля (Крым и часть Донбасса).

12. Это помпезное и монументальное здание из бетона и мрамора — демонстрация абсолютной неэффективности государственных компаний постсоветских стран. В здании раньше находилось государственное украинское телевидение.

Помпезный мрамор и ковры, тяжелые портьеры, которые могут и убить, если вдруг упадут, горы старой и громоздкой телевизионной техники… В национальной государственной телекомпании Украины работало 7000 человек.

И эти 7000 человек высасывали бюджетные средства и производили единственный и сверхскучный телеканал (УТ-1). В эту структуру еще входили и мелкие региональные телестудии. 7000 человек, целая армия, выпускали всего один телеканал, который даже не входил в первую десятку украинских рейтингов! Какие бюджеты здесь пилились!

Теперь вместо государственной телекомпании пытаются создать общественное телевидение, как в Европе. Людей сократили. Огромные площади сдают в аренду. Телеканал улучшил контент, но испытывает проблемы с финансированием и по-прежнему плетется в конце телерейтингов. С богатыми частными СМИ, которые имеют огромные бюджеты, тягаться ему сложно.

13. Украинских граждан и политиков не смущает, что ЕС не готов даже обсуждать членство Украины в ЕС. При этом есть понимание того, что Украина проводит реформы для себя, а не для западных партнеров.

В беседе с «Нашай Нiвай» вице-премьер по вопросам европейской интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе выразила уверенность, что ЕС решит свои проблемы, и через какое-то время снова готов будет принимать новых членов, в том числе Украину, если та будет соответствовать критериям ЕС.

14. Во всей Украине строят так называемые ЦНАПы (Центр надання адміністративних послуг). Аналог нашего «одного окна», но там все делается за европейские деньги и по европейским стандартам и требованиям.

Иногда можно наблюдать парадоксальную ситуацию. Строят суперсовременный ЦНАП, там есть шрифт Брайля, тактильная плитка для слепых, специальные туалеты для колясочников и т.д., хотя вокруг этого ЦНАПа никакой безбарьерной среды нет, и никакой инвалид на коляске туда и не заедет. Из-за того, что ЦНАПы проектируются европейцами, а украинские реалии немного другие, происходит пустая трата денег в некоторых случаях. Но сами ЦНАПы существенно улучшили качество государственных услуг.

15. В Краматорск и Славянск вкладываются немалые средства. Из них пытаются сделать витрину Донбасса. Дороги там лучше, чем в Киеве, курсирует новый современный транспорт, никаких разбитых украинских маршруток там не увидишь.

Эти города в плане благоустройства уж точно не хуже Речицы или Светлогорска. Но депрессивность все же ощущается. Многие заводы закрылись ввиду разрыва экономических связей и из-за того, что значительное число владельцев тех заводов — россияне.

На переднем плане — разрушенный во время боевых действий корпус больницы под Славянском. За ним — новые отстроенные корпуса больницы.

16. Пророссийски настроенных жителей, так называемых «ватников», в Краматорске более чем достаточно. И они не боятся высказывать свое мнение.

Распознать «ватника» довольно просто. У них висят спутниковые антенны и они смотрят российские каналы. Спутниковые антенны установлены примерно в 30% квартир.

17. По сравнению с 2014 годом существенно улучшилось обеспечение украинской армии.

Если раньше даже берцы бойцам покупали волонтеры, то сейчас у солдат самая современная амуниция и пайки. Единственное, чем массово продолжают заниматься волонтеры, — они плетут маскировочную сетку.

18. Одна из волонтерских организаций, где пенсионерки плетут маскировочные сетки — «Краматорские пчелки».

Волонтеры работают там не потому, что украинской армии сеток не хватает. Просто для этих донбасских бабушек такое занятие — отличная возможность прийти, пообщаться с подругами и одногодками, этакое классное коммьюнити для проукраинских активистов.

