06.11.2018
Ольга Мусафирова, Новая газета
«В оригинале Освенцима не было!»

Из компьютерной инди-«стрелялки» про лагерь смерти сделали политическую провокацию и ссорят Польшу с Украиной. Интервью с автором игры.

Кадр из трейлера игры. Уже удален / Youtube

Польский институт национальной памяти обратился в окружную прокуратуру Варшавы с заявлением о возможном совершении нескольких тяжких преступлений. Первое, согласно соответствующей статье УК Польши, касалось оскорбления народа или государства польского. Второе было связано с пропагандой фашизма и с публичными призывами к ненависти по национальному признаку.

Третье несло признаки оскорбления группы населения из-за ее национальной или этнической принадлежности. В прокуратуре сообщили, что следствие пока пребывает на этапе сбора доказательств.

Но популярная газета Rzeczpospolita заголовком своего материала уже фактически указала на преступников: «Хотят заработать на трагедии в Аушвице — украинская компьютерная игра под лупой прокуратуры». Такого сигнала как будто ждали сайты, называющие себя «антифашистскими», то есть, славящие «русскую весну» в Крыму и на Донбассе. Подхватили тему, предали в очередной раз анафеме «киевскую хунту» и бросились углублять ров, возникший между польским и украинским институтами памяти на поле исторических обид и конфликтов. Хотя ведь нет дыма без огня?

24 августа, как раз в день независимости Украины (так совпало), журналист Войцех Выбрановски из еженедельника Do Rzeczy написал в твиттере о том, что обнаружил в Сети тизер новой компьютерной «стрелялки», которую готовит к выпуску некая украинская компания Alien Games.

Место, где разворачивается действие игры с названием The Cost of Freedom («Цена свободы»), — концлагерь Аушвиц. Арка с роковой надписью мелькает в кадре, видны знакомые по хронике железнодорожные пути, вышки охраны…

Игроки могут, по желанию, перевоплощаться в нацистов, которые расстреливают заключенных и отправляют в газовые камеры, либо в узников, пытающихся завладеть оружием своих палачей, перебить их и вырваться за колючую проволоку.

Исход заранее не предрешен, все зависит от умений будущих «эсэсовцев» и «пленных».

За кадром, для большей реалистичности, звучат не только автоматные очереди, лай собак и душераздирающие крики, но и шовинистские реплики, а сам Аушвиц именуется «польским лагерем смерти».

Выбрановски сделал ремарку: точность найденной информации вызывает у него сомнения.

Скриншот из «домонтированного» ролика об игре в лагерь смерти / Youtube

На YouTube стали возникать очередные выпуски анонсов, все жестче и жестче — например, сцена сожжения узников в газовой камере.

Их вывешивали в Сеть пользователи с учетными записями, появившимися буквально накануне. В обсуждениях соперничали два направления: кто виновен в Холокосте и антисемитизм во всей его мерзости. Чисто игровые компьютерные страсти предсказуемо ушли с радаров.

Важный момент: озвучка видео, созданного якобы украинским разработчиком, была на польском языке…

С помощью поисковых систем Выбрановски «вычислил» автора «Цены свободы». Оказалось, указанная в анонсе компания существовала в лице одного человека. «Гугл» указал на 34-летнего одессита Дмитрия Дыбина.

«…196 работ в портфолио, основная специализация — видео. К вашим услугам — инфографика, 3D-графика, монтаж, дизайн полиграфии. Опыт работы на рынке России более десяти лет», — значилось в резюме, которое Дмитрий когда-то в поисках заказов разместил на одном из российских специализированных ресурсов.

Именно этот момент стал определяющим в рассуждениях польского журналиста.

«Похоже на грубую российскую провокацию, которая подготовлена с использованием человека, который, по крайней мере, с 2012 года сотрудничает с российской компанией Studcinemafest Moscow», — заключил журналист.

Гибридная война приучила реагировать на подобные детали…

В тот же день депутат Сейма Юзеф Бринкус из праворадикального движения Kukiz’15 (возглавляет панк-рок музыкант Павел Кукиз) потребовал от властей обращения к официальному Киеву из-за «неправдивых формулировок в отношении поляков» в нашумевшем уже трейлере компьютерной игры.

Найти Дмитрия Дыбина в фейсбуке и потом созвониться с ним оказалось просто. От журналистов Дыбин не прятался, напротив, старался максимально подробно объяснить, что произошло.

«Провокатор делает монтаж и использует наши кадры для разжигания вражды»

Дмитрий Дыбин, фото из личного архива / Facebook

— Если на YouTubе задать название игры The Cost of Freedom game, вас сразу выведет на канал польского пользователя с ником Pierro Coccо (итальянский киноактер первой половины ХХ века, — О. М.) Так получилось, что чаще смотрят не мои ролики c соответственной фирменной пометкой, а его, намеренно искаженные. Не наше видео, не наша озвучка, зато постоянно упоминается наша компания как производитель игры.

Перемонтированный ролик с наложенной музыкой и субтитрами, который автор игры считает злонамеренной провокацией

В оригинальных работах — тизере, трейлере — нет ни Освенцима, ни фашистов, ни других визуальных ассоциаций с тем временем, кроме, так сказать, соревновательного момента.

В шутере соперников неизбежно убивают.

И еще. В современной игре Battlefield-5, которая выходит на рынок, вообще предлагается играть за нацистов с нацистской символикой и убивать англичан…

Всегда было возможно играть за маньяков, убивать мирных жителей.

До сих пор, если возникали возмущения, то в рамках конкретной «стрелялки» и этических рамок дозволенного. Здесь же подняли политическую бучу…

Окружная прокуратура Варшавы должна была бы направить свои усилия на поиск этого провокатора, Pierro Cocco, а не фактически подыгрывать ему.

Если рассуждать на таком уровне, то придем к выводу — убивать в компьютерных играх должно быть запрещено. Потому что вроде ставится знак равенства между человеком и персонажем!

Но в течение десятилетий в Counter-Strike игроки выбирают, за кого им быть. Внимание! За террористов или за полицейских. Причем у террористов есть возможность закладывать бомбы, взрывать их, захватывать заложников. Абсолютное доминирование тезиса «выступать на стороне зла», правда?

Пусть в Польше мою оригинальную игру запретят, если на то пошло. Но я против клеветы, против того, чтобы порочили мою репутацию и приписывали политический заказ.

— СБУ еще не проявила интерес к истории, что приобретает черты международного скандала?

— Нет, ничего не было. Обратятся — скажу то же, что и вам.

Если запретят продвигать дальше «Цену свободы», я просто перестану ее делать.

— А что, у нас существует официальный механизм запрета компьютерных игр?

— Есть площадки, которые сами решают, стоит выкладывать новинку или нет. Рынок решает.

— То есть, законодательно момент не закреплен?

— Нет. Хотя, думаю, механизмы, чтобы нажать и сделать разработчику больно, у государства в руках. И я сразу предупреждаю, что предпочту не издавать игру или представить ее совершенно в другом ракурсе. Но собственной вины, мол, кого-то оскорбил «стрелялкой», не вижу. Снова повторю: «Цену свободы» сознательно превратили в повод для провокации.

P.S.

Я, как обещала, посмотрела оригинальные тизер и трейлер игры. Никаких реплик, тем более антипольских, не обнаружила, только вокализ под музыку.

Фигурки в полосатой одежде узников и униформа фигурок, изображающих лагерную охрану, конечно, вызывают определенные ассоциации.

Но к делу, тем более уголовному, их не пришьешь.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1 (оценок:4)