Вместо того, чтобы сидеть дома и смотреть телевизор, 60—80-летние женщины приходят, общаются и чувствуют, что в состоянии оказывать помощь. Поэтому эти сетки скорее не для военных, а для тех самых пенсионеров. Но военные их тоже высоко ценят. Фабричные сетки хуже ручных, поскольку они имеют типовой маскировочный рисунок и системы распознают их быстрее, чем сетку, сплетенную вручную, с уникальным рисунком.

19. В Краматорске много переселенцев с оккупированных территорий.

Аренда квартиры там сейчас стоит почти как в Киеве.

20. Необычное для белорусского глаза: в Краматорске и других городах Донбасса обитает какое-то немыслимое количество птиц и зверей!

Можно даже в городе встретить фазана или зайца, которые тебя не боятся, даже если подойдешь близко. Во-первых, Донбасс — это сплошные города, лесов почти нет. Во-вторых, диких животных стало больше, так как из-за войны на контролируемой Украиной территории Донбасса запретили охоту. Природа возвращает свои позиции.

21. Прошедшие Донбасс младшие и средние украинские офицеры имеют чрезвычайно высокую мотивацию и выражают готовность вернуть оккупированные территории.

22. Наркотики в Украине продают массово через телеграмм. Прямо пишут на стене в центре города название телеграмм-канала и название наркотика.

В какой-то степени это показатель надежности телеграма и приватной защищенности, если им пользуются даже наркодилеры и другие преступники. Правда, в Украине сим-карты продают без паспортов, поэтому и выследить никого не могут.

Реклама наркотиков прямо в центре Львова. Такое встречается и в других городах Украины.

23. Киев за последние годы стал перенаселенным городом. Формально в Киеве проживает 2,8 млн человек, но реальные цифры выше.

Видно, что людей там в несколько раз больше, чем в Минске. Учет населения в Киеве нормально не ведется, и никто точно не знает, сколько там жителей. Там немало таких районов, на фоне которых Каменная Горка в Минске — лишь квартал с довольно свободной застройкой. В Киеве есть районы, где рядами стоят 40-этажные дома, плотность населения там космическая, во дворы даже не попадает солнце.

Одна из причин перенаселенности — в Киеве очень дешевые квартиры.

В спальном районе можно спокойно купить за 15 тысяч долларов новую однокомнатную квартиру.

24. В Украине за последние годы возник настоящий культ кофе. Кофе просто-таки повсюду, на каждом шагу. Причем очень дешевый, качественный и вкусный.

Порцию ароматного натурального кофе можно купить в кафе примерно за 1,2 рубля. Кофейни — на каждом шагу в каждом городе, а во многих местах — фургончики, где разливают кофе (там он еще дешевле). Конкуренция на кофейном рынке сумасшедшая, поэтому и цены на кофе значительно ниже, чем в Беларуси.

Для украинцев пить кофе в кафе стало обычным времяпрепровождением, независимо от уровня доходов.

25. Приятно удивляет в любом среднем и крупном украинском городе большое число культурных, общественных и образовательных мероприятий, какого даже в Минске нет.

Пока в минском Дворце искусств продают мед, шубы и ковры, а культурные и образовательные мероприятия в обязательном порядке согласовываются «идеологами», в Украине, в условиях свободы, различные инициативы да и самые обычные граждане стремятся организовать событийные мероприятия на самые широкие темы: от раздельного сбора отходов до украинского модерна в изобразительном искусстве. Большинство таких событий — бесплатные.

Украинские активисты и неравнодушные граждане не боятся, что руководителю арт-площадки позвонит какой-нибудь чиновник из райисполкома. Нет там и тех «гастрольных удостоверений», которые страшно тормозят развитие нашей культуры. И вот что они имеют в результате:

Вот такие неоднозначные наблюдения сложились у корреспондента «Нашай Нiвы», после того как он проехал из Киева в Краматорск, а оттуда — во Львов.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.3 (оценок:597)